история

Единый учебник истории

В процессе своего исторического развития России не раз приходилось защищать свои национальные интересы, зачастую ценой масштабных человеческих, территориальных и экономических жертв со стороны соседних стран. Это наблюдалось и во времена татаро-монгольского ига, и в войнах с наполеоновскими и гитлеровскими войсками. Каждый раз Россия успешно отстаивала свою государственность и независимость, ее народ вставал в едином порыве на защиту Родины и был непобедим перед лицом прямой угрозы.

Но сегодня, в XXI веке, Россия сталкивается с иной угрозой — проблемой фальсификации и неоднозначной трактовки исторических событий некоторыми странами, несущей в себе как внешние, так и внутренние риски для нашей страны.

Угрозы международному статусу и суверенитету РФ

3 июля 2009 на сессии в Вильнюсе была принята резолюция XVIII Парламентской Ассамблеи ОБСЕ, которая ставит знак равенства между нацистским режимом в Германии и Советским Союзом. Кроме того резолюция предлагает объявить 23 августа «общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней». Именно в этот день, в 1939 году СССР и Германия подписали договор о ненападении.

Россия является правопреемницей СССР во всех отношениях. Во-первых, это место в Совете Безопасности с правом вето, во-вторых, ядерный потенциал, в-третьих – большая часть экономики. Попытки обвинения СССР в развязывании войны, какими бы антиисторическими они ни были, являются частью стратегии делегитимации современной России.

Следовательно, такой резолюцией Европа ставит под сомнение статус Российской Федерации, ее территориальное и национальное единство.

В последнее время участились случаи фальсификации исторических фактов на постсоветском пространстве, а также со стороны бывших социалистических стран. Так, парламент Литвы принял поправки в уголовный кодекс, согласно которым за публичное отрицание советской и нацистской агрессии в отношении этой республики предусмотрено наказание в виде штрафа или даже двух лет тюремного заключения (см. Приложение 1). Польша, Литва и Латвия выдвигают по отношению к России обвинения в агрессии и геноциде; в этих странах, а также в Эстонии официально запрещена всякая советская символика, более того — она приравнена к нацистской. В Латвии герой войны, партизан Василий Кононов по решению Верховного Суда признан военным преступником — характерно, что этот приговор был подтвержден и Большой палатой Европейского суда по правам человека в Страсбурге.

Таким образом, для нашей страны уважение и знание российской истории становятся сегодня важнейшими факторами обеспечения национальной безопасности.

Угрозы национальному самосознанию и российской идентичности

Образование и воспитание подрастающего поколения граждан России, формирование российской идентичности, гражданской культуры у детей и подростков, а также воспитание гражданского патриотизма являются первостепенными задачами образовательного процесса. Во многом усвоение патриотических ценностей и формирование российской идентичности происходит благодаря изучению школьниками истории своей страны.

На сегодняшний день отсутствует единый взгляд общества на историю государства, что выступает серьезным препятствием для мобилизации общества. Существующие учебники истории, в большинстве своем, искажают представление детей о России и ее роли в мировой истории, а также ведут к уничтожению российской идентичности.

Дочь великого полководца маршала Жукова, Мария Жукова считает, что многие учебники нуждаются в исправлении: «Могу только поражаться, насколько плохо преподается история. Почему это происходит? Потому что многие учатся по «соросовским» учебникам. Почему же кому-то так хочется отречься от своего прошлого, тогда как в других странах культивируется патриотизм? Вопрос сегодня стоит куда шире, чем исправление учебников по истории. Вопрос стоит о спасении нашего национального самосознания».

Вот как оценивает ситуацию известный историк Юрий Рубцов: «Сегодня нас понуждают полностью сдать позиции, которые всегда считались незыблемыми, потому что отражали объективную реальность. А именно: усвоить, что все в нашей истории было либо «неправильным», либо вовсе преступным; признать агрессором не фашистскую Германию, а Советский Союз; согласиться с тем, что не военная машина Гитлера, а кремлевское руководство планомерно уничтожало во время войны советский народ; <…> что наши полководцы – бездари, способные побеждать не иначе, как большой кровью…».

Так, в одном из распространенных учебников (автор — Сороко-Цюп), Курская битва вообще не упоминается. И это при том, что именно это сражение стало коренным переломом в ходе всей войны. Что касается итогов войны, то согласно учебникам Л.М. Пятецкого и И.И. Долуцкого, победа не принесла нашей стране ничего, кроме усиления власти Сталина, укрепления «тоталитаризма». На страницах этих учебников практически отсутствует осуждение фашизма и его преступлений. «Вскормленная  кровью народа, — пишет  И.И. Долуцкий, — система ожила, помолодела, раздвинула свои границы» . И.И.Долуцкий вообще не использует понятия «Великая Отечественная  война» — для него СССР вступил в мировую войну с сентября 1939 г. Открытым для него является и вопрос о вкладе сторон в разгром гитлеровской Германии. Детям самим предлагается ответить на него, учитывая две равноправные, с позиции И.И. Долуцкого, точки зрения: первая — советская, вторая  — западная. Согласно одной, вклад СССР был решающим, согласно другой — «архитектором победы» выступили США. Сам автор, видимо, хотел бы, чтобы дети выбрали второй вариант, поскольку всячески подчеркивает коалиционный характер войны и указывает, что «…Это же мы присоединились к Англии, воевавшей целый год в одиночку против фашистской Германии. Это наша война стала вторым фронтом».

То, каким образом освещаются события как Великой Отечественной войны, так и в целом истории России в этих и подобных им школьных учебниках и учебных пособиях, содействует возникновению у молодежи негативного отношения к прошлому своей страны, его искаженному восприятию, принижению подвига советского народа.

УЧЕБНАЯ ЛИТЕРАТУРА ПО ИСТОРИИ: СОВРЕМЕННАЯ СИТУАЦИЯ

Отношение к Родине формируется в момент, когда человек начинает знакомство с историей своей страны. В этом смысле задача исторической литературы заключается в предоставлении достоверной и объективной информации. В противном случае, будет сформировано неверное представление об исторических событиях и фактах, которое впоследствии практически невозможно изменить.

Особое место в процессе обновления содержания исторического образования в России, на сегодняшний день, занимает проблематика XX столетия. Современные учебники представляют в большинстве случаев неоднозначную оценку событий и личностей истории прошлого века. Их идеологическая направленность очевидна — принизить роль России и советского государства в мировой истории. Среди таких учебников: «Новейшая история зарубежных стран» А. Кредера, «История России. ХХ век» В. Островского и А. Уткина, «Новая история» А. Юровской и «Новейшая история» И. Долуцкого и др.

«Практически нет пособий, которые глубоко и объективно отражали бы события новейшей истории нашего Отечества, нет системного изложения большинства тем, новых направлений и школ, выдвигающих крупные доктрины и способных трактовать события современности. <…> Многие учебники пишутся людьми, которые работают за иностранные  гранты. Им платят и они исполняют польку-бабочку, то, что ему закажут. <…> Надо повышать ответственность издательств, и нужно, чтобы роль государства в лице ведомства Андрея Фурсенко возросла», — заявил Владимир Путин на встрече с делегатами Всероссийской конференции преподавателей общественных наук.

Президент России Дмитрий Медведев подчеркивает важность недопустимости передергивания очевидных исторических фактов в учебниках и недопустимости передачи такой информации детям, так как дети абсолютно открыты к получению новых знаний. Если они начинают с детских лет впитывать неверную информацию, потом очень трудно поменять точку зрения.

Вот, например, как освещается история Второй мировой войны в одном из учебников по истории России А. Кредера. В трактовке автора самыми важными сражениями этой крупнейшей в мировой истории войны были битвы за атолл Мидуэй и при Эль-Аламейне, а вовсе не масштабнейшие операции советских войск (Сталинград, Курская дуга и т.п.). Курская и Сталинградская битвы — признанные во всем мире ключевыми, рубежными в истории всей войны — упоминаются в данном учебнике одной строкой, через запятую.

«Точно так же Кредер максимально затушевывает роль СССР в разгроме Японии (о Квантунской армии — ни слова), — отмечает содиректор Центра новой социологии и изучения практической политики «Феникс» Александр Тарасов, — и заставляет школьников учить, что разгром японского милитаризма является исключительной заслугой США, попутно оправдывая ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки». Более того, Кредер, подводя итоги Второй мировой войны, говорит о вреде разгрома фашизма, так как, по логике автора, это привело к распространению на Европу «коммунистического тоталитаризма».

В настоящее время аналогичные примеры интерпретации истории России  в учебниках не редкость. Проблема выбора учебника осложняется тем, что в федеральный перечень учебников, утвержденный министерством, вошли 108 наименований.  Кроме того, существует проблема частой сменяемости учебников и их авторов.

Другая проблема заключается в том, что учебники лишь формально объединяются издательствами в рамках одной и той же завершенной предметной линии, в то время как  они не построены на единой методологической концепции. Еще один существенный момент состоит в том, что содержание и стиль изложения материалов не акцентируют должного внимания на выявлении причинно-следственных связей, обусловливающих ход исторических событий. На страницах учебников не дается четкой характеристики причин революций, возникновения государства, начала войн и т.д. такой подход не дает ученикам образцов, которые бы учили их обобщенным навыкам самостоятельного анализа такого рода событий.

Таким образом, существующее положение дел значительно осложняет изучение истории в школе. Школьному преподавателю приходится самостоятельно, опираясь на субъективное видение предмета, выбирать между большим количеством учебников, не транслирующих идей гражданского воспитания учащихся, не отвечающих современному состоянию исторической науки. При этом чаще всего, из-за ограниченности финансирования средней школы, представленная вариативность литературы сводится к выбору одного учебника по критерию наиболее приемлемой цены, а не критерию качества изложения материала.

Подобное освещение ключевых событий Российской истории содействует возникновению у молодежи негативного отношения к прошлому своей страны, непониманию мотивации жертвенного поведения защитников Родины.

ЕДИНЫЙ УЧЕБНИК ИСТОРИИ В РФ

Общепринято, что практика образования базируется на трех основаниях: обучение, развитие и воспитание. Обучающая функция должна опираться на достоверное знание, развивающая функция должна быть отражена в построении учебника таким образом, чтобы максимально развивать умственный потенциал школьника. Воспитательная функция должна нести ценностную нагрузку, определение единой линии которой имеет важное значение в процессе формирования российской идентичности и  патриотизма.

На сегодняшний день сложно выделить учебник истории, отвечающий в комплексе перечисленным качествам. Поэтому в последнее время в государственных и общественных учреждениях активно обсуждается вопрос о создании единого учебника истории России. По данным социологов, с этой инициативой согласно большинство россиян: 79% считают, что учебник истории должен быть единственным для всех школ, чтобы исключать путаницу и разноголосицу в головах учащихся.

Однако среди общественных и политических деятелей нет единой позиции по данному вопросу. Существуют как сторонники, так и противники этой идеи.

Мнения «за» создание единого учебника истории

Д.МЕДВЕДЕВ: «Сейчас учебников много, и от этого в какой-то момент закружилась голова, возникло ощущение того, что история смотрится абсолютно по-разному. <…> Вопрос, скорее, в том, чтобы абсолютно очевидные вещи все-таки одинаково толковались в этих учебниках. Нельзя называть черное белым. Нельзя называть, допустим, агрессором того, кто оборонялся. Мы когда-то учились по учебникам истории, которые были утверждены определенным образом, проходили жесткую идеологическую обкатку, утверждались, что называется, на самом верху и давали некие целостные представления о том, что было в прежней жизни, что было в истории России, да и всего мира». (РИА «Новости»).

В.МЕДИНСКИЙ [Депутат ГД, «Единая Россия»]: «…В наших учебниках истории предлагаются зачастую разные трактовки одних и тех же событий, оценка исторических личностей. Даются разные оценки потерь нашей страны в Великой Отечественной войне и т.д. И это снова и снова подтверждает, что никакой линейки учебников истории быть не может. Их должно быть всего два: для общей школы и для школы с углубленным изучением гуманитарных наук. За линейкой уследить невозможно. Мы же хотим, чтобы у нас была одна страна, а не линейка стран. И еще один момент. В стране, на мой взгляд, должна быть нравственная цензура. Неважно, как мы это назовем. Нельзя давать свободу авторам-извращенцам и издателям, у которых не в порядке с головой. Иначе никакого будущего у наших детей не будет». (edinoros.ru)

В.ЗОТОВ [Префект ЮВАО Москвы, руководитель городской рабочей группы по борьбе с фальсификацией истории ВОВ]: «Единый учебник истории России должен быть создан для школьников РФ, поскольку наличие большого числа учебников создает противоречия. <…> Задача создания единого базового национального учебника стоит очень остро, и, я думаю, что этот вопрос поднят на федеральном уровне. Во многих странах есть опыт, что учебник истории — это важнейшая направляющая сила по воспитанию общества. Московское правительство и департамент образования отобрал для использования в столичном регионе пять учебников. Это не исключает тех противоречий, которые заложены в этих учебниках, а с другой стороны, некоторые учебники вносят ученику дискуссионность, чего не должно быть. <…> Основной задачей для нас является помощь объективному освещению исторических фактов и событий Великой Отечественной войны, а также донесение до подрастающего поколения объективной точки зрения на Великую Отечественную и Вторую мировую войны». (РИА «Новости»)

В.ЖИРИНОВСКИЙ [Лидер ЛДПР]:  «Мнение народа не должно оставаться незамеченным, и к созданию единого учебника истории необходимо приступить немедленно. Сколько можно переписывать историю? Предлагаю Вам начать работу по формированию коллектива авторов нового учебника истории для средней школы, в котором все учащиеся России смогут найти как обширный фактический материал о героических страницах жизни нашей Родины, так и взвешенную оценку исторических событий» (из письма к министру образования А.А.Фурсенко)

И.ЛЕБЕДЕВ [Депутат ГД от ЛДПР]: «Об учебниках. Их обилие попросту мешает учебному процессу. В каждой школе есть приверженцы того или иного автора. Нет единой программы обучения предметам, как было в советской школе. Если учебники физики, химии, математики не очень сильно отличаются, то с гуманитарными просто катастрофа. Допустим, учебник автора Петрова напрочь отрицает положительные моменты в истории СССР. Сидорова, наоборот, утверждает: Сталин — вождь и учитель всех народов. То есть разработчики исходят из личных политических пристрастий. Это прямое упущение государства, в первую очередь Минобразования». («Российская Федерация сегодня»)

Т.ПЛЕТНЕВА [Депутат ГД от КПРФ]: «Практически всю трудовую жизнь я провела у школьной доски. Прежде был единый образовательный стандарт для всей страны, единый комплект учебников. Школьник из любого уголка Советского Союза мог поехать в любой город сдавать экзамены в выбранный им вуз. Ведь и требования к абитуриентам были единые. Теперь говорят: это плохо. Ограничивает творческий поиск педагога, не дает возможность ученику пополнять знания сверх программы. <…> Но если этого недостаточно, в их распоряжении библиотеки, дополнительные занятия, факультативные предметы. («Российская Федерация сегодня»)

Ю.ЖУКОВ [доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН]: «Я считаю, нужно создать единый государственный учебник истории. Пропустить его через ведущих ученых. Опубликовать их мнение, чтобы все знали, что они думают по поводу текста. И только когда все будет согласовано, этот учебник выпустить как стандартный. Не должно быть пять, десять учебников, от которых у школьников и студентов мозги встают врастопырку. <…> Кстати, когда я был в США, то держал в руках школьный учебник американской истории. Один, стандартный — там нет трех, двадцати, как у нас. Только один». («Комсомольская правда»)

Мнения «против» создания единого учебника истории

Е.НИЗИЕНКО [замглавы департамента государственной политики в образовании Минобрнауки РФ]: «Мы в ближайшее время и вообще не планируем такой жесткой регламентации — наличия одного учебника по всей стране по одному предмету. Если будет один единственный учебник, могут уйти разнообразия методик и технологий. И самое главное — может уйти возможность учителя выбрать тот учебник, с которым ему лично работать комфортнее и с которым он эффективнее мог бы организовать образовательный процесс». (Официальный сайт Минобрнауки РФ)

П.ДАНИЛИН [шеф-редактор портала Кремль.орг]: «Нам нужна государственная политика в отношении российской истории. Причем, политика эта должна быть ориентирована отнюдь не на утверждение одной единственной концепции истории. Знаем — проходили. Один единственный правильный подход к истории приводил к страшным загибам потом. Так, советская историческая наука в результате породила перестроечного монстра, который посредством фальсификаций занялся ниспровержением. Перестроечная и ельцинская историческая наука, во многом построенная на фальсификациях и эмоциях, в свою очередь, была отринута современными историками, которые легко пользуются настоящими архивными данными и также легко распространяют эту информацию, благодаря интернету и свободе слова. Но и современные тенденции в исторической науке не избавлены от тяги к ниспровержению». (edinros.ru)

Н.СОКОЛОВ [шеф-редактор журнала «Отечественные записки»]: «Меня пугает идея единого одобренного учебника истории. У нас есть стандарт, который описывает, какие фактические вещи должен знать современный школьник. Это правильно. А вот как к ним относиться — это дело свободного человека. Ученик обязан знать, что была опричнина, но он не должен быть обязан любить опричников. Нас же сейчас снова обязуют кого-то непременно любить, а кого-то непременно поносить». (Журнал «Отечественные записки»)

В.РЫЖКОВ [лидер Республиканской партии России]: «Учебники истории — это очень важная часть общественного процесса, потому что они формируют мировоззрение общества, общепринятые исторические мифы о прошлом. Борьба за учебник истории – это борьба за интерпретацию прошлого, а значит, и борьба за образ будущего. Я боюсь, что государство опять начнет использовать учебники как инструмент для промывания мозгов и навязывания новой авторитарной идеологии». («Грани.Ру»)

Б.НЕМЦОВ [лидер движения «Солидарность»]: «Это хорошо, что учебников много и они разные. Учитель, ученик могут выбрать то, что их больше устраивает. Кто-то скажет: в море учебников сложно ориентироваться. А кому сегодня легко? На то он и педагог, профессионал, чтобы суметь разобраться, какую лучше взять книгу. Считаю, принцип формирования рынка учебной литературы совершенно правильный. Необходимо тут и дальше расширять ассортимент. Конечно, при этом заботиться о качестве». («Российская Федерация сегодня»)

А.ШИШЛОВ [член Бюро РОДП «ЯБЛОКО»]: «Многообразие учебников приводит к определенному разнобою, ориентироваться в нем достаточно тяжело. Однако учителя готовы мириться с этими трудностями. Идея написать единый учебник представляется куда менее продуктивной. Такой подразумевает наличие единой идеологии, которой сегодня нет. И ее нельзя создать искусственно. <…> Процедура одобрения учебников Министерством образования нуждается в совершенствовании и, возможно, в дополнительном регулировании на уровне закона. Она должна максимально затруднять лоббизм, борьбу различных педагогических и научных школ. И быть более открытой, чтобы исключить появление некачественных пособий». («Российская Федерация сегодня»)

С.КАНГУН [кандидат исторических наук]: «Некоторые тенденции, которые стали развиваться в последнее время (скажем, призывы ввести единый учебник истории с едиными взглядами), мне представляются опасными. Здесь не надо путать две вещи. Должно быть единое образовательное пространство, чтобы человек, переехавший из Хабаровска в Белгород, не чувствовал, что попал в другую страну, где изучают другую историю. Но это не значит, что не может быть разных точек зрения».(«АиФ на Енисее»)

Л.КАЦВА [преподаватель истории гимназии №1543 г. Москва]: «Люди, которые выступают за единый школьный учебник, продолжая логически свою концепцию, должны также добиться утверждения в стране единой газеты, и тогда будет всё хорошо и правильно. У нас такое было уже, у нас газет было много, но они все, всё равно назывались одинаково, они все назывались советская пресса. Потому что сегодня пытаться внедрить единый учебник <…> это означает вернуться к той очень простой ситуации, которая была в советское время, а именно была история, и была школьная история. Эти две вещи были друг от друга совершенно отдельно, и ни одному вменяемому человеку верить в то, что написано в школьном учебнике, скажем по 20-му веку, никогда не приходило в голову. Все знали, что это надо выучить и зазубрить, а потом получалось, как в одном из романов Дины Рубинной: «Это ты будешь говорить в школе, а это ты знай на самом деле». Я считаю что эта ситуация действительно для государства, власть пускай сама себе думает, а вот для государства эта ситуация вредная». («Эхо Москвы»)

А.КУЗНЕЦОВ [преподаватель истории гимназии №1543 г. Москва]: «Среди ратующих за единообразие много таких, кто руководствуется, казалось бы, вполне рациональными соображениями: чтобы снять общественное напряжение, связанное с разными трактовками истории, следует выкинуть из учебников все оценки и интерпретации и оставить голые факты. То есть, по сути, предлагается учебники заменить справочником. Однако смысл исторического образования не в том, чтобы помнить дату Бородинской битвы, а в том, чтобы уметь поместить это событие в контекст отечественной и мировой истории и в соответствии с этим оценить его роль. <…> Поэтому учебник должен не только содержать факты, но и учить работать с ними, давать примеры такой работы. Учителям же собственный опыт подсказывает разные варианты, как лучше это сделать. Потому-то учебников и должно быть несколько». (The New Times)

А.КОНДАКОВ [генеральный директор государственного издательства «Просвещение»]: «У нас часто декларируются вещи, которые слабо реализуются на практике. Искусственное регулирование рынка никого до добра не доводило. И если есть три или пять хороших учебников, то все они должны быть доступны и учителю, и ученику. А если будет выбран один учебник, это будет либо банальной вкусовщиной, либо тем, что мы имели в советское время. Пускай учитель выберет то, что ему подходит». (Сайт издательства «Просвещение»)

А.ДАНИЛОВ [зав. кафедрой истории МПГУ, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки России]: «Вариативность учебной литературы по истории была одним из важнейших достижений 90-х годов, и отказ от нее стал бы большим шагом назад не только в деле исторического образования, но и в целом в общественной жизни страны. Впрочем, можно понять тех, кто ратует за возврат к единому и единственному учебнику, как бывало в советские времена — ведь так, в самом деле, проще жить. В 90-е же годы зачастую едиными линиями учебников объявлялись издания, в которых общей была лишь обложка, но не содержание. Получалось, что дети в 6-м классе изучали историю в рамках одной концепции, а в 7-м сталкивались с противоположными оценками и выводами. Выход из этой ситуации видится лишь в создании концептуально однородных вариативных линий учебников. <…> Центральное место в учебниках истории должны занять те идеи и ценности, которые составляют основу конституционного строя России. Необходимо также показывать место и роль России в мире, выявлять общее и особенное в мировой и отечественной истории. Здесь нет и не должно быть места крайним взглядам и оценкам. Российская история не должна представать в учебнике ни как некая аномалия всемирной истории, ни как единственно верный путь». («Алтапресс»)

ЕДИНЫЙ УЧЕБНИК ИСТОРИИ ДЛЯ СНГ

В декабре 2009 года группой ученых МГУ был проведен анализ учебников по истории 12 стран постсоветского пространства (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, Узбекистан, Украина и Эстония).  Были переведены и изучены 187 школьных учебников истории и учебных пособий. По результатам анализа авторы доклада с сожалением констатировали, что за исключением Белоруссии и (в меньшей степени) Армении, все остальные страны пошли по пути преподавания подрастающему поколению националистической трактовки истории, основанной на мифах о древности своего народа, о высокой культурной миссии предков и о «заклятом враге». Общей чертой школьных учебников новых национальных государств является стремление представить контакты с русскими и Россией как источник бедствий.

Присоединение тех или иных территорий к России и Российской империи, как правило, оценивается негативно. Выгоды, получаемые народами в рамках большого государства, замалчиваются, акцент делается на утрате самостоятельности».

Сделанные выводы говорят о том, что вопрос создания единой линии обучения истории актуален не только для России, но и на всем постсоветском пространстве.

С идеей создания единого учебника истории для СНГ в апреле 2010 года на первом съезде учителей и работников образования государств — участников СНГ в Астане выступила Белоруссия. «Такой учебник необходимо разработать с участием объединенных авторских коллективов стран содружества», – полагает заместитель министра образования Белоруссии К.Фарино.  Его поддержал министр образования и науки России Андрей Фурсенко: «Думаю, что такая работа, которая приведет к созданию книги для учителей, а может быть и учебников для ребят, была бы полезной. <…> Единый учебник не значит один учебник, это означает, что ученые, историки из разных стран соберутся и обдумают учебные пособия или учебник, который бы с общих позиций рассматривал нашу единую историю». Кроме того, в мае 2010 года министр образования и науки Украины Д.Табачник заявил, что в самое ближайшее время Россия и Украина создадут совместное учебное пособие по истории для преподавателей школ, в котором будет сформулирован общий взгляд не на весь процесс российско-украинских отношений, а на самые болезненные, трудные проблемы, которые на Украине прежде подвергались политической коррекции.
Напомним, что ранее, в июне 2007 года, Владимир Путин одобрил идею создания единых учебников истории для стран СНГ и заявил: «Если мы сможем это сделать, сказать об общей истории, едином настоящем, перспективах совместного будущего, то у нас будет успех, чтобы ребята не просто знали о жизни своей страны, чтобы видели что-то общее, объединяющее, позитивное, чтобы сохраняли это общее».

* * *

Таким образом, вопрос о создании единого учебника истории чрезвычайно актуален. Необходимо помнить о том, что учебник должен содействовать складыванию в сознании учащихся не просто фрагментарно-мозаичной картины исторического прошлого, а именно целостного видения и осмысленного понимания логики исторического процесса. Эта задача может успешно решаться только в том случае, если вся система учебной литературы по предмету для той или иной ступени обучения будет выстроена на основе единых научно-методологических принципов и общей методической концепции. Учебники советского времени были весьма эффективны в этом отношении, поскольку строились на единой концептуальной схеме. Независимо от оценки ее достоинств и недостатков, надо признать, что содержание этих учебников последовательно приучало детей к общей логике анализа исторического процесса, пусть и на достаточно специфической основе.

Дискуссия о различных интерпретациях, искажении истории России уже перешла на более высокий уровень – поиска национальной идеи, истоки которой в общем историческом прошлом страны. Не имея единого понимания в вопросах исторического пути, не получиться воспитать подрастающие поколения в духе уважения к своей стране, ее историческому и культурному наследию.

 

ВЦИОМ: БОЛЬШИНСТВО РОССИЯН СЧИТАЕТ, ЧТО УЧЕБНИК ИСТОРИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЕДИНСТВЕННЫМ ДЛЯ ВСЕХ 

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представил данные о том, интересуются ли россияне историей нашей страны, какого мнения придерживаются о переосмыслении исторических событий и их различной трактовке у разных народов, и допустимо ли, с точки зрения наших сограждан, существование нескольких учебников истории одновременно.

За последние два года интерес россиян к истории вырос: доля тех, кто в той или иной степени увлекается ей, увеличилась с 39 до 62%. Как правило, это высокообразованные респонденты (72%) и жители средних городов (68%). Одновременно, меньше стало тех, кто не проявляет интереса к истории нашей страны — с 54 до 38%. В основном это малообразованные россияне (54%), а также жители малых городов и сел (40-41%).

По мнению большинства наших сограждан, оценка исторических событий должна быть единой и неизменной, а их переосмысление — недопустимо (60%).  Так думают, в первую очередь, москвичи и петербуржцы (68%) и пожилые россияне (66%). Впрочем, почти каждый третий респондент полагает, что написание истории — бесконечный процесс и каждое поколение трактует ее с высоты своих знаний и настроений (31%). Такая позиция наиболее характерна для жителей средних городов (39%) и тех, кто моложе 34 лет (38%).

61% россиян уверены, что «национальные истории» недопустимы и историческая правда всегда одна. Такого мнения придерживаются, как правило,  столичные жители (79%), а также сторонники КПРФ и «Справедливой России» (по 66%).  31% респондентов, напротив, считают, что ситуация, когда одно и то же историческое событие имеет разную трактовку в памяти разных народов — это,  в основном, жители средних городов (39%) и приверженцы ЛДПР (33%).

Россияне имеют вполне однозначное мнение об учебниках истории для школ: 79% считают, что такой учебник должен быть единственным для всех школ, чтобы исключать путаницу и разноголосицу в головах учащихся. Как правило, так думают пожилые респонденты (86%) и южане (93%). В меньшинстве — те, кто допускает существование одновременно нескольких учебников истории, чтобы учителя могли выбирать, по какому из них учить детей (15%). Такой позиции придерживаются, в основном, 18-24-летние россияне (21%), уральцы и сибиряки (по 23%).

За то, чтобы учебник истории был единственным для всех школ, выступают, в основном, те, кто очень интересуется историей нашей страны (84%). Одновременное существование нескольких вариантов таких учебных пособий допускают, как правило, те, кто никогда не увлекался историей (18%).

Данная статья является проявлением глубокой душевной болезни ее автора, отравленного пропагандой Кремля.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *