2
Credit Line ©

«Национальная буржуазия»: представления в общественном сознании

ПРЕАМБУЛА

Стратегия инновационного развития и модернизации, провозглашенная Президентом РФ Д.А. Медведевым в статье «Россия, вперед!» и в Послании Федеральному собранию 2009 г., не может быть реализована без активных усилий тех социальных групп российского общества, которые напрямую заинтересованы в переводе отечественной экономики на инновационные рельсы и являются носителями модернизаторской идеологии.

Между тем, как говорится в политическом докладе, представленном 23 июня 2010 года на заседании либерального клуба партии «Единая Россия», сегодня политика комплексной модернизации страны находится в опасности. Эта опасность состоит, как раз, в нехватке социальной поддержки — поскольку надежды, возлагавшиеся в этом смысле на средний класс как авангард модернизации, были напрасны: по одной версии, российский «средний класс» оказался коррумпирован стратегией потребления и социально пассивен , согласно иной точке зрения, среднего класса в нашей стране и вовсе не существует.

При этом социологические исследования, раскрывающие особенности современного российского общества, свидетельствуют, что сегодня в стране уже формируются группы населения, основывающие свою социальную практику не на патерналистских и коллективистских, а на индивидуалистических ценностях и рациональном выборе — по существу, это «новая Россия». Отличительной особенностью ее представителей является то, что они перестают перекладывать ответственность за свое благополучие на государство, а все свои надежды связывают с собственной инициативой, личной устремленностью на изменение своего социального положения.

Важно, что эти люди уже сейчас связывают перспективы своего социального и экономического благополучия именно с инновационным развитием российского экономического потенциала, с реализацией масштабного модернизационного проекта — тем самым не отделяя собственную судьбу от судьбы России.

По нашему мнению, именно данный социальный слой может выступить в качестве локомотива социально-экономического развития. Кристаллизация его ядра и формирование на этой основе общественной силы, ее активное включение в политические и социальные процессы — путь к решению исторической задачи, связанной с модернизацией страны. По сути, речь идет о становлении национально ориентированного ведущего слоя российского общества, о необходимости которого еще несколько лет назад заявлял заместитель главы Администрации Президента РФ В.Ю. Сурков.

Согласно имеющимся данным , «очаги» нового прогрессивного социального слоя зарождаются внутри предпринимательства, управленческой бюрократии, а также среди лидеров общественного мнения в общественно-политических структурах. В целом же данный слой формируется из представителей экономически самостоятельных, образованных когорт преимущественно городского населения, являющихся носителями типично буржуазных ценностей и при этом связывающих свои интересы с интересами России. С учетом этого, данному социальному слою можно присвоить условное наименование «российская национальная буржуазия».

ОБ ИССЛЕДОВАНИИ

Для изучения феномена современной национальной буржуазии в России, Национальным институтом развития современной идеологии (НИРСИ) осуществляется исследовательский проект «Российская «национальная буржуазия» как новый социальный слой: представления в общественном сознании».

В настоящее время завершен первый этап проекта, проходивший с октября 2010 г. по конец января 2011 г. Целью данного этапа стало выявление основных характеристик и социальных функций слоя «национальной буржуазии» в современной России, а также его потенциальной роли в развитии страны. Исследовательский интерес заключался в поиске ответа на вопрос: «Какова нынешняя позиция слоя национальной буржуазии в нашей стране, и выполнение каких социальных задач она могла бы проводить с пользой для российского общества?». Отдельное внимание было уделено проблемам, препятствующим формированию в современной России слоя национально ориентированной буржуазии, в связи с тем, что одной из целей настоящего исследовательского проекта является анализ потенциальных способов содействия процессу комплексного оформления такого социально эффективного слоя.

Основные задачи, решавшиеся в ходе первого этапа проекта:

  • определение отношения респондентов к понятиям «буржуазия» и «национальная буржуазия»;
  • изучение представлений респондентов о наличии в современной России слоя «национальной буржуазии»;
  • выявление представлений респондентов о сущностных признаках, составе и структуре данного социального слоя, его интересах и ценностях, возможной социальной роли;
  • выявление представлений респондентов о взаимосвязи наличия в российском обществе сформировавшегося социального слоя «национальной буржуазии» с перспективами социально-экономического развития страны.

Для решения этих задач было проведено исследование методом неформализованных личных интервью. Интервью проводились с респондентами следующих социально-профессиональных групп:

  • «Власть» — российские чиновники и политики, представители исполнительной или законодательной власти федерального и регионального уровня;
  • «Бизнес» — владельцы и топ-менеджеры компаний, относящихся к среднему бизнесу и работающих как в сфере материального производства, так и в непроизводственном секторе российской экономики, а также владельцы компаний малого бизнеса, работающих в непроизводственной сфере;
  • «Эксперты» — отечественные ученые, работающие в сфере общественных наук, журналисты, специализирующиеся на общественно-политической и экономической тематике, политологи-практики.

Всего в данной серии было проведено 39 интервью.

Анализ полученных данных и выводы по его результатам представлены в настоящем отчете.

«БУРЖУАЗИЯ» И «НАЦИОНАЛЬНАЯ БУРЖУАЗИЯ»: ПОНЯТИЯ И ЯВЛЕНИЯ

ЧТО ТАКОЕ «БУРЖУАЗИЯ»?

Прежде всего, необходимо выяснить отношение респондентов к самим понятиям «буржуазия» и «национальная буржуазия», а также проанализировать, как понимаются явления, маркируемые данными терминами.
Что касается более широкого определения «буржуазия», то по отношению к нему среди респондентов преобладали два подхода.

Первый из них представлен, в свою очередь, в двух вариантах. В одном случае интервьюируемые были склонны описывать представителей буржуазии в таких терминах, как «горожане», «граждане», «бюргеры», делая при этом акцент на их экономической самостоятельности, владении собственностью, инициативности и активном участии в общественной жизни. Также неоднократно упоминалось сугубо европейское происхождение как самого явления (буржуазии), так и обозначающего его слова.

«Буржуа действительно означает не капиталиста, это городской житель, независимый городской житель, который работает сам на себя…». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Ну, это бюргеры, это горожане. Их не надо уж так особо выделять. Бюргер, горожанин, буржуа — это одно и то же». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Буржуа — это такой европейский вариант. Потому что там люди жили больше в городах, а у нас больше аграрного было… Буржуазия — это когда человек уже имеет большие деньги, куда-то вкладывает, где-то развивается. Больше живет общественной жизнью». (Владелец малого бизнеса, группа «Бизнес»)

«Слово по-французски что значит? Это люди, жители городов, условно говоря. Ну, бюргеры — то же самое, они же. (…) Это на самом деле все граждане, просто у некоторых из них есть достаточно желания, мозгов, инициативы, и они занимаются неким своим делом, и развивают таким образом страну». (Депутат, группа «Власть»)

«…Термин буржуазия — это вообще, в принципе, изначально происходило от собственника городского, от слова «бург», город». (Депутат, группа «Власть»)

Подобное понимание феномена буржуазии продемонстрировало около 1/5 части опрошенных. Интересно, что сторонники такой трактовки данного понятия имелись во всех трех группах респондентов («Власть», «Бизнес», «Эксперты»), распределившись по ним примерно в равных долях.

К данному пониманию буржуазии примыкает и близкая, но слегка отличающаяся трактовка, распространенная только среди респондентов из группы «Эксперты», преимущественно — среди ученых. Как и в приведенном выше описании, эти респонденты делали акцент на экономической самостоятельности, активности и субъектности класса/слоя буржуазии. Отличие же заключалось в отсутствии привязки понятия буржуа к сугубо городской среде, а термина «буржуазия» — к европейским реалиям.

«Это некий предпринимательский класс, люди, которые живут собственным умом, своими доходами. И, соответственно, они работают над приумножением собственно капитала — это решающая часть деятельности буржуа». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Буржуа — значит человек из низов, поднявшийся благодаря бизнесу и своим личным устремлениям, не имеющий родовых каких-то и других социальных лифтов наверх». (Ученый, группа «Эксперты»)

Количество сторонников первого и второго варианта данного подхода суммарно превышает четвертую часть всех опрошенных.

Другой распространенный подход к пониманию буржуазии во многом восходит к позициям марксизма. Сторонниками такого подхода буржуазия понималась, в первую очередь, как господствующий класс в «классическом капиталистическом обществе».

«[Буржуа — это] человек, который располагает средствами производства, определенным капиталом и который использует для себя рабочую силу, которую он покупает на рынке труда для получения прибыли, чтобы создать что-то, продать и получить надбавку». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Речь идет о людях, которые владеют средствами производства или собственностью коммерческого назначения». (Журналист, группа «Эксперты»)

Подобным образом буржуазию были склонны описывать также более четверти всех опрошенных. Однако следует отметить, что подавляющее большинство из них придерживались мнения, что данное понятие относится к реалиям XIX — начала XX века, а потому является устаревшим. По их мнению, современное общество невозможно описать категориями марксистской классовой теории в силу иного его устройства. В связи с этим, ими отрицалось само наличие в современных обществах такого класса или слоя, который мог бы соответствовать термину «буржуазия».

«Это же был 19 век, там все-таки другая ситуация…». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Понятие «буржуазия» вообще больше из 19 века…». (Депутат, группа «Власть»)

«Мне кажется, термин устарел в этом плане». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Термин «буржуазия» — он применялся в классовой теории, это такое выражение в марксистской классовой теории, и там были такие классы определены как буржуазия, пролетариат. И в терминах классовой теории, да, действительно, можно выделять такой класс, достаточно четко он там определяется… Более правильным, наверное, будет уже понимание того, что есть некие теории, в пределах которых существуют те или иные определения». (Депутат, группа «Власть»)

«Мне кажется, что сейчас ситуация принципиально другая. Нет классического капиталистического общества или такого буржуазного общества в том виде, в каком оно было в конце 19-го — начале 20-го века. (…) Я вообще считаю, что в России давно уже нет никакого классового общества. Если взять это определение у Маркса, оно никак не ложится на современную жизнь, и действительность, и общество». (Депутат, группа «Власть»)

В крайних случаях понятие «буржуазия» и вовсе вызывало неприятие и негативную реакцию респондентов, что явно или неявно объяснялось именно принадлежностью этого понятия к классовой парадигме.

«Это такой марксистский лозунг… Поэтому я бы вообще этого термина избегал». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Буржуй с плохой точки зрения — это последняя сволочь…». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Представляется интересным тот факт, что среди респондентов, продемонстрировавших понимание термина «буржуазия» исключительно в рамках классовой теории, только один опрошенный являлся бизнесменом — все остальные представляли группы «Власть» или «Эксперты».

Какой же подход к пониманию буржуазии наиболее распространен среди опрошенных бизнесменов? Парадокс в том, что среди них наиболее распространено скорее «непонимание»: самой типичной реакцией на термин «буржуазия» у респондентов из группы «Бизнес» было затруднение в его определении и уход от ответа — половина из них так и не дала свое определение этого понятия.

Те из опрошенных предпринимателей, кто все-таки высказался на тему феномена буржуазии, примерно поровну разделились между двумя трактовками: одна часть поддержала описанный выше подход к буржуа как к экономически самостоятельным и общественно активным горожанам, другая же выдвинула свою, уникальную и достаточно показательную трактовку.

«Те собственники, которые управляют своими объектами владения, то есть занимаются бизнесом, для меня это буржуазия». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Здесь важен акцент на то, что буржуа не только должен владеть собственностью, но и управлять ей. Трое из двенадцати предпринимателей, принявших участие в опросе, а также один респондент, представлявший группу «Эксперты», указали на важность совмещения собственника и управляющего собственностью в одном лице. Только такие собственники, по их мнению, могут быть названы буржуазией.

«Буржуазией надо называть именно тех собственников, которые являются, повторяю, самостоятельными распорядителями своей собственности. Если вы как бы владелец кафе официальный, но реальным его владельцем является мэр поселка, то какая же вы к черту буржуазия?» (Журналист, группа «Эксперты»)

Кроме описанных выше подходов к пониманию феномена буржуазии, следует рассмотреть еще три мнения. Несмотря на то, что их придерживались всего по 1-2 опрошенных, эти мнения представляют особый интерес, поскольку, во-первых, все они противоречат друг другу, а, во-вторых, каждое принадлежит представителям одной из трех групп респондентов.

Так, только респонденты, входившие в группу «Власть», выразили мнение о том, что буржуазия представляет собой слой состоятельных иждивенцев-рантье, основными характеристиками которых являются обладание определенным объемом капитала и стремление к некоторым (предполагается — высоким) стандартам уровня жизни.

«Буржуазия — предполагается, что она ничего не делает, живет на ренту». (Депутат, группа «Власть»)

«В моем понимании, критерий [отнесения к буржуазии] — это человек обладает определенной суммой и хочет иметь определенное качество жизни». (Чиновник, группа «Власть»)

В свою очередь, респонденты-предприниматели высказали мнение, что к буржуазии следует отнести малый и средний бизнес (в основном – непроизводственного сектора), а сами буржуа — это те, кто является двигателем прогресса, «зарабатывая деньги» и при этом не относясь к интеллигенции или крупному финансовому капиталу.

«…Буржуазия она бы складывалась из тех людей, у кого малый бизнес нормально развит… Малый бизнес в каком смысле? Чтобы люди могли иметь магазинчики, салончики, ресторанчики, и, чтоб это все было усыпано кругом…». (Владелец малого бизнеса, группа «Бизнес»)

«Это не интеллигенция… Это даже не… сосредоточение финансовых товарищей, которые на сегодняшний момент просто-напросто управляют таким количеством денег, а буржуазия — это те, кто эти деньги зарабатывают. И она именно двигатель прогресса, в этом понятии». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Наконец, только в группе «Эксперты» было высказано мнение, что настоящая буржуазия — это крупный капитал, олигархи и руководители госкорпораций, это «политический класс», способный защитить свою собственность, в отличие от всех остальных представителей бизнеса, по сути — пролетариев.

«Я не считаю средний класс, малый и средний бизнес буржуазией, я считаю буржуазией только крупный класс, политический класс. (…) Буржуазией является та же олигархия и те же руководители государственных компаний. Члены советов директоров и так далее — вот это буржуазия, потому что малый и даже средний бизнес, а у нас средним бизнесом считаются, насколько я понимаю, даже владельцы сетей торговых, которых можно было бы и к крупным отнести, но они считаются средним бизнесом… Правильно считаются средним бизнесом, правильно не считаются буржуазией, потому что у них в любой момент можно все отнять, они ничего не смогут сделать. Это не буржуазия. Тот, у кого можно в любой момент все отнять, это пролетариат». (Журналист, группа «Эксперты»

На наш взгляд, соотношение этих трех мнений достаточно показательно: «власть» высказала отношение к буржуа как к богатым бездельникам-рантье; «бизнес» утверждает, что, напротив, только буржуазия и является прогрессивным классом, только она и способна самостоятельно зарабатывать деньги, в отличие от «олигархов»; «эксперт» же, критически оценивая современные отечественные реалии, считает, что только лишь крупный капитал, по сути сросшийся с государством и представляющий собой «политический класс», может называться буржуазией, весь прочий отечественный бизнес — не более, чем пролетариат.

Резюме

  1. По отношению к феномену буржуазии среди респондентов можно выделить два основных подхода. По сути, первый из них описывает буржуазию скорее не как социальный класс, страту, или слой, а как определенный образ жизни, образ мыслей (ментальность), и связанный с ними стиль поведения (независимость, экономическая самостоятельность, активность, инициативность, предприимчивость, стремление к приумножению капитала и интерес к общественной жизни).
  2. Второй подход, так или иначе определяемый тем, что подавляющее большинство респондентов получило образование в советские годы, описывает буржуазию в терминах марксистской классовой теории как класс, владеющий средствами производства и капиталом, эксплуатирующий наемный труд и стремящийся к получению прибавочной стоимости. В таком виде эта буржуазия сегодня, по мнению многих респондентов, уже не встречается, а значит и термин устарел. Причем, зачастую, этот термин, в привязке к классовой теории и вместе с ней, вызывает у респондентов отторжение.
  3. Также выяснилось, что предприниматели затрудняются дать определение буржуазии. На счет причин этого могут быть выдвинуты два предположения: первое заключается в практическом складе ума бизнесменов и отсутствии у них склонности к теоретизированию, а второе (возможно, связанное с первым) — в том, что предприниматели зачастую не считают себя буржуазией, а возможно и вообще не осознают себя частью какой бы то ни было социальной общности.
  4. Следующий важный момент заключается в наличии трактовки буржуа обязательно как собственника и управляющего собственностью в одном лице, тогда как все другие варианты (только собственник или только управляющий), по мнению респондентов, буржуазией не являются. Вместе с приводимыми примерами формального владения бизнесом, находящимся в фактическом управлении у муниципальной или региональной власти, это демонстрирует практику срастания отечественного бизнеса и власти, зависимость первого и коррумпированность второй, а также может говорить об озабоченности респондентов такой ситуацией.
  5. Наконец, наличие трех взаимоисключающих мнений о том, что такое буржуазия, среди трех групп респондентов, представляющих власть, бизнес и экспертное сообщество, может говорить об отсутствии взаимопонимания между этими тремя субъектами и, кроме того, более выпукло демонстрирует некоторые аспекты взаимоотношений бизнеса и власти в нашей стране.

ЧТО ТАКОЕ «НАЦИОНАЛЬНАЯ БУРЖУАЗИЯ»?

В отличие от оценок родового понятия «буржуазия», в восприятии респондентами видового понятия «национальная буржуазия» выявилось преобладание одного, определенного подхода, представленного двумя группами мнений.

В первом случае респонденты были склонны воспринимать «национальную буржуазия» исключительно позитивно. Прежде всего, по их мнению, этот социальный слой или класс играет положительную роль в социальном и экономическом развитии страны.

«По моему мнению, «национальная буржуазия» — достаточно многочисленный слой собственников (крупных, средних, мелких и мельчайших), ориентированный в первую очередь на развитие бизнеса в своей стране и свое собственное будущее существование в своей же собственной стране. Заинтересованный в росте экономики и одновременно являющийся ее основой». (Чиновник, группа «Власть»)

«Это тот класс, который формирует национальное сознание. Это тот класс, который является стимулом для развития остального населения. Это те, кто, собственно, является основой государственного устройства. Они платят налоги, за счет которых государство содержит социально незащищенные группы. Это те, кто формируют рынок, а, следовательно, дают рабочие места, зарплаты». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Это активный бизнес, который помимо своих прямых обязанностей пытается воздействовать на правила игры на рынке цивилизованным способом». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Понятие «национальная буржуазия», видимо, предполагает, что данная буржуазия должна быть ориентировано на то, что наше государство под названием Россия в той конкуренции государств, которая имеет место сегодня, стремилось бы к тому, чтоб наше государство занимало все более высокие позиции». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Национальный буржуй — это человек, который связал, во-первых, свой бизнес со своей страной; который проявляет качества нормального хозяина в своей стране, не допускает хищнического растаскивания собственности, всего остального. И что важно — он заботится о приумножении этого богатства, не своего собственного где-то в кармане или за границей, а именно здесь. В том числе и с точки зрения создания нормальных условий жизни и социальных условий для тех людей, которые на него работают, и это он ставит отнюдь не на последнее место». (Ученый, группа «Эксперты»)

Вторая группа мнений, тесно примыкающая к этой, также описывает национальную буржуазию как национально ориентированное производство, работающее в своей стране и платящее здесь налоги. Отличие от предыдущей группы мнений, пожалуй, в основном заключается в отсутствии акцента на прогрессивную социальную роль этого слоя и несколько более сдержанный тон в описании позитивного вклада национальной буржуазии в развитие экономики своей страны.

«Есть национальные производители, которые заинтересованы в том, чтобы их продукция развивалась. Опять же, государство заинтересовано в том, чтобы национальные производители развивались, потому что они вкладывают здесь, налоги платят». (Депутат, группа «Власть»)

«…Для меня национальная буржуазия — это та буржуазия, которая связывает основной объем своей деятельности именно с этой территорией, то есть с этой страной. (…) Они называют это немножко по-другому, говорят: национальная буржуазия и оффшорная аристократия». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

В целом обе группы мнений представляют собой один подход к восприятию феномена национальной буржуазии. Респондентов, придерживавшихся этого подхода, объединяет оценка национальной буржуазии как прогрессивного социального слоя, во многом служащего основой экономической системы страны, а, по некоторым мнениям, также являющегося авангардом социального развития и опорой государственности. Проявили подобное отношение к феномену национальной буржуазии 15 респондентов из всех трех групп («Власть», «Бизнес» и «Эксперты»), что составляет около 40% от числа всех опрошенных.

Следует также отметить некоторые другие, менее распространенные подходы к оценке феномена национальной буржуазии, выявленные среди респондентов.

Так, несколько неожиданным явилось наличие заметного числа опрошенных, воспринимавших понятие «национальная буржуазия» в качестве этнической характеристики буржуазии/бизнеса. Особенно удивляет тот факт, что трое из пяти респондентов, придерживающихся такого мнения, являются учеными.

«Рискну предположить, что это буржуазия с поправкой на национальные особенности». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«У нас очень трудно говорить о национальной буржуазии, потому что у нас страна-то многонациональная». (Кандидат философских наук, группа «Эксперты»).

«Вообще понятие «национальная», оно как-то сводит… Он что — патриот родины, или по его происхождению?» (Доктор социологических наук, группа «Эксперты»).

При этом некоторые опрошенные заявляли о том, что такой, этнический, контекст нежелателен. Стремясь избежать его, респонденты указали на необходимость перейти от этнического контекста к общенациональному (общероссийскому), иногда предлагая для этого собственные варианты термина, такие как, например, «общероссийская буржуазия».

«Я чувствую, что лучше терминологически — если мы, допустим, ищем какую-то идею — то лучше ее называть общероссийской идеей, а не, скажем, русской, белорусской, или какой-то еще. Это будет точнее. Мне это гораздо больше нравится». (Кандидат философских наук, группа «Эксперты»)

Еще один подход к оценке феномена национальной буржуазии был тесно связан с описанным выше пониманием буржуазии как класса в рамках марксистской классовой теории. Таким пониманием, вероятно, и объясняется суть этого подхода: придерживавшиеся его респонденты были склонны считать, что в современном глобализированном мире национальная привязка буржуазии/бизнеса потеряла актуальность. Следовательно, и такого явления как «национальная буржуазия» уже не существует.

«В тех условиях, когда Маркс про это писал, была совершенно иная экономическая система и реалии… О том, что буржуазия имеет какую-то национальность, я бы так не говорила. Это во всем мире. Глобализация». (Чиновник, группа «Власть»)

«В XXI веке понятие национальной буржуазии архаично, потому что наступила эпоха глобализации». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Сейчас по-моему, во время глобализации, все это… из области устаревшего… Вообще понятие мне кажется устаревшее, национальная буржуазия. Что, у немцев есть национальная буржуазия? Где ему выгодно вкладывать, там он будет вкладывать». (Ученый, группа «Эксперты»).

«»Национальная буржуазия» — это реалии истории прошлого. Фактор национальной буржуазии становился решающим там и тогда, где и когда класс собственников требовал от государства доступа к власти и защиты своих интересов в международной конкуренции. Сегодня сила глобализации превращает любого капиталиста в космополита от бизнеса. Международное разделение труда работает, не признает национальных границ: сырье, технологии, патенты, рабочие руки, рынки сбыта — все обретается там, где и когда это выгодно». (Журналист, группа «Эксперты»)

Наконец, еще одна группа мнений, на которую необходимо обратить внимание, тесно связана с описанной выше трактовкой буржуа обязательно как собственника и управляющего собственностью в одном лице. Некоторые из респондентов, для которых было важно именно такое понимание буржуазии, были склонны считать, что в современных условиях (причем, не только в нашей стране) на передний план выдвигается тот, кто управляет собственностью, а не ее владелец. В связи с чем высказывалось мнение, что сегодня понятие «национальная буржуазия» утратило свою актуальность.

«Вопрос сейчас в мире вообще не в том, кто собственник. Собственников постоянно то риэлторы, то менеджеры, то ремонтники обманывают всячески. Это происходит во всем мире. Акционеры-собственники — их тоже обманывают. Вопрос в том, кто распоряжается собственностью, кто обеспечивает себе зарплату и доходы путем тех или иных манипуляций, действий в производстве. Кризис из-за чего произошел? Потому что собственники утратили контроль за собственностью по всему миру, и контролировать стали менеджеры. А менеджер предельно космополитичен, понимаете?» (Журналист, группа «Эксперты»)

Резюме

  1. По отношению к феномену национальной буржуазии среди респондентов преобладает восприятие ее в качестве слоя/класса собственников, играющего позитивную роль в социально-экономическом развитии страны, служащего основой государственности и локомотивом общественного прогресса .
  2. Часть респондентов понимает данный термин в качестве этнической характеристики буржуазии/бизнеса. Причем некоторые из считающих так респондентов назвали подобный, этнический, контекст нежелательным — в связи с чем попытались уйти от понятия «национальная буржуазия».
  3. Некоторые из респондентов, склонных понимать буржуазию в терминах классовой теории, заявили, что в современном глобализированном мире национальная привязка буржуазии/бизнеса отсутствует, а значит и национальной буржуазии не может существовать.
  4. Ряд опрошенных, для которых важной характеристикой буржуа было одновременно владение и управление собственностью, отметили, что, так как в современных условиях собственностью распоряжаются менеджеры, а не сами буржуа, то понятие «национальная буржуазия» перестает быть применимо.

«НАЦИОНАЛЬНАЯ БУРЖУАЗИЯ» В РОССИИ: ВЗГЛЯД НА СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

БУРЖУАЗИЯ, НО НЕ НАЦИОНАЛЬНАЯ

Из всех респондентов, принявших участие в опросе, никто не признал безусловного наличия в современной России «национальной буржуазии». В основном, мнения опрошенных распределились следующим образом.

Наиболее заметная среди респондентов точка зрения заключалась в том, что буржуазия в нашей стране есть, однако назвать ее национально ориентированной никак нельзя. В подтверждение тому чаще всего говорилось о выводе активов, вывозе капитала за рубеж, а также о том, что сами российские «буржуа» стремятся либо жить за границей, либо, как минимум, отправлять своих детей на обучение в западные вузы. Причем, большинство из респондентов, придерживающихся такой точки зрения, объясняли данное поведение отечественной буржуазии стремлением защитить свою собственность.

«Я думаю, мы еще не имеем национально ориентированную буржуазию, все-таки мы знаем, какие капиталы вывозят сегодня за рубеж, мы знаем, какое сегодня существует количество оффшорных компаний, и этими налоговыми преимуществами в полном масштабе наши национальные буржуа пользуются. И сегодня те иностранные инвестиции, которые мы считаем, что возвращаются к нам, — это по большому счету, те деньги, которые были вывезены и вывозятся сегодня до сих пор за рубеж…». (Чиновник, группа «Власть»)

«[Класс/слой буржуазии] это российские граждане, но у которых собственность либо в оффшоре, либо за рубежом. То есть сама квалификация собственников у них, несомненно, присутствует, но они предпочитают не иметь в типичном понимании собственность — свои виллы, газеты, дома, пароходы. Если мы проанализируем и крупный бизнес — они все в оффшорах, и менее крупный бизнес — все стараются какие-то проекты затевать и свою недвижимость формировать за рубежом. А если мы посмотрим в процентном соотношении — эту собственность, что они имеют здесь и за рубежом, то, конечно, класс собственников сформировался, но он такой вот своеобразный. Это не крупный бизнес — вся торговля, все туристы, это уже, считайте, весь сектор услуг. Есть отдельный товарищи, которые пытаются делать не там, а здесь, но их достаточно жестко потом жизнь треплет, в несколько этапов, и они быстро переходят на другой путь развития. Как пример — большинство нашей элиты обучает детей за рубежом. Гласно-негласно, но все стараются отправить так или иначе, и вовсе это не связано с языком, навыками какими-то или еще чем-то. Это показывает настроение». (Чиновник, группа «Власть»)

«Жить лучше в Швейцарии, а зарабатывать в России — вот принцип, которым пользуется новозарождающаяся буржуазия. Она старается аккумулировать собственность за границей, потому что там работают законы, которые охраняют то, что они уже заработали. А деньги легче всего зарабатывать в России, потому что очень много направлений, много понятных и закономерных уровней взятки и всего остального, и можно здесь решать вопросы». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Они знают, что государство у них может в любой момент все поотнимать, как показывает практика. И это в головах есть. То есть, поэтому всегда есть запасные аэродромы… Есть все эти оффшорные схемы, про которые мы читаем каждый день». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«У основной массы буржуазии, с одной стороны, полное равнодушие к каким-то перспективным вопросам страны, развития страны, поскольку очень сильна ориентация на то, чтобы за ее кордонами подготовить себе базу». (Журналист, группа «Эксперты»)

Близка к описанной выше и точка зрения о том, что национальная буржуазия в нашей стране не сформировалась из-за незащищенности частной собственности, беззакония и бюрократического произвола. Однако респонденты, делавшие акцент на этих причинах, менее, чем предыдущая группа, были склонны говорить о таких следствиях, как вывоз капитала за рубеж отечественной буржуазией. Скорее они акцентировали внимание на несформированности уважения частной собственности в нашем обществе и на общий правовой нигилизм.

«У нас цивилизованного бизнеса почти не существует. Правила вроде одни. А исполняют их все по-разному». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Думаю, что нет [национальной буржуазии]. Потому что понятие собственности не вросло еще корнями в сознание наших людей… Сегодня у вас есть собственность — завтра ее не будет. В силу отсутствия этой стабильности и уверенности в том, чем ты вроде, как ты думаешь, что владеешь, естественно, рождает такой правовой нигилизм по отношению к этому: то, что у вас что-то сегодня есть — ничего не значит. Вот, примерно, поэтому и получается, что сегодня такого трепетного отношения к собственности пока еще нет, хотя, конечно, движение идет, и понятно, что оно в нужном направлении, но требуются года и, может быть, даже десятилетия. Пока такого нет». (Политик, группа «Власть»)

«Что формирует буржуазию? Не просто наличие собственности, а уверенность в том, что это – твоя собственность… Проблема в том, что у нас… порвалась или потерялась эта долговременная мотивация, эта уверенность в завтрашнем дне». (Ученый, группа «Эксперты»).

Вместе респонденты, разделяющие две описанные точки зрения, составляют около половины всех, принявших участие в опросе.

Среди менее распространенных ответов стоит отметить, пожалуй, еще три группы. К первой относятся высказывания, объясняющие отсутствие в нашей стране национальной буржуазии такими причинами, как малочисленность, разобщенность и плохое понимание своих групповых интересов потенциальными представителями данного социального слоя.

«Их слишком мало пока, этих людей, и они не верят друг другу, они не верят государству, они не верят никому. Они  верят только себе». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Вы знаете, они очень бывают такими какими-то аморфными, и они не очень хорошо понимают свои общие интересы. Они понимают свои частные интересы. Частные — очень хорошо, лучше гораздо, чем вот, допустим, гуманитарии какие-нибудь». (Ученый, группа «Эксперты»).

Еще в одну группу объединяются высказывания респондентов, считающих, что национальной буржуазии как социального слоя в России нет по причине того, что не сформулированы национальные интересы, которые этот слой должен защищать, а также отсутствует необходимая идеология, характеризующая наличие общего классового сознания. Какая, например, была у класса буржуазии в дореволюционной России.

«Если брать определение «национальная буржуазия», как у Маркса, то у него было еще определение «компрадорская буржуазия», которые между собой бились — мне кажется, сейчас это не проходит. (…) Что, есть национальные сформулированные интересы, которые бизнес должен защищать?». (Политик, группа «Власть»)

«Понятно, что о классе можно говорить только тогда, когда налицо некоторые, давно уже известные науке признаки, которые в совокупности характеризуют некое общее классовое самосознание. Допустим, если мы говорим о царской России, то, конечно, все эти Морозовы, Рябушинские, они были одного поля ягоды. У них была примерно одинаковая идеология, одинаковое поведение, взгляд на внутреннюю, на внешнюю политику, все это у них совпадало. Вот есть ли это сейчас? На мой взгляд, сейчас этого пока не наблюдается». (Журналист, группа «Эксперты»)

Наконец, как и в случае с понятием «буржуазия», некоторые респонденты были склонны отрицать сам термин «национальная буржуазия» (поскольку он устарел, не работает в современных условиях, «буржуй» — ругательное слово, и т.п.).

«Люди, которых мы здесь называем «национальная буржуазия», не всегда себя таковыми считают….. Определение используется другое». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Сегодня XXI век. Причём тут национальная буржуазия?». (Чиновник, группа «Власть»)

«Да не нужна она. Мы — народ. Нет сегодня этих делений. Всё настолько размыто и смыто… Нет сегодня этого. И вообще, по мне, буржуазия — ругательное слово, так меня учили 30 лет…». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Мне кажется, нет, к этому не вернется никогда. (…) Единственно, куда ты можешь сейчас, ни в купечество, ни в другое сословие, а просто… ты можешь развить больше бизнес». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Национальной буржуазии нет. Есть отечественные бизнесмены». (Журналист, группа «Эксперты»).

Действительно, некоторыми из респондентов, отрицающих возможность использования понятия «буржуазия» и «национальная буржуазия», или по каким-либо причинам считающих эти понятия некорректными, в ходе интервью предлагались собственные варианты наименования социального слоя, о котором они говорили.

«Капиталисты, собственники, предприниматели». (Чиновник, группа «Власть»)

«Они называют себя инвесторы, то есть собственник-инвестор, акционер. (…) Нет, в принципе, это собственники, слой собственников, то есть именно собственники. Для них это отличительный признак, что они не государство, не государевы люди, не наемные, они собственники. (…) Нет, собственники не в отношении личной собственности, а именно собственники активов, собственники того, что работает, того, что приносит деньги. (…) Предприниматель — это еще одно слово, которое они употребляют». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Деловая элита» или «бизнес-элита». (Ученый, группа «Эксперты»).

«Некий предпринимательский класс или страта». (Ученый, группа «Эксперты»).

«Можно назвать это «общероссийская буржуазия» — а почему нет? Я не слышу в этом никакого противоречия. (Ученый, группа «Эксперты»).

Резюме

  1. Ни один из опрошенных не считает, что в современной России уже сформировалась национальная буржуазия как социальный слой или класс.
  2. Среди опрошенных наиболее распространено мнение, что как таковая буржуазия в нашей стране есть, однако назвать ее национально ориентированной нельзя, поскольку у большинства из ее представителей «собственность либо в оффшоре, либо за рубежом». При этом большинство считающих так респондентов видят причину этого не в злонамеренности российских буржуа, а в их стремлении защитить свою собственность от беззакония и бюрократического произвола в России.
  3. Другая точка зрения относит причину несформированности российской национальной буржуазии на счет ее малочисленности, разобщенности и плохого понимания ее потенциальными представителями своих групповых интересов.
  4. Некоторые из опрошенных называют в качестве причины отсутствия данного социального слоя в нашей стране несформулированность национальных интересов России, которые этот слой должен защищать, а также отсутствие необходимой идеологии.
  5. Несмотря на единодушное мнение респондентов о том, что класс/слой национальной буржуазии в нашей стране пока не сформировался, бóльшая часть опрошенных считает возможным, при определенных условиях, возникновение такого социального слоя. Другое дело, что не все респонденты склонны при этом называть этих людей «буржуазией». Некоторые предпочитают оперировать вместо этого понятиями «бизнес», «собственники», «предприниматели». Соответственно, аналогом «национальной буржуазии» для них может быть «российский бизнес», «национальное производство», «отечественные предприниматели», и т.п.

БУДУЩАЯ «НАЦИОНАЛЬНАЯ БУРЖУАЗИЯ»: ШТРИХИ К СОЦИАЛЬНОМУ ПОРТРЕТУ

Поскольку большинство респондентов не отрицало возможности формирования в России «национальной буржуазии» в будущем при соблюдении тех или иных условий, особый интерес представляют мнения опрошенных о наличии в сегодняшнем российском обществе определенных социальных групп, представляющих собой «очаги» зарождения того прогрессивного слоя собственников, который был назван «национальной буржуазией».

Следует при этом оговориться, что далеко не все респонденты высказывались на эту тему в ходе интервью, не говоря уже о том, чтобы обрисовать сколько-нибудь подробный портрет интересующего нас явления. В связи с этим предлагаемое ниже описание «будущей национальной буржуазии» вынужденно носит собирательный характер.

1. Отличительные черты

«Речь идет о весьма обширном слое, внутренне дифференцированном и внутренне разобщенном — люди, которые действительно ощутили себя собственниками». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Люди, чей бизнес прописан на определенной территории. (…) Сущность бизнеса трудно интерпретировать — кто бы что ни говорил, он такой же, как во времена Кольбера, Адама Смита и Карла Маркса». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Важно, буржуазия — это тот, кто и собственник, и распорядитель. (…) Если вы владелец кафе, лесопилки или автосервиса, юридический владелец, но реальным владельцем является зам. главы района — вы не буржуазия в моем понимании». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Не стоит путать капиталистов-собственников со средним классом. Многие офисные работники в Москве получают два раза в месяц в «окошечке» сумму, большую, чем считающий себя успешным владелец кафе в Тамбове». (Журналист, группа «Эксперты»)

2. Состав и структура

«Класс собственников в России есть. Другое дело, что класс этот сегодня — лишь математическая сумма владельцев собственного дела, но никак не общность людей, способных консолидировать свои требования к власти». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Причем для него характерна «закрытость» и плотная «срощенность» с властью, что позволяет как развивать бизнес, так и гарантировать его стабильность». (Чиновник, группа «Власть»)

«Про олигархический бизнес — назвать это буржуазией вообще нельзя. (…) Да и в крупном число владельцев, которые являются распорядителями, тоже не очень велико. В среднем и малом, конечно же, побольше». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Немногочисленная прослойка владельцев собственного бизнеса — в нашей стране это в первую очередь крупный и средний бизнес. Малый бизнес в России развивать крайне сложно — в первую очередь из-за нестабильности правил игры». (Чиновник, группа «Власть»)

«Неоднородность не только по уровню благосостояния, то есть по уровню объемов капиталов, по влиянию на экономику, но это неоднородно и по самоосознанию, конечно». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Каждый такой цивилизованный собственник, он очень индивидуален, он очень самобытен, поэтому сбить  их в кучку достаточно тяжело. Они очень разные люди». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Они бесспорно оформлены в определенные группы, может быть, не настолько формализованные, как политически ориентированные массы, но тем не менее — все эти клубы, тусовки, на которых собираются бизнесмены, они между собой общаются конечно. У них есть площадки для обсуждения каких-то бизнес вопросов, все-таки это определенная группа людей, которая живо интересуется новыми способами ведения бизнеса, новыми возможностями. Объединяют свои капиталы, чтобы решить вопросы, которые не в состоянии решить одни. (…) Их немного, и они общаются между собой. Более того, даже те, которые, как считается, категорически не дружат между собой, все равно общаются. Потому что люди, которым принадлежат целые пласты страны, вынуждены в своих же интересах соотносить каждый свой шаг с шагами своих коллег, владеющими этой страной так же, как и они». (Чиновник, группа «Власть»)

«По возрасту большинство из них все-таки выходцы из советского периода, юность по крайней мере. (…) Нет, есть уже, конечно, новый слой совсем молодых там, кому, грубо говоря, от 30, и у них от советского очень мало. Но основная часть все-таки, я считаю, грубо говоря, от 40 и старше…». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

3. Интересы

«Интерес у всех представителей этого класса, по большому счету, один — стабильные правила игры, то есть неизменные законы и их обязательное исполнение. Иначе ситуация меняться не будет, к примеру: сняли мэра Москвы — все готовятся к большому переделу рынка». (Чиновник, группа «Власть»)

«Любому буржуа нужен некий стабильный горизонт, то есть некий горизонт планирования. Для этого нужна какая-то предсказуемость и стабильность. Предсказуемость с точки зрения общественного состояния, то есть такие там мероприятия, как пять тысяч фанатов на Манежной площади, их не сильно радуют, хотя, я думаю, что пока еще не сильно беспокоят. Но если тенденция пойдет в этом направлении, то бизнесу это радости и перспектив точно не прибавляет. А с другой стороны, предсказуемость в поведении власти по отношению к самому бизнесу. Налогообложение там, то есть то, что называется инвестиционным климатом — это очень важные вещи». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

4. Менталитет и ценности

«Сначала появляется образ мысли, а потом появляются все сопутствующие вещи, которые можно увидеть, потрогать». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Мне кажется, что основной компонент буржуазности — это не стиль жизни, а стиль мышления, нацеленный на получение прибыли, на приумножение капитала, а не на бездумное потребление, которое сейчас демонстрирует наш верхний класс». (Ученый, группа «Эксперты»)

«В принципе, от советского у них в большинстве своем, кроме там некоторых форматов общения, может быть, бани, которые были очень характерны для партийной номенклатурной элиты, то есть не так уж много осталось. То есть это люди, у которых все получилось, которые состоялись, они очень хорошо понимают, что образ жизни западный очень сильно отличается, и начинают постепенно ориентироваться на него. Они очень сильно ориентированы на образование для своих детей. Они ориентированы на освоение культурного богатство того же Запада». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Во-первых, патриотизм… Во-вторых, вера в будущее. В-третьих, скажем так, отсутствие чрезмерной жадности, то есть вкладывание излишних средств в производство, в инфраструктуру, в своих сотрудников, в образование, во что угодно, а не накапливание их бездумное. И может быть, что-то должно быть объединяющее, как вера, например, скажем так». (Ученый, группа «Эксперты»

5. Особенности деятельности

«Нормальная буржуазия — это человек, которому не нужна «крыша» криминальная или государственная. Он должен работать в нормальной правовой системе и работать, как он считает нужным». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Если не о совсем крупных людях речь идет, они двинулись по пути сначала просто, где можно было денег заработать, а потом втянулись, им это очень нравится, они этим занимаются, хотя, в общем-то, по натуре они люди не жадные, они понимают, что денег у них более чем достаточно, и что в любую секунду они могут это все бросить спокойно совершенно. Они законопослушные граждане, так сказать, заплатив все налоги, забрав все деньги, можно уехать куда угодно, но они остаются и продолжают работать. Просто им нравится. Другие люди, ответственные. Они знают, что от них зависит много людей, и если они уйдут, то неизвестно, что станет с их бизнесом, с их предприятиями, и так далее. Люди, скажем так, совестливые». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Вообще, на мой взгляд, они более социально ориентированы… чем крупные олигархи. Более нравственные, стыд не потеряли, общаются с конкретными людьми». (Чиновник, группа «Власть»)

Резюме

Итак, собирательный образ «будущей национальной буржуазии», очаги зарождения которой имеются в сегодняшнем российском обществе, может быть следующим.

Во-первых, речь идет о собственниках. Их следует отличать, с одной стороны, от собственников-рантье, не занимающихся самостоятельным управлением собственностью и бизнесом, а с другой — от наемных работников, представителей «среднего класса», даже в том случае, если последние имеют более высокий доход. Важно также, что их бизнес «прописан» и функционирует на российской территории и по российским законам.

Во-вторых, скорее всего большая часть этих собственников-предпринимателей относится к среднему бизнесу. В отношении возможности их локализации среди малого бизнеса, либо крупного не олигархического бизнеса мнения респондентов разошлись. Но в любом случае — это не олигархи и не менеджеры госкорпораций. Эти люди пока что не составляют консолидированной силы, они разобщены и весьма существенно дифференцированы, но так или иначе общаются между собой.

В-третьих, они больше всего заинтересованы в стабильных правилах игры и в предсказуемости ситуации в обществе и государстве.

В-четвертых, они нацелены на получение прибыли, однако жадностью не отличаются. С точки зрения культурных ориентиров во многом «смотрят» на Запад, но при этом им не чужд и патриотизм. Они законопослушны, ответственны и нравственны.

В ЧЕМ СОЦИАЛЬНАЯ РОЛЬ РОССИЙСКОЙ «НАЦИОНАЛЬНОЙ БУРЖУАЗИИ»?

Важно отметить, что большинство респондентов продемонстрировали убежденность в прогрессивном характере национальной буржуазии и важности той роли, которую мог бы играть этот социальный слой в российском обществе, если был бы сформирован.

В первую очередь респондентами отмечалось, что национальная буржуазия может и должна, развивая в стране свой бизнес, тем самым развивать и отечественную экономику.

«Я считаю, что если бизнесмен занимается развитием бизнеса, он тем самым занимается развитием страны. (…) Не только отдавая налоги, просто сам себе если бизнес развивается, то с развитием бизнеса развивается страна, а если в стране будет развиваться миллион бизнесов это хорошо. (Депутат, группа «Власть»)

«Собственники-предприниматели являются одной из движущихся сил развития экономики… В принципе, в рыночной экономике предприниматели являются одной из основных движущих сил развития экономики, общества. (…) Поэтому, естественно, в данном случае можно сказать, что интересы такой буржуазии, которая стремится к развитию на территории своих производств, своих предприятий и услуг, то это положительная тенденция». (Депутат, группа «Власть»)

«Миссия должна быть одна — работать и жить в своей стране. И вкладываться в ее будущее, а не только, как сегодня, в собственный банковский счет. Как правило, за рубежом». (Чиновник, группа «Власть»)

«Миссия буржуазии — создание сильной экономики страны. Желательно цивилизованной. Понятные правила игры и т.д. Плюс социальная составляющая, но она вторична». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Кроме того, часть опрошенных высказывала мнение, что национальная буржуазия может развивать социальную инфраструктуру, частично взять на себя социальные функции государства, а также решение ряда задач на местном уровне. При этом зачастую респонденты приводили пример дореволюционных купцов и промышленников в качестве положительного российского опыта, который следовало бы использовать и сегодня.

«Если ты буржуа, который весь город аккуратненько приводит в порядок — флаг тебе в руки. Людям все равно — буржуа ты, или олигарх». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Он (слой) мог бы взять на себя многие функции государства, прежде всего в социальной области. До сих пор мы помним такие фамилии, там Морозовские мануфактуры, Строгановы и все прочее. Они могли бы взять эти функции социальные… Сейчас, к сожалению, очень многие функции возложены на государство. Отсюда огромная армия бюрократов, которые всем этим руководят, но очень плохо. Все-таки собственник такими вещами в большей мере и более эффективно может распорядиться. Наверное, со временем они должны иметь свое представительство в законодательной власти, скажем так, без этого не обойтись абсолютно». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Вот, я в этом году по Волге в круиз ездил. И все маленькие городки, куда заезжали — Калязин, Мышкин, везде там «вот этот купец, его семь раз избирали, замостил улицу, купил двигатель, в 1895, который в 1975 остановили только, вот он там свой дом отдал под больницу, вот этот храм построил, и он там то-то, он то-то». И там такое ощущение, что там вообще кроме этих купцов никто ничего не делал, там вообще ничего не было. (…) Вот, наверное, это была национальная буржуазия, так можно было бы назвать — бизнес делали для людей. (…) То, что они в Россию принесли тогда — надо проехать, посмотреть — все, что в этих городах сделано: больницы, школы, дороги. Все социальные проблемы решали эти люди. Все, что было путного на периферии сделано, было сделано ими. Не чиновник, который сидел, распиливал что-то. А эти люди». (Ученый, группа «Эксперты»)

Некоторые респонденты видят в национальной буржуазии и еще большие возможности: выступать в качестве гаранта и двигателя общественного развития, носителя прогрессивных ценностей, основы нового общества и защитника национальных интересов.

«Это серьезный такой класс, созидательный, в этом их прогрессивное назначение. И в этом смысле они становятся движущей силой изменений». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Это очень необходимая вещь, потому что на самом деле те тупики, в которых находится сейчас экономика, социальная жизнь, нравственная жизнь, связаны как раз с тем, что мы прицепились вот к этому социализму, никак из него не выйдем, отказались от него по риторике, не отказались от него сущностно. Замаскировали его какими-то буржуазными фасадами, которые ткнешь — а там старое социалистическое существо, и из-за этого, в общем-то, все разваливается. Из-за этого у нас и счета, и мозги в западных банках, и не только у тех, кого там Сурков назвал «буржуа», но и у самих чиновников. Только буржуазия, которая сама себя сделала, которая выросла в этой среде, она может себя, свой успех ассоциировать со своей страной и, соответственно, за свою страну бороться». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Они хотят, чтобы общество изменилось. Они все время смотрят опять-таки на Запад, потому что западный средний обыватель, как более рациональный, более работоспособный, вообще склонный трудиться, для них гораздо ближе… То есть они хотят, чтобы люди, русские люди стали более склонными трудиться, и они считают, что в этом будущее страны. Если русский народ начнет больше думать о труде, сбережении, о будущем, о некотором инвестировании в детей, об их образовании, ну, в общем — то, как мыслит там западный обыватель, западное частное лицо, то вот это путь в будущее». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Наконец, национальная буржуазия способна содействовать инновационному развитию и технологическому прогрессу — даже действуя из практических соображений, соображений максимизации прибыли.

«Этот слой в обеспечении максимизации прибыли способен переваривать инновации… Он способен их переваривать не потому, что он любит инновации. Инновации вообще больше всего любят студенты… Что касается буржуазии, у нее может возникнуть спрос на технологии, как на способы производства, как на методы производства, на технологии как на железо, спрос на кадры, которые способны со всем этим работать». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Я только вижу одно, что я для себя очень хорошо понимаю: вот, ученые. Если это уже непосредственная производительная сила, они создают новую технологию. А вот эти люди — якобы, это новая буржуазия, которая здесь хочет работать — они должны эту новую технологию брать как самое лучшее, как высший писк, и внедрять ее. Сразу же, мгновенно, не взирая ни на что. Если это получится — будет прорыв. Не получится — не будет. Это опыт и Японии, и любой страны, которая хочет модернизироваться. И в том числе, опыт Китая». (Ученый, группа «Эксперты»)

Только лишь отдельные респонденты высказывали мнения, не согласующиеся с приведенными выше и не связывали социальную роль национальной буржуазии с развитием страны. Так, в одном случае буржуазия была названа консервативным классом, в другом респондент посчитал, что развитие общества — это задача интеллигенции, а не буржуазии, чье единственное предназначение заключается в «делании денег».

«Это же самый стабильный класс, и поэтому как раз они могут выступать стабилизирующим фактором успехов, если уже что-то достиглось, социальные достижения, то они будут стоять за это насмерть и консервативно защищать свои права. Это класс консервативный, не инноваторы». (Чиновник, группа «Власть»)

«Об этом — о развитии страны, о стабильности должна думать интеллигенция. Она об этом думает, она предлагает разные варианты, это просто ее работа. Вот работа интеллектуалов — разрабатывать концепции, предложения конкретные… А буржуазия просто должна заниматься трудом: зарабатывать деньги и вкладывать, зарабатывать и вкладывать». (Журналист, группа «Эксперты»)

Резюме

В своем подавляющем большинстве респонденты считают, что национальная буржуазия призвана играть прогрессивную роль в обществе, в том числе:

  • национальная буржуазия может и должна, развивая в стране свой бизнес, тем самым развивать и отечественную экономику;
  • национальная буржуазия способна поддерживать социальную инфраструктуру, частично взять на себя социальные функции государства, а также может решать ряд задач на местном уровне — по примеру некоторых дореволюционных купцов и промышленников;
  • национальная буржуазия способна содействовать инновационному развитию и технологическому прогрессу;
  • национальная буржуазия способна выступать в качестве гаранта и двигателя общественного развития, носителя прогрессивных ценностей, основы нового общества и защитника национальных интересов.

КАК ПОМОЧЬ РОССИЙСКОЙ БУРЖУАЗИИ СТАТЬ НАЦИОНАЛЬНОЙ?

Выясним, что же, по мнению респондентов, должно измениться для того, чтобы в России сформировался слой/класс национальной буржуазии, какие механизмы могут быть для этого задействованы, а также на кого опрошенные возлагают ответственность за необходимые изменения.

Что касается требуемых изменений, то наибольшее число респондентов назвало введение льготных условий кредитования для бизнеса, снижение налогообложения, снижение арендных ставок, налоговые льготы для технологического развития производств, снижение темпов роста тарифов естественных монополий. Причем, чаще всего об этом говорили респонденты, относящиеся к группе «Бизнес».

«Если бы были более льготные условия, с точки зрения кредитования, то темпы развития нашего среднего бизнеса были бы более высокие». (Чиновник, группа «Власть»)

«Если государство говорит, что да, нам нужна эта национальная буржуазия — значит, не повышайте ЕСН, а снижайте. Значит, не повышайте НДС, а заменяйте НДС налогом с продаж, делайте то, что буржуазия для себя считает верным, чтобы развиваться. Но пока что государство, заявляя, что нам нужна национальная буржуазия, делает все, чтобы ее на корню пресечь». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Нужны законы, нужно помочь человеку. Налоговая должна быть другая, не должно быть такой аренды, за бешеные деньги. (…) Для того, чтобы развиться предпринимателю, налог [должен быть] пять процентов. Ну вот, 5 лет или 3 года, я не знаю сколько по времени… Человек должен подняться на ноги, чтобы потом дать государству». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Чтобы, в том числе через налогообложение, через какие-то преференции было способствование обновлению технологическому». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Новый бухгалтерский, финансовый учет, тарифы, — пусть даже они растут, но, допустим, если они будут расти на два с половиной процента в год и об этом будет заранее известно — черт с ними, пусть они растут. Пусть железнодорожные перевозки растут. Они будут снижать другие издержки, чтобы больше платить за электроэнергию. Прекращение этого варварства, разбоя, который испытывает бизнес разного уровня от энергетики, от этих локальных монополий». (Журналист, группа «Эксперты»)

В качестве не менее важного условия респонденты отмечали необходимость стабильности и правовой защищенности для бизнеса.

Это предполагает, с одной стороны, построение правового государства с независимой и эффективной судебной системой, с понятными правилами игры — т.е. законами, которые должны быть работающими и едиными для всех.

«Конечно же, должна измениться юридическая система: она должна быть независимой, не связанной с исполнительной властью, может быть увязана, но в зависимости быть не должна. Сегодня у нас позиции такой нет». (Политик, группа «Власть»)

«Закон должен начать работать для всех, как только закон начнет работать для всех, на всех уровнях, класс буржуазии начнет развиваться. Почему? Потому что он получит те основы, которые могут дать ему развиваться дальше. Почему буржуазия не может развиваться — она не может прогнозировать свое будущее». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Не нужно ничего. Нужно только одно — нужны правила игры, и больше ничего не нужно. Правила игры — это законы…». (Журналист, группа «Эксперты»)

С другой стороны, формирующемуся классу/слою национальной буржуазии необходима стабильность: стабильность политической системы, судебной, экономического законодательства. Основной тезис: «пусть правила игры будут не совершенны — но зато постоянны».

«В первую очередь стабильность — в самом широком смысле слова. Без постоянных реформ политической системы, перманентных изменений законодательства в сфере экономики, в судебной системе. Пусть правила игры будут не совершенны — но зато постоянны. Без этого развивать бизнес, просто строить планы на дальнейшую жизнь в стране не представляется возможным». (Чиновник, группа «Власть»)

Кроме того, отдельные респонденты говорили о необходимости формирования в России гражданского общества, поскольку оно способно стоять на страже интересов собственников.

«Важный момент — отсутствие гражданского общества. Здесь опять же, замкнутый круг, потому что гражданское общество — это те, кому есть что терять». (Политик, группа «Власть»)

Также отмечалась важность наличия благоприятного международного климата, в первую очередь — нормальных отношений со странами Запада, поскольку от этого зависит открытость международных рынков.

«Нужны нормальные отношения с Западом для того, чтобы западные рынки были для нас тоже открыты». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Что касается конкретных механизмов влияния на ситуацию, то прежде всего следует обратить внимание на следующие высказывания:

«Задача формирования национальной буржуазии как ответственной и этически ориентированной — задача очень верная, но она не решается только работой с буржуазией — это задача трансформации общества в целом». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Безусловно, нужно государственное уважение к бизнесу, то есть просвещение с точки зрения того, что… все системно, все связано». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Они периодически предъявляют их [свои требования] через какие-то заявления РСПП, через какие-то бизнес-тусовки. Но значимость в публичной плоскости их совершенно не такая, как каких-нибудь социальных вопросов, которые каждую  бабушку касаются». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Иначе говоря, для формирующейся национальной буржуазии необходимо, чтобы представители этого зарождающегося социального слоя могли воздействовать на информационную повестку в обществе и государстве; однако имеющиеся на сегодня каналы коммуникации для этого недостаточно неэффективны. Данные условия выступили в качестве предпосылок подхода, получившего значительную поддержку среди опрошенных.

Речь идет о том, что в выборе путей и механизмов осуществления преобразований, необходимых для формирования в России национальной буржуазии, прежде всего следует делать ставку на информационно-пропагандистской и просветительской деятельности, направленной на создание позитивного образа российской буржуазии в обществе, а также на продвижение ее интересов.

«Мне кажется, была бы нормальная схема, когда три-пять бизнесов скидываются на какое-то небольшое свое СМИ. Потом они интегрируют это свое СМИ с каким-то другим СМИ, — там сейчас в Интернете это делается на полпинка. Естественно это все не в бумаге делается и не в эфире, делается это все в сети». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Они сами должны повлиять на ситуацию. Они должны влиять на эту ситуацию информационно, потому что других способов у них нет. Они должны любыми способами пробиваться в СМИ, Интернет доступен, создавать свои порталы. И я не понимаю, почему нет до сих пор в стране ни одного такого общенационального бизнес-портала типа Бизнес-Вконтакте, Бизнес-Одноклассники или что-то такое. (…) В СМИ они, конечно, должны пытаться выходить, выходить на экспертные сообщества». (Журналист, группа «Эксперты»)

С этим подходом связаны также два других тезиса, касающиеся, во-первых, «смыслового лидерства», а во-вторых, долговременной воспитательной работы: и то, и другое как раз и может стать механизмом «трансформации общества в целом», о котором как о необходимом условии говорилось выше.

Первый из этих тезисов заключается в необходимости формирования национальной идеологии.

«Если появится какая-то идеология, они (буржуа) начнут… Вместе со всем остальным они начнут возвращаться… Они начнут развиваться. (…) Они начнут себя осознавать». (Журналист, группа «Эксперты»)

Второй тезис говорит о необходимости искать и воспитывать талантливую молодежь, которая в будущем может сформировать класс/слой национальной буржуазии.

«Нужно искать, воспитывать. Здесь, в Москве, это город развращенный, его даже нельзя полностью российским назвать. Нужно там, в глубинке искать этих людей… Там люди менее развращены, там, так сказать, больше они друг друга знают. Мне хочется надеяться, что они еще не разучились, так сказать, верить на слово, они знают, с кем можно иметь дело, с кем нельзя. Там это все может вырасти потихонечку, как мне представляется. А Москва останется, как Нью-Йорк. Нью-Йорк — не Америка, Москва — не Россия». (Ученый, группа «Эксперты»)

Интересно, что с частью данного тезиса — о том, что наиболее здоровые силы, способные оформится в национальную буржуазию, следует искать в российских регионах, — перекликается предложение другого респондента: адаптировать и использовать опыт земств и земского движения, существовавших в дореволюционной России. По мнению респондента, это может стать механизмом кристаллизации формирующегося социального слоя, а также позволит направить его созидательную энергию и имеющиеся ресурсы на решение актуальных социальных и инфраструктурных задач на местном уровне.

«Чтоб эти люди были, должен быть механизм, чтоб они были. Механизм этот в России был — так называемые земства. То есть, где люди должны входить в разные органы местного самоуправления. (…) И… если он смог сделать свой бизнес, то есть это человек вменяемый и способный что-то делать, то он в местном самоуправлении тоже должен решать эти проблемы. Через этот механизм. Не ждать, что кто-то там придет, а создавать условия надо. Взять этот принцип — в России работала система земств, если она функциональна была, очевидно есть смысл ее возродить в каком-то виде. Не надо ничего придумывать, а найти эти документы и посмотреть обязанности, функции, как формировались эти местные бюджеты. Должно начинаться оттуда, снизу все это дело. Тогда действительно, если он хочет самореализоваться как общественный деятель — пожалуйста, иди, делай для общества что-то. (…)

В Ивановской области есть такой полубогемный городишко Плес — вот они там все вывески восстановили, возродили по старым фотографиям, как это было. Там какие дома, как это сделано, с какой любовью… Провинциальный городишко, известный только тем, что у них Левитан там пейзажи писал. Он один из тысячи, а сколько их? Но ведь эта система работала, а раз она работала, значит она функциональна, а раз так, то не надо выдумывать всякую там ерунду, как в Штатах там шерифов выбирать. Вот оно, на нашей почве произросло, сформировалось, и самое главное, не кто-то там насадил, а оно снизу шло и работало. Наверное, это канал самореализации. Пойдет ли бизнес туда, как это будет — это уже второй вопрос, но, по крайней мере, этот канал должен быть, очевидно (…)

Если будет это повсеместно, какая-то сила будет формироваться или еще что-то там. (…) Люди, которые прошли это самоуправление, которые живут на земле и понимают эти проблемы, не где-то там, а конкретно, решают их и знают, как решать — наверное, это вот в будущем такой рекрутинг наверх. Когда это идет на уровне земств, а потом, например, образуют какой-то Земский союз, или еще что — это да, это реальная сила». (Доктор социологических наук, группа «Эксперты»)

Другой респондент, напротив, видит главную возможность для зарождающейся национальной буржуазии в том, чтобы получить четкие гарантии от власти в обмен на те или иные обязательства со своей стороны. Иными словами, речь идет о необходимости заключить публичный контракт между прогрессивной частью российского бизнеса и государством в лице национального лидера.

«…Произойдет вот это осмысление, что все-таки опорой является не чиновничий класс, как это казалось бы, потому что все равно опора на чиновничий класс ведет постепенно, особенно в посткризисный период, к деградации и отчаливанию отсюда более-менее здоровых слоев и замещению их непонятно кем. Я верю, что будет какой-то контракт, я надеюсь, надо стараться его приблизить. (…) Они должны собраться и сказать: Владимир Владимирович, мы хотим с вами прямой контракт, минуя чиновников. Это должен быть главный их месседж: мы не хотим контракта ни с кем, мы хотим контракта с национальным лидером. Или: покажите нам, Владимир Владимирович, с кем нам заключить контракт о том, что мы делаем вот так-то и так-то, а вы не повышаете социальный налог, а может быть, его опустите, может быть, НДС снизите, может быть, прижмете банки… Договор должен быть очень широкий, контракт». (Журналист, группа «Эксперты»)

В заключение рассмотрим мнения опрошенных относительно субъекта изменений — того, кто способен инициировать (и осуществить) необходимые преобразования, необходимые для формирования национальной буржуазии в нашей стране.

Из всех респондентов, высказывавшихся по этому поводу, большинство вполне предсказуемо называют таким субъектом государство, власть, высшее политическое руководство страны.

«От Президента, Премьера, их политической команды зависит, сумеют ли они придать какой-то импульс новому развитию общества. Потому что я не верю, что у нас сегодня есть оппозиция, которая к власти может прийти. К сожалению, не создана она». (Депутат, группа «Власть»)

«Раньше нам говорили «власть не должна вмешиваться в бизнес» — полный бред. Мы должны создавать условия с обратной связью, постоянно советоваться, ориентировать его… Всем помочь невозможно, но приоритеты мы должны выставить». (Чиновник, группа «Власть»)

«Не хватает им [российской буржуазии] сигнала сверху, как это ни странно. Россия — страна импульсов сверху…». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Субъект изменения здесь государство… Государство задает правила игры, а дальше уже местная инициатива — во что она выльется и во что реализована будет…». (Ученый, группа «Эксперты»)

Лишь некоторые из респондентов отметили, что ответственность за изменения в первую очередь лежит на предпринимателях — они сами, своей деятельностью должны создавать «точки роста», на которые будут равняться остальные.

«Чтобы сами предприниматели начали отвечать за свои поступки, за свои слова. Это вопрос персональной ответственности, когда предприниматели перестанут пенять на государство и говорить: а вот государство нам ставит барьеры, а вот нам не дают это, повышают налоги, а начнут просто работать, и работать, своим примером показывая, где и что надо изменить». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Однако особенный интерес представляет совокупность высказываний, принадлежащих респондентам из самых разных групп, и заключающихся в том, что для инициирования и осуществления преобразований, способствующих оформлению класса/слоя российской национальной буржуазии, необходим диалог, взаимодействие самых разных субъектов, в первую очередь — государства и бизнеса. Хотя, все же, ведущим в этом процессе должно выступать государство.

«…Нужна модель взаимодействия. Сейчас на Западе популярна модель корпоративного гражданства. Но, у нас как она может возникнуть в ситуации, когда всегда есть ведущий и ведомый в отношениях бизнеса и власти?». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Правильно сказал Владимир Владимирович на встрече с «Деловой Россией», что инвестиционный климат — это дорога с двусторонним движением». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«Мне кажется, государство более активный участник в этом процессе. Но не единственный — здесь есть и диалог с партией, с бизнесом». (Чиновник, группа «Власть»)

Резюме

  1. По мнению респондентов, для появления в нашей стране слоя/класса национальной буржуазии, прежде всего необходима стабильность и единые, понятные и обязательные для всех правила игры — иными словами, необходимо построение правового государства и отсутствие перманентных реформ в течение продолжительного времени.
  2. Не менее важны приемлемые условия кредитования и налогообложения, а также грамотная тарифная политика.
  3. Также отмечалась необходимость построения гражданского общества и поддержание нормальных взаимоотношений с Западом.
  4. В целях осуществления преобразований, необходимых для формирования в России национальной буржуазии, основной упор следует делать на информационно-пропагандистской и просветительской деятельности, направленной на создание позитивного образа российской буржуазии в обществе, а также на продвижение ее интересов.
  5. Также следует обратить внимание на работу по формированию адекватной времени национальной идеологии и на деятельность по выявлению и воспитанию талантливой молодежи.
  6. Одним из механизмов кристаллизации формирующегося социального слоя национальной буржуазии в регионах может стать внедрение адаптированного опыта земств и земского движения, доказавшего свою эффективность во времена царской России.
  7. Еще одной возможностью может явиться заключение публичного контракта между прогрессивной частью российского бизнеса и государством в лице национального лидера.
  8. Важно, что для успешного осуществления преобразований необходим диалог и эффективное взаимодействие государства и бизнеса при участии экспертного сообщества, хотя решающая роль в преобразованиях в конечном итоге остается за государством.

ЧЕМ ГРОЗИТ НАШЕЙ СТРАНЕ ОТСУТСТВИЕ «НАЦИОНАЛЬНОЙ БУРЖУАЗИИ»?

В заключение рассмотрим мнения респондентов о том, какие последствия может повлечь за собой в будущем несформированность в России социального слоя национальной буржуазии.

Во-первых, как считают опрошенные, в этом случае возможен крах российской экономики: построенная на торговле ресурсами, она рано или поздно рухнет.

«Ну, это достаточно общий тезис о том, что выкачивать ресурсы и вывозить, получать капиталы и их тоже вывозить — это не здорово для общего развития территорий и страны. Можно не только про страну в целом говорить, но и про отдельные регионы, и отдельные производства…». (Политик, группа «Власть»)

«Безусловно, экономика в основе всего лежит. Не будем зарабатывать денег, не будем создавать прибавочную стоимость и продукты — такое государство не имеет будущего. «На бананах» мы не проживем все равно». (Чиновник, группа «Власть»)

«Долго так, как сейчас, продолжаться не может. Просто, ресурсы истощатся… И это может привести к определенным последствиям…» (Ученый, группа «Эксперты»)

«Дело в том, что могут произвести какой-нибудь «ё-мобиль», или еще что-нибудь. И выяснится, что наша нефть не нужна. Все рухнет в три секунды». (Депутат, группа «Власть»)

«Мы-то рассчитываем, что и дальше будем по высоким ценам продавать нефть, и вроде бы как-то жили, живем и будем жить — нет, цена в один прекрасный момент упадет…». (Ученый, группа «Эксперты»)

Во-вторых, по мнению респондентов, существует угроза застоя и деградации: инициативный предпринимательский класс, а следом за ним и интеллектуалы, покинут страну, не будет никаких инноваций, не будет развития, будет стагнация и постепенное ухудшение положения во всех сферах жизни.

«[Нас ожидает] примитивизация с отходом этого слоя, с переселением его за границу. И вместе с этим слоем переселяется тот, кто не является буржуазией — научные круги. Человеку ведь не обязательно совсем переселиться, ему достаточно перестать работать на страну. [Потому что] если в стране остались пекарни, автосервисы… И труба. Это банальность, но ученые такой стране не нужны. Ни в Сколково, нигде». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Без инициативного предпринимательского класса перспектив нормального развития экономического я не вижу. (…) Все же это закончится превращением нас в полуколонию… Превратиться в какую-то странную страну, которая сама ничего путного создать не способна, даже нормального предпринимательского класса, и просто поглощающая достижения других народов и культур? Это странная постановка вопроса. Поэтому предприниматели нужны, но здоровые капиталисты». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Мы будем деградировать. Превратимся, конечно, не во вторую Индию, Индия, наоборот, будет подниматься, но, в общем-то, грустная тогда у нас будет перспектива». (Ученый, группа «Эксперты»)

«Мы не будем иметь поступательного движения. И мы будем продолжать наблюдать отток и людей и капиталов отсюда. И в конечном итоге «обезлюдит» страна, просто «обезлюдит». Все деловые активные люди просто исчезнут, придут другие. Не знаю, из Китая, из Таджикистана, или еще откуда-то. Свято место, как говорится, пусто не бывает. Оно будет занято другими людьми. Но это, конечно, не быстро все. Это не революция будет. Это постепенно, год за годом, десятилетие за десятилетием, меньше, меньше, хуже, хуже все». (Ученый, группа «Эксперты»)

В-третьих, значительная часть опрошенных заявила о том, что существует угроза потери суверенитета и/или распада России: если государство, обладающее такой обширной и богатой природными ресурсами территорией, неэффективно, то всегда найдутся силы, которые помогут ему перестать существовать.

«Людям нужна вода, людям нужна нефть, людям нужно то, се. То, чего, в принципе, у нас много и мы сами не можем потребить. То есть, мы должны этим торговать. Торговать всегда выгоднее, чем воевать. Но если мы не способны торговать в каких-то разумных рамках, то есть если мы не способны произвести и вывезти на рынок, то нас начинают расценивать как ничейную территорию, как территорию, которая не управляется, которая неэффективно используется». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

«На научном языке это называется «многовекторными рисками». И неизвестно, по каким многовекторным рискам мы будем двигаться: расчленение страны, утрата национального суверенитета вот этого большого организма, который называется Российской Федерацией, подпаданием под какие-то внешние группы влияния. Не суть, не будем гадать, что произойдет. Важно, что мы, в общем-то, Родину утратим». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Придет, я не знаю, Дания какая-нибудь маленькая нас захватывать». (Журналист, группа «Эксперты»)

«Риски самые определенные. Если у нас не будет буржуазии, если у нас не будет собственного современного производства, если у нас в глубинке будут продолжать жить в дикости, без газа, без, извините, теплого туалета, без дороги, то страна развалится просто-напросто. Не будет, и все. Вот он, самый серьезный риск». (Ученый, группа «Эксперты»)

Наконец, некоторые респонденты говорили об угрозе социального взрыва ввиду ухудшения ситуации, в связи с чем власть может утратить контроль над страной.

«Мне кажется, может случиться социальный взрыв. Я, правда, не знаю, как он пойдет, и дай Бог, чтоб его не было, но может взрыв случиться. Потому что я вижу, что некое недовольство может назревать у людей». (Ученый, группа «Эксперты»)

«[Будет] то же самое еще 15 лет… Конечно, не может продолжаться бесконечно, на каком-то этапе они до коллапса доведут это. (…) Доведут, что в какой-то момент ситуация может выйти из-под контроля, когда люди выйдут и все там поперекрывают». (Ученый, группа «Эксперты»)

Интересно отметить, что из всех опрошенных, затронувших тему вероятных последствий, обусловленных отсутствием в России национальной буржуазии как оформившегося социального слоя, только один респондент высказал мнение о том, что развитие страны никак не зависит от его наличия.

«Ни возникновение национальной буржуазии, ни ее наличие не окажут существенного влияния на сформировавшуюся политическую и экономическую системы нашей страны. Попытки искусственного создания так называемого «среднего класса» в наших условиях обречены на провал. …Возникновение буржуазии здесь практически невозможно». (Предприниматель, группа «Бизнес»)

Резюме

Подавляющее большинство респондентов считает, что если социальный слой национальной буржуазии в России не будет сформирован, это может иметь для страны самые негативные последствия, среди которых были выделены:

  • невозможность инновационного развития;
  • угроза застоя и деградации вследствие оттока за рубеж самых активных и дееспособных слоев населения;
  • вероятность краха российской экономики, основанной на торговле ресурсами;
  • вероятность социальных волнений, угрожающих внутренней безопасности и ведущих к утрате контроля над ситуацией в стране;
  • угроза потери государственного суверенитета.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как было заявлено во вступительной части настоящего отчета о результатах первого этапа исследования «Российская «национальная буржуазия» как новый социальный слой: представления в общественном сознании», целью данного этапа стало выявление основных характеристик и социальных функций слоя «национальной буржуазии» в современной России, его потенциальной роли в развитии страны, а также анализ препятствий для его развития и возможных путей их преодоления.

В соответствии с основными задачами, решавшимися в рамках первого этапа исследования, подведем итоги анализа проведенных интервью с респондентами — представителями трех различных социально-профессиональных групп: «Власть», «Бизнес» и «Эксперты».

Первой задачей было определение отношения респондентов к понятиям «буржуазия» и «национальная буржуазия».

В результате исследования удалось выяснить, что по отношению к понятию «буржуазия» среди респондентов можно выделить два основных подхода. Первый описывает ее скорее не как социальный слой, а как определенный образ жизни, образ мыслей (ментальность), и связанный с ними стиль поведения. Второй — характеризуется трактовкой буржуазии в терминах марксистской классовой теории. Причем, зачастую, этот термин, в привязке к классовой теории и вместе с ней, вызывает у респондентов отторжение.

Важный момент заключается в довольно часто встречающейся трактовке буржуа как собственника и управляющего собственностью в одном лице, тогда как все другие варианты (только собственник, или только управляющий), по мнению большинства респондентов, буржуазией не являются.

Кроме того, как выяснилось, среди трех групп респондентов, представляющих власть, бизнес и экспертное сообщество, можно отметить наличие взаимоисключающих мнений о том, что такое буржуазия. Этот факт может говорить об отсутствии взаимопонимания между тремя перечисленными субъектами и, кроме того, демонстрирует характер взаимоотношений бизнеса и власти в нашей стране.

В восприятии респондентами феномена «национальной буржуазии» выявилось преобладание одного определенного подхода. Респонденты склонны оценивать это явление позитивно: по их мнению, данный социальный слой или класс играет положительную роль в социальном и экономическом развитии страны. Более того, в отдельных случаях «национальная буржуазия» воспринималась как основа государственности и локомотив общественного прогресса.

Отметим, что часть респондентов понимает данный термин в качестве этнической характеристики буржуазии. При этом этнический контекст они сами считают нежелательным.

Некоторые респонденты заявили, что в современном глобализированном мире национальная привязка буржуазии отсутствует, а значит и сама национальная буржуазия не может существовать.

Ряд опрошенных отметили, что в современных условиях собственностью распоряжаются менеджеры, а не сами буржуа, и этот факт делает понятие «национальная буржуазия»  неприменимым.

Вторая задача заключалась в изучении представлений респондентов о наличии в современной России слоя «национальной буржуазии».

Как оказалось, ни один из опрошенных не считает, что в современной России уже сформировалась национальная буржуазия как социальный слой или класс. Наиболее распространенное мнение заключается в том, что как таковая буржуазия в нашей стране есть, однако назвать ее национально ориентированной нельзя, поскольку стремление защитить свою собственность от беззакония и бюрократического произвола в России толкает большинство потенциальных представителей этого слоя держать «собственность либо в оффшоре, либо за рубежом». Другая точка зрения относит причину несформированности российской «национальной буржуазии» на счет ее малочисленности, разобщенности и плохого понимания ее потенциальными представителями своих групповых интересов. Некоторые из опрошенных называют в качестве причины отсутствия данного социального слоя в нашей стране несформулированность национальных интересов России, которые этот слой должен защищать, а также отсутствие необходимой идеологии.

Заметим, что бóльшая часть опрошенных считает возможным, при определенных условиях, возникновение такого социального слоя как «национальная буржуазия».

Что касается отношения к самому понятию — некоторые из респондентов предпочитают оперировать вместо предложенного такими терминами, как «бизнес», «собственники», «предприниматели». Аналогом «национальной буржуазии» для них может быть «российский бизнес», «национальное производство», «отечественные предприниматели», «российская деловая элита» и т.п.

Выявление представлений респондентов о сущностных признаках, составе и структуре данного социального слоя, его интересах и ценностях, возможной социальной роли — было третьей задачей первого этапа исследования.

Ключевая характеристика представителей данного социального слоя заключается в том, что всех их можно назвать собственниками. При этом их следует отличать, с одной стороны, от собственников-рантье, не занимающихся самостоятельным управлением собственностью и предпринимательской деятельностью, а с другой — от наемных работников, представителей «среднего класса». И что немаловажно   их бизнес должен быть «прописан», функционировать на российской территории и по российским законам.

Как склонно считать большинство опрошенных, эти люди пока не составляют консолидированной силы, они разобщены и весьма существенно дифференцированы.

Они больше всего заинтересованы в стабильных правилах игры и в предсказуемости ситуации в обществе и государстве. Их основной интерес заключается в извлечении прибыли, однако жадностью они не отличаются.

С точки зрения культурных ориентиров, они во многом «смотрят» на Запад, но при этом им не чужд и патриотизм; они законопослушны, ответственны и нравственны.

Что же касается возможной социальной роли «национальной буржуазии», в своем подавляющем большинстве респонденты считают, что она призвана играть прогрессивную роль в развитии общества. По мнению опрошенных, «национальная буржуазия» может и должна развивать отечественную экономику, способна поддерживать социальную инфраструктуру, частично принимая на себя социальные функции государства, а также в силах решать ряд задач на местном уровне. Кроме того, «национальная буржуазия» способна содействовать инновационному развитию и технологическому прогрессу, выступать в качестве гаранта и двигателя общественного развития, носителя прогрессивных ценностей, основы нового общества и защитника национальных интересов.

Четвертая задача представляла собой выявление представлений респондентов о взаимосвязи наличия в российском обществе сформировавшегося социального слоя «национальной буржуазии» с перспективами социально-экономического развития страны.

Особенно важно в этой связи еще раз подчеркнуть, что большинство респондентов продемонстрировали убежденность в прогрессивном характере «национальной буржуазии» и важности той роли, которую мог бы играть этот социальный слой в российском обществе, если бы был сформирован.

Нами были проанализированы мнения респондентов о том, какие последствия может повлечь за собой в будущем несформированность в России социального слоя «национальной буржуазии». Как выяснилось, подавляющее большинство респондентов считает, что если такой слой не будет сформирован, это может иметь для страны самые негативные последствия.

При этом сценарий может быть следующим. Прежде всего, продолжится и усилится тенденция оттока за рубеж самых активных и дееспособных слоев населения. При этом будет невозможным инновационное развитие российской экономики, она так и останется основанной на торговле ресурсами, что рано или поздно приведет к ее краху. Вместо социального и экономического развития страну ждет застой и постепенная деградация. По этим причинам велика вероятность социальных волнений, угрожающих внутренней безопасности и ведущих к утрате контроля над ситуацией в стране. В итоге все это может привести к потере государственного суверенитета и развалу страны.

Можно сделать вывод, что дальнейшее оформление «национальной буржуазии», как нового социальной слоя российского общества, является не просто желательным, ввиду существенного позитивного социального потенциала этого слоя, но и необходимым, так как обратная ситуация с большой вероятностью будет иметь для России катастрофические последствия. На такой позиции сошлись большинство респондентов.

Наконец, следует рассмотреть представления респондентов о путях и способах решения задачи формирования в России социального слоя «национальной буржуазии».

По мнению опрошенных, для появления в нашей стране слоя национальной буржуазии, прежде всего, необходимо построение правового государства и обеспечение стабильности в обществе. Не менее важны и приемлемые условия кредитования, налогообложения, а также грамотная тарифная политика.

В целях осуществления преобразований, необходимых для формирования в России «национальной буржуазии», основной упор необходимо сделать на информационно-пропагандистской и просветительской деятельности, направленной на создание позитивного образа российской буржуазии, а также на продвижение ее интересов. Следует обратить внимание и на работу по формированию адекватной времени национальной идеологии, а также организовать систематическую работу по выявлению и воспитанию талантливой молодежи.

Согласно наиболее распространенной точке зрения, в решении задач, способствующих формированию «национальной буржуазии», основная роль принадлежит государству. Во-первых, в силу ряда причин в России для осуществления каких-либо преобразований, прежде всего, необходим импульс «сверху». Во-вторых, именно государство обладает возможностями по созданию благоприятных условий среды, в которых может развиваться «национальная буржуазия».

Однако государство не является единственным субъектом необходимых социальных трансформаций: по мнению опрошенных, без диалога и сотрудничества между прогрессивной частью российского бизнеса и властью при активном участии экспертного сообщества, дальнейшее формирование социального слоя «национальной буржуазии» в России представляется проблематичным.

При этом необходимо понимать, что даже если будут соблюдены все перечисленные условия, оформиться слой или класс «национальной буржуазии» в нашей стране сможет только с приходом в нее нового поколения — тех, кому сегодня от 20 до 30 лет. Что вовсе не является поводом для пессимизма, и уж тем более — не может служить основанием к тому, чтобы ничего не делать в этом направлении.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *