65
Credit Line ©

Конфликт в Сирии: усилия России по недопущению дестабилизации Ближнего и Среднего Востока

Снежанова Л.Н., аналитик НИРСИ

Причём, характер подавления восстания оказался жёстким вплоть до выведения на улицы танков и подключения снайперов. Данное обстоятельство моментально вывело внутрисирийский конфликт на международный уровень. В настоящее время практически все значимые государства и организации мирового сообщества вовлечены в процесс урегулирования сирийского противостояния.

Тем не менее, волнения в Сирии продолжаются больше года, претерпевая то периоды относительного затишья, то новые витки эскалации. Экспертные мнения относительно сроков окончания конфликта расходятся, однако, уже сейчас можно выявить основные причины возникновения столкновений, их характер, мотивацию действующих лиц, и, следовательно, описать наиболее вероятные сценарии событий, учитывая существующие тренды.

ПРИЧИНЫ И ПРЕДПОСЫЛКИ СИРИЙСКИХ ВОЛНЕНИЙ

Напомним, что номинально первая публичная демонстрация состоялась 26 января 2011 года, но характер массовых акций протеста выступления приобрели лишь через два месяца. Так, 15 марта 2011 года в юго-западном городе Сирии Дараа, находящемся в 110 км от Дамаска, вспыхнуло восстание, центром которого стала мечеть Омари в старой части города. По аналогии с волнениями в других странах Ближнего Востока, которые начинались после пятничных молитв, некоторые СМИ окрестили произошедшее «пятничной революцией». Призывы бунтующих варьировались от отставки правительства до свержения режима Башара Асада, династия которого бессменно находится у власти более 40 лет. Таким образом, одной из причин недовольства населения стала длительная бессменность руководства, в том числе и правящей партии Баас.

Немаловажным двигателем волнений явилась и инерция панарабских революций: недовольный слой вдохновлялся успехом быстрого свержения режимов в Тунисе и Египте. Примера кровавого подавления ливийской оппозиции тогда ещё не было. Можно предположить, что сирийские антиправительственные силы вряд ли предполагали столь упорное сопротивление и масштабность последующих военных действий.

Кроме того, на схожесть сирийского конфликта с другими революциями региона указывает и активное использование социальных сетей как средства мобилизации масс, значение которых сложно переоценить в условиях контроля режимом Асада традиционных средств массовой информации. Можно сказать, что данный канал первоначально послужил важнейшим инструментом ведения антиправительственной информационной войны, в том числе, и с помощью иностранных сил.

Что же касается объективных причин противостояния, то наиболее серьёзным и потенциально наиболее опасным является этно-религиозный фактор: большинство населения Сирии представлено суннитами, тогда как правящая элита принадлежит к шиитской общине алавитов, что логично вызывает недовольство существующей властью. Очевидно, что умелое использование этого обстоятельства может позволить внешним силам, в случае заинтересованности, не только спровоцировать и поддерживать гражданскую войну, но и посеять хаос в значительном числе соседних государств этого взрывоопасного региона, нарушив хрупкое конфессиональное и этно-религиозное равновесие.

Необходимо отметить и геополитическое расположение Сирии, поскольку данный аспект является ключевым не только для понимания причин вовлечения в конфликт крупнейших мировых государств, но и столь яростной атаки со стороны международного сообщества под эгидой США и НАТО. Возможно, если бы Дамаск не являлся крупнейшим союзником России на Ближнем Востоке и не поддерживал дружественные связи с Ираном, сирийский конфликт угас бы по примеру Бахрейна и Йемена, где власть и оппозиция практически бескровно пришли к компромиссу.

СИРИЙСКАЯ ОППОЗИЦИЯ – КТО ВОЮЕТ С БАШАРОМ АСАДОМ?

Несмотря на очевидность присутствия фактора внешних сил в сирийском конфликте, официально антагонистическими сторонами в стране принято считать непосредственно режим Башара Асада и оппозицию. И если со структурами официального Дамаска всё понятно — они представлены всеми теми органами, которые призваны осуществлять свою деятельность в подобных условиях в любом государстве: МИД, МВД, правительственная армия, непосредственно правительство, то организациям оппозиции, выполняющим функции политического и военного представительства, необходимо уделить более пристальное внимание.

19 июня 2011 года было объявлено о создании Национального совета, который претендовал на роль альтернативного правительства страны. Однако, наибольшую известность получил коалиционный орган сирийской оппозиции — Сирийский национальный Совет (СНС), об учреждении которого было сообщено 2 октября 2011 года. В его состав, в основном, входят политические эмигранты из Сирии, по чьим словам, в рядах СНС сосредоточено до 60% всех оппозиционеров страны. По информации СМИ, в настоящее время СНС поддерживают: сирийское крыло организации «Братья-мусульмане», Ассирийская демократическая организация, часть курдских и сирийских диссидентов, а также «местные координационные комитеты», специализирующиеся на организации и проведении антиправительственных флеш-мобов и оппозиционных демонстраций. Основным требованием СНС является насильственная отставка Асада.

Кроме того, существует Объединенный сирийский национальный совет – ещё одна оппозиционная структура, созданная в августе 2011 года, которая, однако, не согласилась примкнуть к Сирийскому национальному совету. В конце апреля 2012 года глава организации Нофала Давалиби объявил в Париже о создании «переходного правительства», в задачи которого входит осуществление поставок оружия сирийским оппозиционерам и поддержка «прямого международного военного вторжения» для обеспечения безопасности и стабильности в стране. По его словам, данное объединение поддерживают многие участники СНС.

Что касается милитаристских структур, то 29 июля 2011 года оппозиционеры заявили о создании Свободной армии Сирии (ССА), сформированной из числа повстанцев и перебежчиков из сирийских вооружённых сил под руководством дезертировавшего полковника Рияда Асада. Самоорганизованная структура тут же занялась агитационно-пропагандистской работой, выпустив видеообращение, призывавшее сирийских военных переходить на сторону оппозиции. Однако, массового оттока из вооружённых сил не последовало, армия сохранила верность режиму. По словам самой ССА, численность организации составляет 60 тысяч бойцов, однако, в случае получения оружия «их число может возрасти в три, а то и в десять раз». Что касается дислокации, то, по данным СМИ, ССА располагается преимущественно на территории Турции, главным образом в провинции Хатай, где и осуществляется подготовка боевиков западными и турецкими специалистами; кроме того, активную помощь ССА оказывают спецслужбы Катара, Саудовской Аравии, Ливана и Франции. МИД РФ также заявлял, что располагает достаточной информацией об осуществлении командования операциями ССА внешними силами.

Также в течение некоторого времени, параллельно с оппозиционными мероприятиями ССА, аналогичную деятельность осуществляло так называемое Движение свободных офицеров. Однако после того, как основатель данной организации, полковник Хусейн Хармуш, был похищен в Турции, предположительно, сотрудниками сирийских спецслужб, 23 сентября 2011 года группировки заявили о слиянии.

Кроме того, в феврале 2012 года был создан ещё один военный орган — Высший революционный военный совет (ВРС), который должен заменить ССА. Главой ВРС стал бригадный генерал Мустафа Ахмед аш-Шейх, бывший высокопоставленный сотрудник Генштаба Сирии, дезертировавший и бежавший в Турцию. По мнению экспертов, «главные задачи ВРС – координация действий вооружённой оппозиции на территории Сирии и вовлечение в её ряды новых членов как в самой Сирии, так и за её пределами с целью смещения Башара Асада исключительно силовым путём».

Помимо вышеупомянутых сил на территории Сирии действуют десятки (а по словам повстанцев, и сотни) других оппозиционных группировок, некоторые из которых, как, например, Национальный координационный комитет и Народный фронт за свободу и перемены, не только выступают за политическое урегулирование, но и протестуют против внешней агрессии.

Таким образом, природа и требования сирийской оппозиции крайне гетерогенны,  и говорить о какой-либо организованной структуре не приходится. Любые иные утверждения по этому поводу следует расценивать как недостаточную информированность по данному вопросу или целенаправленную дезинформацию.

УСТУПКИ АСАДА ОППОЗИЦИИ

Несмотря на демонизацию Асада, следует отметить, что президент Сирии с самого начала конфликта в 2011 году выполнил ряд требований оппозиции и предпринял шаги по демократизации существующей системы. Так, 24 марта Башар Асад освободил всех арестованных в ходе подавления выступлений протеста в южном городе Дераа, пообещав провести ряд важных политических и экономических реформ. 26 марта было объявлено об амнистии 70 политзаключенных, которые содержались в тюрьме строгого режима в Сейднайя, в окрестностях Дамаска. 27 марта власти Сирии изменили 8-ую статью конституции Сирии, определяющую партию Баас «руководящей и направляющей в обществе и государственном управлении» силой, и приняли новый закон о СМИ, защищающий журналистов. 29 марта на фоне непрекращающихся волнений Асад распустил правительство Сирии, а ещё через месяц было отменено чрезвычайное положение, действовавшее с 1963 года. Кроме того, 4 августа президент подписал декрет о введении многопартийности в стране, а 15 ноября власти Сирии выпустили из тюрем 1180 человек, арестованных за участие в массовых беспорядках. Однако, данные действия результата не принесли —  оппозиция назвала данные меры запоздавшими и продолжила выступления с требованием отставки Асада.

Тем не менее, в 2012 году реформы продолжились. 26 февраля в Сирии прошёл референдум по проекту новой конституции, главным новшеством которой стало введение «демократической многопартийной системы» и отмена 8-ой статьи, ранее закреплявшей руководящую роль партии Баас. Асад выразил надежду, что принятие конституции позволит начать «новую эру сотрудничества всего спектра сирийского общества ради реализации его устремлений в области развития страны и обеспечения светлого будущего следующих поколений». Что же касается сирийских оппозиционеров, то они заранее отказались от участия в референдуме и объявили его фарсом. Тем не менее, явка составила 57,4 %, а за новую конституции Сирии проголосовало 89,4% граждан страны, принявших участие в референдуме.

Другим важнейшим шагом по реформированию политической системы стали парламентские выборы в Народный совет Сирии (САР), прошедшие 7 мая 2012 года на многопартийной и состязательной основе. Впрочем, как и в случае с референдумом, противники Асада снова бойкотировали выборы. Разумеется, протестом СНС дело не ограничилось, и своими соображениями поспешили поделиться США. Представитель Госдепа Марк Тонер заявил, что проведение выборов выглядит «нелепо» и «совершенно очевидно то, что у сирийского народа не будет права голоса». Любопытно, что в тех же формулировках рассуждал о внутрисирийском событии и официальный представитель генсека ООН Мартин Несирке: «Демократический процесс не может быть успешным, когда всё ещё продолжается насилие», «только всеобъемлющий и никого не исключающий политический диалог может привести к подлинно демократическому будущему в Сирии. Эти выборы не проходят в таких рамках». Между тем, президент Сирии заявил о том, что большинство населения страны поддерживает существующий государственный строй, и это «серьёзное послание для всех – как внутри страны, так и за её пределами». Кроме того, Асад отметил, что власти готовы вести диалог с оппозицией: «Это нормальный процесс, у всех своя точка зрения относительно того, как прошли выборы. Скорее всего, их (оппозицию) не устраивает сам закон о выборах, но мы можем всё это обсудить с ними позже».

В числе прочих уступок сирийских властей необходимо отметить допуск на территорию страны международных наблюдателей — как ЛАГ, так и ООН. Выпущенное после объявления официального перемирия 12 апреля 2012 года обращение МВД Сирии, обещавшее освобождение от преследования всех, «кто добровольно сложит оружие, и на чьих руках нет крови мирных граждан», после чего официальным властям Дамаска сдалось около 1200 боевиков. Кроме того, были отпущены сотни политзаключённых, о чём свидетельствовал официальный представитель генерального секретаря ООН Эдуардо дель Буи.

Однако ни одна из принятых Асадом мер и проведённых реформ не смогла остановить волнения в стране, а антисирийская коалиция продолжила усиление экономического и дипломатического давления  с целью свержения существующего режима.

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ БОРЬБА ВОКРУГ СИРИИ В ООН

Попытки надавить на режим Асада неоднократно предпринимались странами Запада на высшей международной площадке – в рамках резолюций Организации Объединённых наций.

Первое голосование по антисирийской резолюции, подготовленной европейскими странами, состоялось 4 октября 2011 года. Проект документа предусматривал применение в течение 30 дней санкций в отношении сирийского режима, если тот продолжит подавление оппозиции и не реализует политические реформы. За резолюцию проголосовали девять государств, Бразилия, Индия, ЮАР и Ливан воздержались. Два постоянных члена Совбеза ООН — Россия и Китай — воспользовались правом вето, заблокировав принятие резолюции. Данный шаг стран, не желающих повторения ливийского сценария, вызвал бурю возмущения у стран Запада, прежде всего, у США. Так, Хиллари Клинтон чуть ли не возложила вину на Россию и Китай за продолжающееся насилие в Сирии, заявив: «Страны, продолжающие поставлять режиму Башара Асада оружие, из которого стреляют по невинным мужчинам, женщинам и даже детям, должны крепко задуматься о том, что они делают. Эти страны заняли неверную сторону с точки зрения истории. В этом споре они защищают совсем не тех, кого следовало бы». Между тем, постпред РФ в ООН Виталий Чуркин объяснил позицию Россию при голосовании тем, что в проекте «не были учтены формулировки о недопустимости внешнего вооружённого вмешательства» и призвал «продолжить работу над подготовленным Россией и Китаем проектом сбалансированной резолюции, содержащей жизнеспособную концепцию урегулирования». Аналогичный комментарий дал посол КНР, так же высказавшийся против вмешательства во внутренние дела Сирии. Кроме того, Виталий Чуркин обвинил страны Запада в том, что они придерживаются конфронтационного подхода в сирийском вопросе и выступают против разрешения проблем мирным путём. «Наш проект остаётся на столе. На его основе мы готовы вырабатывать подлинно коллективную конструктивную позицию международного сообщества, а не заниматься  легитимизацией уже принятых односторонних санкций и попыток силовой смены режимов», — резюмировал российский постпред.

15 декабря 2011 года Россия представила свой проект резолюции по Сирии в СБ ООН. В документе содержался призыв ко всем сторонам конфликта «немедленно прекратить любое насилие», а также начать расследование гибели людей в ходе волнений; однако, пункт о каких-либо санкциях против правительства отсутствовал вовсе. В ходе раунда консультаций российскую инициативу заблокировала Германия, заявив, что текст документа не отвечает требованиям западных государств. Последние были возмущены отсутствием введения эмбарго на поставку вооружений в Сирию, а также тем, что проект российской резолюции в равной мере осуждал как репрессии со стороны правительственных сил, так и экстремистские действия со стороны оппозиции. Реакцией России был подтверждённый Виталием Чуркиным отказ убрать из текста упоминание насилия со стороны оппозиции, а также отказ от введения эмбарго на поставки оружия властям Дамаска. «Мы знаем, что в наши дни означает эмбарго на оружие. Оно означает – и мы видели это в Ливии – что ты не можешь поставлять оружие правительству, однако кто-нибудь другой может поставлять оружие разным оппозиционным группам», — отрезал российский постпред. Кроме того, Россия продолжала настаивать на политике невмешательства, утверждая, что «единственный путь выхода их кризиса – возглавляемый самими сирийцами и никого не исключающий политический процесс».

Следующее голосование по антисирийской резолюции, смягчённой с учётом возражений российской стороны, состоялось в СБ ООН 4 февраля 2012 года. В проекте резолюции осуждалось применение насилия, исходящего от любой из сторон конфликта, а также поддерживался предложенный ЛАГ план перехода к демократической политической системой в Сирии. То есть, несмотря на отсутствие прямого призыва к Башару Асаду о передаче власти, речь шла фактически именно об этом пути развития событий с последующим формированием правительства «национального единства» с участием оппозиции и назначением парламентских и президентских выборов. Помимо этого, документ требовал от сирийских властей оказывать помощь наблюдателям Лиги арабских государств, а также прекратить преследование инакомыслия. В этот раз за принятие документа проголосовало 13 стран, и лишь Россия и Китай вновь воспользовались правом вето, заблокировав его принятие. Виталий Чуркин указал, что «вынесенный на голосование проект резолюции неадекватно отражал сложившиеся в Сирии реалии и посылал несбалансированные сигналы сирийским сторонам». Аналогичную версию высказал и заместитель главы МИД РФ Геннадий Гатилов, также подтвердивший, что за резолюцию Россия голосовать не может, поскольку «все требования обращены только к правительству Сирии, ничего нет в отношении оппозиции».

Примечательно, что своё недовольство итогами голосования в этот раз выразил и генеральный секретарь ООН, похоже, также определившийся со своими политическими предпочтениями. Так, Пан Ги Мун выразил «глубокое сожаление» по поводу неудачной попытки провести резолюцию: «Это – большое разочарование для народов Сирии и Ближнего Востока, для всех, кто поддерживает демократию и права человека. Это подрывает роль ООН и международного сообщества в период, когда сирийские власти должны слышать единый голос, призывающий немедленно прекратить насилие против народа Сирии». Что касается реакции Запада, то она стала предсказуемо-раздражённой. Глава МИД Италии Джулио Терци назвал провал резолюции «очень плохой новостью», заявив, что «сирийское население больше не может ждать» и «международное сообщество обязано найти в себе силы, чтобы ответить на имеющий место исключительно острый политический и гуманитарный кризис». Глава МИД Великобритании перешёл к прямым обвинениям: «Россия и Китай столкнулись сегодня с простым выбором: поддержать народ Сирии и Лигу арабских государств или нет? Они решили не поддерживать и вместо этого заняли сторону сирийского режима и его брутальной расправы с сирийским народом во имя своих национальных интересов». Солидарность со своими единомышленниками бурно выразил и «борец за мир», уже однажды пролоббировавший бомбёжку Ливии, Николя Саркози: Россия и Китай, блокируя резолюцию, «потворствуют продолжению жестокой и беспредельной политики» президента Башара Асада. Однако, европейские представители не смогли перехватить роль главного ньюзмейкера у честолюбивых США. Постпред США Сьюзан Райс оперировала статистикой с фронта, возлагая моральную ответственность на Россию и Китай: «С тех пор, как те же самые страны наложили вето на ещё одну резолюцию по Сирии, 3000 гражданских лиц было убито, а ещё 250 погибло вчера». А Госсекретарь Хиллари Клинтон и вовсе публично предложила свою версию международного урегулирования конфликтов, фактически призвав обойти решения высшего органа — ООН: «Столкнувшись с урезанными полномочиями Совбеза, нам нужно удвоить попытки за пределами ООН с теми союзниками и партнёрами, которые поддерживают право сирийского народа на лучшее будущее».

УСИЛИЯ ЛАГ

Как известно, попытки разрешения сирийского конфликта предпринимались и на региональном уровне. В частности, 2 ноября 2011 года Лига арабских государств предложила план мирного урегулирования, предполагавший вывод воинских подразделений из всех населённых пунктов Сирии, освобождение из тюрем заключённых, «полное прекращение насилия в стране ради защиты мирного населения» и начало диалога властей с оппозицией. Кроме того, план предусматривал размещение в Сирии наблюдательной миссии ЛАГ в составе нескольких сотен человек для оценки ситуации в стране и контроля за действиями сирийских властей и оппозиции. Режим Асада согласился с предложенным планом  и подписал соглашение о допуске на территорию страны  международных наблюдателей ЛАГ. Первая мониторинговая группа ЛАГ прибыла в Дамаск уже во второй декаде декабря, после чего было принято решение о разделении территории Сирии на 15 зон, включающие 20 городов, в которых и стали работать наблюдатели.

Однако, в январе 2012 года ЛАГ озвучила новую редакцию документа, теперь уже предусматривающую необходимость передачи власти Башаром Асадом вице-президенту Фаруку аш-Шараа с последующим формированием правительства национального единства под руководством «приемлемой для всех сторон фигуры» и проведения последующих выборов в течение 6 месяцев. На этот раз официальный Дамаск ответил отказом, справедливо указав на «нарушение национального суверенитета и вмешательство во внутренние дела».

28 января 2012 года миссия наблюдателей ЛАГ приостановила свою работу на территории Сирии по решению генерального секретаря этой организации Набиля аль-Араби, объяснившего своё решение эскалацией насилия со стороны правительственных войск. Тем не менее, в подготовленном докладе ЛАГ указывалось, что в таких городах как Дераа, Хомс, Идлиб и Хама наблюдатели отмечали действие вооруженных групп, противостоящих правительственным силам безопасности и войскам, а также нападавших на гражданских лиц, в том числе женщин и детей. Ссылаясь на данный доклад, МИД РФ тут же выступил с заявлением о необходимости взятия на себя обязательств по прекращению насилия всеми сторонами конфликта, а не только правительственными войсками. Видимо, такая постановка вопроса кому-то показалась неудобной, и 12 февраля ЛАГ самоустранилась от дальнейшего наблюдения, опубликовав резолюцию о завершении работы миссии наблюдателей в Сирии по причине «отсутствия условий для их работы» и призвав СБ ООН ввести в Сирию миротворческий контингент. Характерно, что спустя пару дней после того, как у ЛАГ исчезла юридическая необходимость занимать беспристрастную позицию в сирийском конфликте, организация продемонстрировала раскол своих рядов всему миру. Так, глава миссии наблюдателей Лиги арабских государств суданский генерал Моххамед Даби объявил о своей отставке, а на следующий день министры иностранных дел стран-членов ЛАГ заявили о необходимости дипломатической изоляции властей Дамаска и одновременном установлении тесных контактов с оппозицией Сирии для оказания ей всесторонней поддержки.

ПЛАН МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОФИ АННАНА

Шанс достичь возможного перемирия сторон появился с выходом на авансцену спецпосланника ООН и Лиги арабских государств Кофи Ананна с посреднической миссией. Примечательно, что в основе предложенного документа лежали те самые пункты, которые в середине марта были совместно выработаны главой российского МИДа Сергеем Лавровым и его конструктивно мыслящими коллегами из ЛАГ. Тогда данный план был отвергнул Хиллари Клинтон, наотрез отказавшейся уравнивать действия сирийских оппозиционеров и правительственных войск. Однако, несмотря на всё нежелание Соединённых Штатов в какой бы то ни было форме переходить от угроз к переговорам с режимом Башара Асада, противоречить инициативе спецпосланника ООН/ЛАГ было бы слишком вызывающе.

Таким образом, 21 марта 2012 года наметилось некое подобие компромисса  — предложения Аннана, направленные на преодоление кризиса в Сирии, были единогласно поддержаны СБ ООН. Сам факт того, что международные участники хоть как-то могут договориться, представлял собой определённый успех.

Главным содержательным достижением принятого Совбезом документа стало положение с призывом ко всем сторонам конфликта о «прекращении всех форм вооружённого насилия» под наблюдением ООН. До этого, как уже упоминалось, подобные сигналы посылались лишь правительственным войскам Сирии. Впрочем, план Аннана по-прежнему предлагал осуществить первые шаги именно режиму Асада и с 12 апреля 2012 года начать вывод сирийских войск из крупных городов страны.

Кроме того, документ призывал к запуску инклюзивного, то есть, включающего все стороны конфликта, политического диалога. Однако, другие пункты плана Аннана, были не так однозначны: например, из предусмотренного требования «обеспечения доставки гуманитарной помощи в районы, пострадавшие от вооружённого противостояния, и освобождения незаконно задержанных людей» вытекал невольный вопрос: кого и по каким законам можно считать «законно» задержанными? По законам Сирии, всё ещё являющейся суверенной страной, в которой идёт гражданская война, либо по законам международного права, одним из которых является как раз невмешательство в подобного рода конфликты?

И хотя заявление Совбеза получило публичное одобрение как  с российской стороны, так и со стороны представителей западных стран, нюансы в риторике сильно разнились, выдавая истинные мотивы политических игроков. Так, Сергей Лавров выражал радость по поводу достигнутого компромисса с коллегами, которые «отказались и от ультиматумов, отказались и от угроз, и от попыток решать проблему лишь путём односторонних требований к правительству». Глава МИД Великобритании Уильям Хейг призывал «сирийские власти воспользоваться шансом, чтобы прекратить кровопролитие», начав «немедленный отвод военных из городских поселений и их окрестностей». А Госсекретарь США Хиллари Клинтон, в свойственной Соединённым Штатам манере, уже требовала, причём выступая от лица всего мира: «Мы и всё международное сообщество говорим президенту Асаду и его режиму, чтобы он выбрал этот путь и выполнил план урегулирования. В противном случае ему придётся столкнуться с усиливающимся давлением и изоляцией».

Другим важнейшим достижением стало то, что, помимо согласия официального Дамаска на сотрудничество с Аннаном, сирийские оппозиционеры впервые выразили готовность к переговорам с Башаром Асадом. История получения этого согласия заслуживает отдельного внимания, во-первых, с точки зрения реалистичности подключения к переговорам сирийской оппозиции и, во-вторых, зависимости её политической воли от указаний Запада. Так, ещё 9 марта 2012 года политический лидер повстанцев Бурхан Гальюн не только отвергал призыв Аннана вступить в диалог с режимом Асада, но публично заявлял, что «любое политическое решение ситуации не будет успешным, если не будет сопровождаться одновременным военным давлением на режим». Однако вскоре эта позиция трансформировалась. 10 марта 2012 года верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон предупредила, что Евросоюз полностью поддерживает инициативу Аннана и его решение вести переговоры с Асадом. Кроме этого, Эштон подчеркнула, что не видит военного решения ситуации в Сирии. Несколько позже с похожим обращением выступил и Вашингтон, призвав обе стороны прекратить бои и вступить в диалог. Призыв был услышан, и уже 27 марта 2012 года представитель Сирийского национального совета Басма Кадмани демонстрировала требуемую диалогоспособность: «Мы приветствуем принятие режимом плана, который может привести к прекращению репрессий и кровопролития. Мы надеемся, что мы сможем начать двигаться к достижению мира». Таким образом, как только страны Запада поумерили антиправительственную риторику, а надежда на военную интервенцию Запада и арабского мира ослабла, настроения сирийских демонстрантов прямопропорционально изменились, что в очередной раз стало свидетельством внешней зависимости революционных сил от совершенно конкретных государств и их позиции применительно к сирийскому противостоянию.

Однако, несмотря на ряд очевидных достоинств, план Аннана не смог стать универсальным инструментом урегулирования сирийского кризиса. Противоречия теории и практического положения дел обнаружились почти сразу. Как, впрочем, и стороны, заинтересованные в срыве миротворческих усилий спецпосланника ООН/ЛАГ. Как позже скажет Сергей Лавров, складывалось ощущение, что кто-то не заинтересован в мирном исходе сирийского конфликта. Более того, Россия станет отстаивать приверженность выполнению плана Аннана даже в той ситуации, когда он сам признает его неэффективность и призовёт мировое сообщество к выработке альтернативного способа сирийского урегулирования.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОМПРОМИСС — ОТПРАВКА МИССИИ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ООН В СИРИЮ

Контролировать выполнение плана Аннана была призвана миссия невоенных международных наблюдателей. 14 апреля 2012 года Совбезом ООН была единогласно принята соответствующая резолюция. Документ призывал «сирийское правительство и все остальные стороны обеспечить возможность выполнения передовой группой своих функций» и гарантировать ей безопасность «без ущерба для свободы передвижения и доступа». Основной задачей группы, в свою очередь, было провозглашено обеспечение контроля за соблюдением сторонами договорённости о прекращении огня и всех форм насилия и выполнением положений плана Аннана в целом. Учитывая, что соавторами документа выступили США, Великобритания, Германия, Франция, Португалия, Колумбия и Марокко, не стало неожиданностью акцентирование внимания на том, что главная ответственность лежит на сирийских властях. Однако, предложение о направлении в Сирию миссии наблюдателей стало единственным, по которому все международные участники, включая Россию, США, ЕС, генсека ООН и спецпредставителя ЛАГ смогли достичь согласия. Резолюция 2042 предполагала отправку 30 международных невоенных наблюдателей в Сирию на начальный период продолжительностью до 30 дней.

22 апреля 2012 года СБ ООН была принята резолюция 2043, предполагающая увеличение числа наблюдателей в 10 раз – до 300 человек. Данное предложение принадлежало генсеку ООН Пан Ги Муну, сам же текст документа объединял в себе выдвинутые ранее как западные, так и российские предложения. На срочном принятии новой версии резолюции настаивал глава внешнеполитического ведомства России, полагая, что скорейшее утверждение мандата «полноформатной мониторинговой миссии» будет способствовать получению более объективной информации с мест событий и недопущению дальнейшей дестабилизации в Сирии. Сергей Лавров заявил, что существует «немало тех, кто хотел бы, чтобы план Аннана не состоялся, чтобы можно было требовать задействовать другие варианты, под которыми имеются в виду, прежде всего, силовые». Причиной данных опасений стали участившиеся провокации со стороны вооружённой оппозиции, в то время как генсек ООН предпочитал обращать внимание на «спорадические вспышки насилия и продолжающееся присутствие сирийских вооружённых сил в регионе».

Однако, в целом, несмотря на ряд систематических нарушений с обеих сторон, положительное влияние присутствующих миротворцев на ситуацию в Сирии отметили и представители МИД РФ, и заместитель генерального секретаря всемирной организации по миротворческим операциям Эрве Ладсус, и сам Кофи Аннан.

«ДРУЗЬЯ СИРИИ» — ОФИЦИАЛЬНЫЙ СПОНСОР СИРИЙСКОЙ ОППОЗИЦИИ

Впервые идею о создании некоей «группы друзей сирийского народа» озвучил в начале февраля 2012 года Николя Саркози. По его словам, основной целью структуры должно было стать укрепление международной координации в поддержку усилий ЛАГ. Инициативу поддержали более 70 государств, в том числе США, ряд европейских и арабских стран, а также некоторые международные организации. Однако де-факто основными целями самопровозглашённого неформального объединения стало осуществление давления на режим Башара Асада и, соответственно, оказание помощи оппозиции. Таким образом, «Друзья Сирии» стали неким спецпроектом по реализации политических целей международных противников Асада, потерпевших фиаско на площадке ООН и не добившихся разрешения на внешнее вмешательства во внутренний конфликт.

С момента своего возникновения организация провела две встречи: 12 февраля в Тунисе и 1 апреля в Стамбуле. Понятно, что ни на одно из заседаний не были приглашены представители официального Дамаска, охарактеризовавшие данную структуру как «сборище колониалистов и исторических врагов арабского народа». Кроме того, от участия воздержались Китай и Россия, справедливо заметив, что на площадке переговоров представлены не все стороны конфликта, а вопрос сирийского урегулирования находится в рамках мандата ООН. Реакцией на отказ от участия в деятельности самопровозглашённой организации двух членов ООН стало негодование Хиллари Клинтон, призвавшей международное сообщество «подтолкнуть» Китай и Россию к «перемене позиции». По словам Госсекретаря США, Москва и Пекин «должны понять, что они стоят на пути не только стремлений сирийского народа, но и всей «арабской весны».

Что же касается решений, принимаемых на встречах «Друзей Сирии», то одновременно с введением новых экономических санкций против режима Башара Асада список мер помощи СНС, напротив, расширялся.

Тунисская встреча в основном была посвящена пропаганде необходимых военных мер и контрмер, соответственно. Так, требуя от Асада немедленного прекращения насилия, Хиллари Клинтон призывала сирийских военных не выполнять приказания своих командиров: «То, что военные продолжают убивать своих братьев и сестёр, бросает тень на честь их мундиров. <…> Отказ продолжать это убийство сделает их героями в глазах не только сирийцев, но и сознательных людей повсюду». Ссылок на соцопрос жителей какой-либо страны, массово одобряющих дезертирство в условиях угрозы внешнего вмешательства, разумеется, Госсекретарь не приводила. Кроме того, богатая фантазия «Друзей Сирии» привела к появлению в итоговом документе требования к сирийскому правительству позволить обеспечить беспрепятственный доступ гуманитарных организаций в наиболее беспокойные районы, в частности город Хомс. Особенно эффектно это выглядело на фоне просьб самих СНС, обращённых к «Друзьям Сирии», о поставках оружия для оппозиции и обещаниях госсекретаря США, что через некоторое время сирийская оппозиция будет располагать эффективными средствами для обороны и проведения наступательных действий. Впрочем, представитель Госдепа Марк Тонер тут же благоразумно поспешил реабилитировать не в меру откровенную Хиллари Клинтон, уточнив, что употреблённый ею оборот был лишь метафорой, и что мировое сообщество должно по-прежнему избегать вооружения оппозиции. Однако, оговорка Госсекретаря США стала не единственным сюрпризом тунисского мероприятия.  Новоизбранный президент Туниса Монсеф Марзуки не только высказался за создание арабских вооружённых сил «для обеспечения мира в Сирии», но и почему-то взялся рассуждать о предоставлении политического убежища Асаду в России. Москва отреагировала незамедлительно, посоветовав Марзуки делать какие-либо заявления от имени своей страны. Не обошлось на встрече «Друзей Сирии» и без скандала: делегация Саудовской Аравии, не оценив выжидательной тактики своих западных единомышленников, покинула форум в знак протеста против его «неэффективности», заявив, что не может участвовать в конференции, которая не приведёт к немедленному обеспечению защиты сирийского населения. Как впоследствии пояснил глава МИД Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал, передача власти должна состояться «добровольно или насильно», назвав последний вариант единственно возможным для разрешения сирийского кризиса.

Стамбульское мероприятие прошло менее эмоционально и более продуктивно с точки зрения дальнейшей выработки односторонних санкций и таких же поощрений. Во-первых, его важнейшим итогом стало признание 74 государствами Сирийского национального совета в качестве «единственного (легитимного) представителя сирийского народа» и «главного партнёра» по переговорам в рамках сирийского урегулирования. Во-вторых, было принято решение о создании фонда финансовой помощи оппозиции. В-третьих, были созданы рабочие группы —  по вопросам применения санкций против Дамаска  и по экономическому «восстановлению и развитию Сирии» после ожидаемого «друзьями» краха режима. При этом размер «гуманитарной помощи», механизм предоставления которой, само собой, исключающий официальные власти Сирии, увеличился ещё на 12 млн. долларов, суммарно составив 25 млн. долларов. В-четвёртых, появился блок информационной компоненты, предполагающий обеспечение оппозиции коммуникационными средствами, с одной стороны, и усиление медиа-войны с Асадом, с другой. Кроме того, по версии антиправительственной коалиции, данный шаг необходим для активизации «усилий по сбору информации, необходимой для того, чтобы в дальнейшем была возможность привлечь к ответственности тех, кто сегодня прибегает к насилию». В-пятых, невзирая на то, что СНС по-прежнему взывает к поставке оружия, а фактически заявления и действия «Друзей Сирии» ведут лишь к эскалации напряжённости, последняя выразила поддержку плану Аннана по урегулированию сирийского кризиса, видимо, не усмотрев здесь никаких противоречий. Примечательно, что накануне стамбульской встречи официальный представитель МИД Франции озвучил предложение привязать план Аннана к конкретному графику для более эффективного выполнения. МИД РФ тут же указал на недопустимость ведения подобной риторики, подчеркнув, что «прерогатива суждения о степени выполнения упомянутых предложений К.Аннана принадлежит, прежде всего, самому спецпосланнику, а затем, на основании его информации и оценок, Совету Безопасности ООН, роль которого не может быть подменена никакими группами самозваных друзей Сирии».

Что касается других оценок деятельности организации со стороны России, то они как были, так и остались негативными. Ещё в феврале представители российского МИДа обращали внимание на неприемлемость поддержки одной стороны против другой во внутреннем конфликте и попытки сколачивания международной коалиции по примеру «контактной группы по Ливии», тем более с задачей военного вмешательства на территории суверенного государства, поскольку это прямо противоречит международному праву и Уставу ООН. В целом, вторую встречу «Друзей Сирии» МИД РФ охарактеризовал как «мероприятие, имеющее одностороннюю политическую направленность», участники которой «не занимаются поиском налаживания межсирийского диалога в интересах прекращения конфликта, а напротив, скорее готовят почву для вмешательства извне».

Парадоксально, но сама ООН никаких комментариев и оценок деятельности «Друзей Сирии» не даёт, периодически лишь призывая «повлиять» на сирийскую оппозицию в целях достижения мирного урегулирования, при всей очевидности полного отсутствия подобных намерений и у СНС, и у «Друзей Сирии». Видимо, пакет мер, включающий идеологическую, информационную, финансовую и политическую поддержку повстанцев, всё же должен дополниться поставками вооружений и доказуемым его использованием против мирного населения с последующими многочисленными жертвами.

Третья конференция «Друзей Сирии» состоится 6 июля 2012 года в Париже. По словам официального представителя МИД Франции Бернара Валеро, встреча группы «мобилизует все страны и организации, которые хотят оказать поддержку народу Сирии на фоне ухудшения безопасности, гуманитарной обстановки и продолжения репрессий».

ВООРУЖЕНИЕ И ПОДГОТОВКА СИРИЙСКИХ БОЕВИКОВ

Помимо «Друзей Сирии» ряд стран в инициативном порядке также оказывает сирийской оппозиции разностороннюю помощь. Прежде всего, ту, которую пока не может позволить себе вышеупомянутая структура по причине претензий на легальность своих действий с точки зрения международного права.

Главной статьёй такой помощи является незаконная поставка оружия сирийским боевикам. Как известно, официальной позицией Вашингтона является не только отказ от осуществления подобного рода действий, но и (с момента очевидной активизации «Аль-Каиды» в рядах сирийской оппозиции) озвученное Хиллари Клинтон намерение о «лоббировании» на площадки ООН резолюции, налагающей эмбарго на поставки вооружений в Сирию. Ту же линию проводит и представитель Белого Дома Джей Карни, заверяя общественность в приверженности США дипломатическим мерам урегулирования и подчёркивая, что «дальнейшая милитаризация Сирии способна привести к ещё более катастрофическим последствиям». Однако, ряд представителей США неоднократно высказывали противоположные мнения, наиболее радикальные из которых, по понятным причинам, были озвучены республиканцами. Так, один из кандидатов на пост президента США, Ньют Гингрич, предлагал осуществлять тайное вооружение сирийской оппозиции и оказывать другую необходимую помощь, необходимую для осуществления свержения Башара Асада. Джон Маккейн уже напрямую призывал Вашингтон к обеспечению прямых поставок для боевиков. Но дальше всех пошёл Митт Ромни, не только выступивший за вооружение и организацию сирийских повстанцев, но и раскритиковавший план Аннана, «предоставивший Асаду дополнительное время» для проведения военной операции против оппозиции.

Возможно, амбивалентность риторики США и даже видимость существования противоречий по данному вопросу сохранялась бы и в дальнейшем, если бы не заявление Виктории Нуланд от 16 мая 2012 года. Официальный представитель Госдепа, всё ещё отрицая снабжение оружием противников Асада со стороны Штатов, заявила, что США признают «суверенное право» любого государства оказывать военную помощь оппозиции Сирии, а также сами координируют усилия в данном направлении. В разное время, в том числе и из официальных источников, проходила информация об осуществлении незаконных поставок вооружений со стороны Ливана, Саудовской Аравии, Катара, Ирака, Турции, Великобритании. Что касается технической стороны вопроса милитаризации Сирии, то окончательную ясность внесли глава Пентагона Леон Паннета и председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Мартин Демпси, сообщив, что начать поставки вооружений сирийским революционерам мешает  разрозненность и декоординация оппозиции: «Там действуют сотни разрозненных группировок. И трудно определить, кому из них помогать».

Другим видом помощи является осуществление переброски военных подразделений и боевиков иностранных государств в ряды сирийской оппозиции. Однако, список стран, предоставляющих данную помощь и уже упоминавшихся выше, оказался расширен вплоть до Косово, где, по информации СМИ, повстанцы проходят подготовку для последующего противостояния режиму Асада.  МИД РФ и постпред России при ООН Виталий Чуркин подчеркнули, что такие действия недопустимы и идут вразрез с усилиями спецпосланника ООН/ЛАГ Кофи Аннана. Ответом Приштины стало признание в поддержании контактов с сирийской оппозицией, однако глава МИД Косово Энвер Ходжай настаивал исключительно на «дипломатическом» срезе таких отношений. Впрочем, факт торговли органами людей, похищенных во время в 1998-1999 годах конфликта, власти Косово тоже до сих пор отрицают.

Ещё одной разновидностью помощи, хоть и официально признаваемой, но всё же являющейся более интересной, чем хотелось бы странам, оказывающим эту помощь сирийским оппозиционером, является предоставление «средств связи». На первый взгляд, всё почти безобидно. Сначала Великобритания удваивает финансирование повстанцев на «невоенные» нужны: транш в 500 тыс. фунтов должен обеспечить их «защищёнными телефонами», по которым оппозиционеры смогут общаться между собой без риска прослушивания официальным Дамаском.  Через несколько дней после этого заявления последовало признание США о расширении уже существующих несколько месяцев поставок «гражданской оппозиции Сирии, а не вооружённым группировкам», телекоммуникационного оборудования. Всё бы ничего, но Виктория Нуланд почему-то отказалась предоставлять какую-либо информацию о параметрах предложенной американским правительством инициативы «Ближневосточное партнёрство», в рамках которой якобы и осуществляется оказание данной помощи. «Мы не будем говорить, что в точности это означает, о том, какого рода аппаратура имеется в виду, куда она перебрасывается… Публично цену вопроса в долларах мы не обозначали. На то имеется ряд оснований», — отрезала представитель Госдепа. Удивительное совпадение, но в этот же день бывший сотрудник катарского телеканала «Аль-Джазира» Али Хашем в интервью «Ас-Сафир» сообщил, что телеканал незаконно поставляет спутниковые средства связи из Ливана, Иордании и Турции и снабжает ими сирийских боевиков. По его словам, делается это для того, чтобы повстанцы могли связываться с «Аль-Джазирой» в прямом эфире новостных выпусков и рассказывать о том, что якобы происходит в Сирии, а объективное положение дел телеканал не интересует. Хашем утверждал, что ему звонили руководители новостной службы и инструктировали по поводу того, что нужно «забыть», а чему, наоборот, уделить внимание при освещении. Незадолго до этого похожее выступление сделал министр информации Сирии Аднан Махмуд, сообщивший, что вооружённые повстанцы специально захватывают и убивают мирных жителей, а затем подбрасывают их в районы нахождения сирийских ВС для последующего освещения в СМИ. Кроме того, по словам министра, популярные арабские спутниковые телеканалы  стали использовать боевиков в качестве «корреспондентов» в районах, контролируемых террористами и, соответственно, наводнённых жертвами. Списание данных заявлений на обычное ведение информационной войны несколько затрудняют сами жители Хомса, которые опознают в кадрах телеканалов своих погибших родственников, убитых — по сценарию – как побеждённых представителей сирийской армии.

ШАТКОЕ ПЕРЕМИРИЕ И ПРОВОКАЦИИ СИРИЙСКОЙ ОППОЗИЦИИ

Напомним, что официальной датой начала сирийского перемирия – первого, с момента начала конфликта – было объявлено 12 апреля 2012 года. 11 апреля власти Сирии в очередной раз подтвердили своё согласие с условиями плана Аннана, 12 апреля то же сделала оппозиция. Однако, ряд фактов свидетельствует о том, что ещё до вступления документа в стадию реализации некоторыми акторами был предпринят ряд усилий, направленных на дискредитацию плана Аннана с целью последующего его провала.

Как это часто бывает, практическим шагам по срыву миротворческих усилий предшествовала медиа-атака по подготовке общественного мнения к последующим событиям. Так, ещё в конце марта представители СНС, выражая готовность следовать плану Аннана, не упускали возможности публично озвучить свои сомнения в его выполнимости, характеризуя предложенный путь урегулирования как достойный, но не отвечающий «истинным потребностям сирийского народа». Тогда на ведение подрывной риторики обратил внимание представитель МИД РФ Александр Лукашевич, квалифицировавший выступления Бурхана Гальюна и других деятелей оппозиции как расходящиеся с истинной целью плана — приступить к переговорам, направленным на разрешение конфликта. Лукашевич подчеркнул, что оппозиция выдвигает «невыполнимые, избыточные требования отставки нынешнего руководства как условия начала общесирийского диалога».

Заранее заявили о неэффективности плана спецпредставителя ООН/ЛАГ и Соединённые Штаты, не отличающиеся терпением и традиционно предпочитающие дипломатическим усилиям силовое «урегулирование». Так, уже 3 апреля постпред США при ООН Сьюзан Райс вздыхала, что происходящее в Сирии с 1 апреля «не воодушевляет» её страну и ряд членов ООН, и грозила Башару Асаду новым заявлением председателя Совбеза о возможных «дальнейших мерах» в случае невыполнения требований плана. 5 апреля заместитель руководителя пресс-службы Госдепартамента США Марк Тонер аналогично рапортовал, что «в Вашингтоне не удивлены происходящим»:  власти Сирии не реализуют план Аннана и «режим Асада использует нынешний момент, чтобы продолжить свои ужасные нападения на сирийский народ». А 7 апреля посол США в Сирии Роберт Форд делился своими откровениями, размещая загадочные фотографии в фейсбуке и обещая, что «режиму не удастся скрыть правду»: власти Сирии не выполняют обязательств по отводу войск от населённых пунктов, а лишь перебрасывают их от одного города к другому.

Впрочем, вопрос об отводе войск заслуживает отдельного внимания. Согласно плану Аннана, 12 апреля должен был быть начат вывод правительственных войск из сирийских городов, поскольку на переброску военной техники физически требуется некоторое время. Главным же требованием было прекращение огня, и режим Асада этот пункт выполнил. Тем не менее, того же 12 апреля Сьюзан Райс обвинила Дамаск в нарушении своих обязательств и заявила, что обещаниям властей не стоит верить. Не отставали от своих патронов и представители СНС: повстанцы отмечали, что если правительственные войска не покинут города Сирии в течение 48 часов, вооружённое сопротивление будет возобновлено. Очевидно, имела место обыкновенная софистика, преследующая целью во что бы то ни стало обвинить Башара Асада в срыве договорённостей.

В свете вышесказанного, несколько проясняется то, почему позиция официального Дамаска неоднократно претерпевала изменения. Практически сразу после того, как правительственные войска начали частичный вывод из городов Дераа, Идлиб и Забадани, посол Сирии в ООН Башар аль-Джаафари сообщил о возросшей активности оппозиции в оставленных пунктах. Это стало причиной приостановки режимом Асада начатых действий и выдвижением требований о том, что первой сложить оружие должна оппозиция. Кроме того, сирийские власти настаивали на получении письменных гарантий лично от Кофи Аннана, согласно которым «вооружённые боевики не заполнят образовавшийся после ухода войск вакуум». Командование оппозиционной «Свободной сирийской армии», не дождавшись какой-либо реакции спецпосланника ООН/ЛАГ, предсказуемо отказалось от выполнения выдвинутых требований. Стороны зашли в тупик, обвиняя друг друга в провокациях и нарушении обязательств. Таким образом, хотя официальной датой нарушения перемирия, регламентированного планом Аннана, принято считать 13 апреля 2012 года, ряд фактов свидетельствует о том, что данный отсчёт не совсем корректен – он лишь де-юре закрепил уже существующее положение дел.

Данные о первых столкновениях появились уже на следующий день после объявленного перемирия. Так, Наблюдательный совет по правам человека в Сирии заявил о перестрелке между военными и оппозиционными вооружёнными формированиями в провинции Идлиб, недалеко от границы с Турцией. Оценка инцидента участниками не стала сюрпризом: стороны, разумеется, возложили вину друг на друга, страны Запада поддержали версию СНС, а 14 апреля политический выбор был подтверждён и генсеком ООН – Пан Ги Мун подчеркнул, что «именно правительство Сирии несёт основную ответственность за прекращение насилия».

Таким образом, несмотря на официально действующее перемирие между правительственными войсками Башара Асада и вооружённым крылом сирийской оппозиции, вооружённое противостояние, хоть и в более завуалированных формах, но продолжилось. При этом характерно, что наибольшая часть сообщений о новых жертвах конфликта поступило именно со стороны официального Дамаска. Так, 16 апреля власти Сирии сообщили о подрыве армейского автобуса в городе Алеппо, в результате которого один военнослужащий погиб и 24 были ранены. 27 апреля взрывы прогремели в трёх пригородных районах Дамаска — Замальке, Думе и Харасте, на этот раз погибло 10 и пострадало свыше двух десятков гражданских лиц и сотрудников служб безопасности. Сообщения о терактах, совершённых в этот же день, поступили из городов Латакия, Банияс, Джебел и Хама. Кроме того, неоднократно проходили сообщения о покушениях и расправах над офицерами сирийской армии, сотрудниками силовых структур. Подчёркивалось и то, что жертвами насилия становятся общественные деятели из числа сторонников правительства Асада или тех, кто отвергает сотрудничество с исламскими экстремистами. Власти Сирии заявили, что боевики, не сложившие оружие, перешли к тактике террора, воспользовавшись «мирной передышкой». 28 апреля МИД Сирии обвинил оппозицию в том, что те пытаются взвинтить обстановку ценой гибели невинных людей. А 29 апреля министр информации Сирии Аднан Махмуд сообщил, что, начиная с 12 апреля, вооружённые группировки нарушили условия плана мирного урегулирования 1,3 тыс. раз. 30 апреля, словно в подтверждение его слов, на севере Сирии в городе Идлиб были взорваны два заминированных автомобиля: погибли 9 человек, десятки мирных жителей получили ранения. Преступная акция вновь была направлена против госучреждений, в частности, офисов спецслужб. 9 мая прогремел взрыв между грузовым автомобилем сирийской армии и колонной наблюдателей ООН – шестеро военнослужащих получили ранения. На следующий день без жертв уже не обошлось: два теракта, произошедших недалеко от комплекса, в котором располагаются подразделения военной разведки спецслужб Сирии, унесли жизни 55 человек, 372 было ранено.

В это же время, 11 мая, прозвучало заявление СНС о том, что план Аннана является «мёртвым с самого начала». Однако, внимание международного сообщества загадочным образом по-прежнему было сконцентрировано лишь на действиях сирийских властей и никакие экстренные заседания Совбеза не собирались. Спецпредставитель Госдепа США Марк Тонер рассуждал о том, как «хрупкая договоренность о прекращении огня уже подвергается коррозии». Ему вторила глава пресс-службы Госдепа Виктория Нуланд: «Мы все можем видеть, что режим Асада не выполняет свои обязательства в рамках плана из шести пунктов. И, как следствие этого, план в целом пока не имеет успеха». При этом, продолжающееся насилие со стороны оппозиции Нуланд охарактеризовала лишь как самооборону: «Нет никакого сомнения по поводу того, что в ответ на использование (властями Сирии) насилия люди пытаются защищаться». Пан Ги Мун требовал от Асада «незамедлительных действий» по исправлению ситуации, представитель Аннана Ахмад Фаузи апеллировал к снимкам, сделанным из космоса, которые свидетельствуют о наличии  в сирийских городах тяжёлой техники. И, казалось, что лишь представителей России беспокоят серии терактов в сирийских городах. Глава МИД РФ прямым текстом обвинил оппозиционные вооружённые группы в устраиваемых провокациях, взрывах, терактах, обстрелах; в качестве цели таких действий Сергей Лавров назвал попытку спровоцировать внешнее вмешательство. Кроме того, российский МИД в очередной раз обратил внимание на попытки оппозиции даже ценой гибели невинных людей разжечь в стране насилие и сорвать план Аннана. В качестве доказательства внешнеполитическое ведомство России привело тот факт, что серия последних апрельских взрывов была «явно приурочена к прибытию в Дамаск в рамках реализации этого плана только что назначенного главы мониторинговой миссии ООН норвежского генерала Роберта Муда». По мнению российских дипломатов, не вызывает сомнений, что за терактами стоят те, кто выступает против мирных усилий по нормализации ситуации, и чьи «замыслы направлены на силовое изменение политической системы в Сирии».

Как известно, одним из наиболее эффективных приёмов информационных войн для погашения нежелательного факта является его полное игнорирование. Возможно, именно поэтому Запад так упорно замалчивает очевидное: активным нарушителем перемирия является и оппозиция, в рядах которой, и это невозможно далее отрицать, действует «Аль-Каида».

РАСКОЛ ОППОЗИЦИИ КАК ПОПЫТКА ОТСТРОИТЬ СНС ОТ ТЕРАКТОВ

На протяжении довольно длительного времени США вовсе не трудились над вопросом отстройки сирийских повстанцев от исламских радикалов, приписывая участившиеся теракты действиям неких анонимных «экстремистов», которых координирует Дамаск с целью дискредитации оппозиционного движения. Однако, простое замалчивание раз за разом обнаруживало свою неэффективность. Так, в феврале 2012 года, когда теракт в Алеппо унёс жизни 28 человек, США и сирийские оппозиционеры не сумели скоординировать свои заявления, следствием чего стал международный казус: власти США сообщили о непричастности оппозиции к взрыву, а командование «Сирийской свободной армии», напротив, признало своё авторство. Когда же, спустя неделю после заявления сирийской оппозиции о возможности сотрудничества с исламскими радикалами, одно из отделений «Аль-Каиды» взяло на себя ответственность за серию взрывов в Дамаске, данный вариант потерпел окончательное фиаско. Стало очевидно, что версия об организаторах терактов срочно нуждается в апгрейде, и Запад сделал довольно точную информационную прививку: миру было объявлено о расколе сирийской оппозиции.

Однако, прежде чем приступить к непосредственному рассмотрению хроники произошедшего, следует обратить внимание на то, что, несмотря на изначальную очевидность данного факта, раньше Запад соглашался с ним лишь в крайних случаях. Так было после того, как организация “Human Rights Watch” распространила заявление, уличившее сирийских оппозиционеров в пытках сторонников Асада, и глава ЕС Кэтрин Эштон поспешила признать крайнюю разобщённость в их рядах. Так же было и после оглашения выводов комиссии ООН, указавшей на нарушение прав человека сирийскими повстанцами, разрозненность которых тут же поспешили констатировать военные США.

Кроме того, версию о монолитности сирийских повстанцев довольно долго поддерживали сами СНС, поскольку данное условие, по понятным причинам, является ключевым для получения международной финансовой поддержки. Однако, тезис о сплочённости повстанцев и отсутствии разногласий в её рядах всё больше демонстрировал свою несостоятельность. Сначала, в преддверии форума «Друзей Сирии» в Стамбуле стало известно о том, что от вхождения в СНС отказались проживающие в Сирии курды. А в середине мая и вовсе последовал скандал, когда уже сами СНС отказались от участия в переговорах под эгидой ЛАГ, поскольку организаторы не пригласили Совет в качестве официального органа, а ограничились лишь индивидуальными членами организации. Затем было перенесено на неопределённый срок совещание сирийских оппозиционных сил, которые должны были встретиться в Каире 16-17 мая для координации усилий. А 17 мая произошёл окончательный раскол: так называемые Местные координационные комитеты (МКК) выступили с официальным заявлением о проблемах в отношениях между разными группами оппозиции, обвинив СНС в «отходе от духа и требований сирийской революции»  и изоляции большинства представителей революционного движения от важных решений. Кроме того, МКК возложили на СНС вину за фактическую дезорганизацию в управлении ССА, а неудачи в деятельности гражданских институтов оппозиции – непосредственно на руководителя СНС Бурхана Гальюна. 24 мая Гальюн подал в отставку, признав, что СНС переживает раскол, причиной которого стали разногласия между религиозным и светским крылом организации.

Казалось, что такое положение дел явно подрывает усилия главных спонсоров СНС, но при ближайшем рассмотрении становилось ясно, что разрозненность оппозиции не только объясняет возможное наличие экстремистских элементов в её рядах, но и создаёт необходимую почву для демонстрации исключительных талантов США по «мирным переговорам». Так, 26 мая было заявлено о взаимодействии американского правительства со «всеми компонентами» сирийской оппозиции, «включая теперь и племена курдов», для их сплочения, а уже 10 июня был продемонстрирован результат — новым главой СНС стал курдский активист Абдель Бассет Сейда, тут же обозначивший в качестве первоочередной задачи необходимость реформирования СНС.

Таким образом, объективно приближающийся кризис в рядах сирийской оппозиции мифическим образом был подвёрстан к необходимым временным рамкам, когда от Запада потребовалось как-то отстроить деятельность СНС не только от происходящих терактов, но и от приближающихся провокаций в Хуле и окрестностях Хамы, а США закрепить за собой роль главного дипломата и пацифиста.

ПРОВОКАЦИЯ В ХУЛЕ КАК ПРЕДЛОГ ДЛЯ ИНОСТРАННОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА

Строго говоря, риторика о неизбежности внешней интервенции в Сирию проводилась рядом западных и арабских государств задолго до событий в Хуле. По большому счёту, лоббистами военного вмешательства в сирийский конфликт является та же самая международная коалиция, которая в 2011 году приняла похожую резолюцию 1973 против Ливии, за исключением Германии. Однако, как известно, основным препятствием на пути к военному вмешательству является блокирование Россией и Китаем соответствующей резолюции на уровне ООН, которая, в свою очередь, необходима по причине физической неспособности сирийской оппозиции свергнуть режим Асада. Понятно, что официально озвучиваемые предлоги для осуществления интервенции совсем другие, и суть их сводится к необходимости остановить кровавые преступления Асада против собственного народа и осуществить «защиту мирных жителей».

Леммой на пути к внешнему вмешательству является информационная кампания по демонизации Асада, проводящаяся, как уже упоминалось, на уровне не только СМИ, но и международных правозащитных структур. Так, в октябре 2011 года организация “Amnesty International” публиковала данные о пытках, которым сирийские власти подвергают пациентов больниц для подавления диссидентского движения в стране, в мае 2012 года обвинения в преступлениях против мирных граждан со стороны военных правительственной армии содержались уже в докладах “ Human Rights Watch”.

Что касается непосредственной подготовки к вторжению в Сирию, то в декабре 2011 года сразу несколько арабских изданий сообщили о такой угрозе со стороны Турции и других стран НАТО. Из приведённых в СМИ данных следовало, что ударная группировка уже сформирована и включает в себя, помимо ВВС, несколько сотен диверсантов, которые будут заброшены в страну для ведения боевых действий под видом сирийской оппозиции. В феврале 2012 года лоббирование силового варианта проходило на уровне официальных заявлений — в ходе тунисской встречи «Друзей Сирии» Саудовская Аравия в категоричной форме потребовала немедленного военного вмешательства, а 23 февраля США нашли предлог для обоснования таких действий. В частности, Центральное командование ВС США опубликовало данные, из которых следовало, что, в случае падения режима Асада, в Сирию необходимо ввести около 75 тысяч американских военнослужащих для обеспечения охраны сирийских лабораторий и хранилищ химического оружия. И хотя авторы документа настаивали на проведении собственного анализа, основные тезисы вызывали устойчивое дежавю с ранее обнародованными докладами израильской военной разведки АМАН, в которых содержалось предупреждение о возможном попадании химического и биологического оружия в руки шиитской группировки «Хезболла», действующей на юге Ливана. Таким образом, очевидно, что нынешняя активизация «Аль-Каиды» на территории Сирии может точно так же служить предлогом для высадки военного контингента в качестве якобы превентивной меры для недопущения распространения химического и бактериологического оружия. Также понятно и то, что заинтересованным в эскалации сирийского конфликта сторонам не составит никакого труда сфабриковать данные об утрате контроля правительственных войск за этими складами. Примечательно, что сирийская оппозиция заблаговременно отрапортовала о том, что знает местонахождение всех складов химического оружия в стране и может оперативно добраться до этих мест.

Персонифицированными агитаторами за нападение на Сирию также оказался довольно предсказуемый круг лиц. В первую очередь, к ним относятся представители сирийской оппозиции. 17 марта к «срочной военной интервенции международных и арабских сил», введению бесполётной зоны и нанесению воздушных ударов по военным объектам, как это было в Ливии, призвал Бурхан Гальюн. 11 апреля с призывом начать бомбардировки Сирии к НАТО обратился председатель Высшего военного совета СНС, Мустафа аш-Шейх. 26 апреля за  «прямое международное вооружённое вторжение» в Сирию высказался глава Объединённого сирийского национального совета Нофала Довалиби. Что касается международных спикеров, то первым официальным представителем  США, публично высказавшимся за нанесение ударов с воздуха по Сирии, стал американский сенатор-республиканец Джон Маккейн. Бывший кандидат в президенты США не только сообщил, что «в каком-то виде интервенция произойдёт – с нами или без нас», но и обозначил необходимость американского лидерства в сирийском конфликте для достижения выгодного для США исхода этого противостояния, несмотря на угрозу радикализации региона. А 20 апреля 2012 года о готовности к началу военной операции в Сирии доложили глава Пентагона Леон Панетта и председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Мартин Демпси. Что касается европейских партнёров НАТО, то наиболее воинственной оказалась Франция: Николя Саркози под занавес своего президентского срока заявил, что Китай и Россия «не останутся долго в изоляции» и в итоге дадут согласие в ООН на повторение ливийского сценария. Затем министр иностранных дел Франции Аллен Жюппе продублировал тезис официального представителя Госдепа Виктории Нуланд, в соответствии с которым США и Франция «признают» предусмотренную Уставом ООН возможность использовать силу в случае провала плана Аннана. Судя по всему, данные выступления не только вдохновили СНС, но и были им расценены как своеобразный карт-бланш: оппозиционеры тут же распространили заявление с требованиями к международному сообществу прекратить предоставлять «преступному сирийскому режиму, который совершает все виды нарушений мирного плана Кофи Аннана по урегулированию кризиса в Сирии, временные отсрочки». А спустя месяц миру стало известно о трагических событиях, произошедших в сирийском городке Хула.

О том, что 25-26 мая 2012 года Хула и её окрестности в провинции Хомс подверглись артиллерийскому обстрелу, повлёкшему за собой массовые гражданские жертвы, включая женщин, стариков и детей, сообщил базирующийся в Лондоне «Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека» (OSDH). Количество пострадавших постоянно уточнялось и неуклонно росло: первоначально OSDH сообщало о 50 погибших, но уже на следующий день глава миссии наблюдателей ООН в Сирии Ричард Муд докладывал Совбезу о 116 убитых и 300 раненых. При этом Муд уточнил, что установить точное число жертв невозможно, поскольку к моменту прибытия наблюдателей часть тел была похоронена. Случившееся мгновенно вызвало международный резонанс и осуждение, однако оценки сторон относительно произошедшего сильно разнились.

Сирийская оппозиция напрочь отвергла свою причастность к убийству мирных жителей в Хуле и заявила, что это – дело рук правительственных войск и терпеть далее безнаказанность Асада нельзя. В качестве пути «решения» проблемы повстанцы обозначили исключительно силовое решение. Так, представители ССА заявили: «До тех пор, пока Совет безопасности ООН не примет экстренных решений для защиты гражданских лиц, пускай план Аннана летит к чертям», а позже и вовсе потребовали его отмены. Кроме того, представитель так называемой внешней оппозиции Сирии, бывший член СНС Валид аль-Бунни выразил мнение, что главное – это смена формата нынешней безоружной миссии ООН: «Мы хотели бы, чтобы в Сирии присутствовал миротворческий вооружённый контингент, потому что Башар Асад не придерживается никаких правил и договорённостей. Поэтому необходимо оказывать на него давление различными способами, чтобы прекратить убийства оппозиционеров». Но дальше всех пошёл переживающий периоды политической турбулентности в своей карьере Бурхан Гальюн, выступивший с призывом ко всей сирийской оппозиции, включая радикальную исламистскую группировку «Братьев-мусульман»,  вести борьбу с правительственным режимом до тех пор, пока СБ ООН не даст добро на вооружённое вмешательство извне. А 30 мая мятежники продемонстрировали невероятное коллективное отсутствие какой-либо логики, поставив ультиматум Асаду, в соответствии с которым он должен выполнить план Аннана в течение 48 часов, иначе его ожидают «последствия», характер которых не уточнялся. Таким образом, «борцы за свободу сирийского народа» не только призывают к нарушению шаткого перемирия и международного права, но также открыто проводят ряд провокаций и призывают к нападению иностранных войск на население их страны.

Официальный Дамаск осудил убийства в Хуле и категорически отверг свою вину, заявив, что произошедшее является спланированной провокацией, осуществлённой антиправительственными вооружёнными группировками. По мнению властей Сирии, целью нападавших является дискредитация режима Асада, срыв мирного плана Кофи Аннана, разжигание межконфессионального конфликта, а также создание повода для военной интервенции. Аргументы в пользу данной версии приводились следующие. Во-первых, во время нападения на Хулу правительственные танки находились за пределами города. Во-вторых, государству, армии и правоохранительным органам не выгодна кровавая бойня, особенно в преддверии визита спецпредставителя ЛАГ/ООН в Дамаск. В-третьих, сирийская армия не действует так, как действовали убийцы – большинству жертв перерезали горло или убивали выстрелом в голову с близкого расстояния. «Это — «почерк террористов», — указал МИД Сирии. Что касается дальнейшего развития сирийских событий после бойни в Хуле, замглавы МИД Сирии Абдельфатах Амура подчеркнул, что в настоящее время возможность мирного исхода конфликта зависит не от правительства Сирии или сирийского народа, а от позиции тех, кто регулярно призывает к насилию вооружённые группировки и незаконно поставляет им оружие. «Правительство Сирии сотрудничало с миссией (ООН), и это обстоятельство нужно учитывать. Я не слышал никаких заявлений наблюдателей о нарушениях со стороны сирийского правительства. Наоборот, я слышал и читал в их отчётах – и надеюсь, Вы тоже читали, — что на данный момент зарегистрировано 3500 нарушений со стороны вооружённых группировок», — резюмировал замглавы сирийского МИДа.

Россия и Китай потребовали тщательного расследования произошедшего в Хуле. При этом, наша страна также не исключила того, что случившееся было провокацией. Первый заместитель постоянного представителя России при ООН Александр Панкин отметил, что «всё произошло при неясных обстоятельствах»: в Хуле проходила небольшая антиправительственная демонстрация, но правительственных войск вокруг не было. А с учётом того, что убийства произошли накануне визита Кофи Аннана в Дамаск, сирийскому правительству это никоим образом не могло быть нужно, «значит это в интересах тех, кого подстрекают к вооружённой борьбе, чтобы помешать мирному процессу». Таким образом, несмотря на всю сложность ситуации, Россия полагает, что состоявшийся визит Кофи Аннана всё же свидетельствует о том, что возможность дипломатического решения сирийской проблемы существует, и призывает все стороны придерживаться международного права и достигнутых соглашений.

Однако, несмотря на то, что обстоятельства произошедшего в Хуле достаточно неясны, итоги работы комиссии ООН отсутствуют, а наблюдатели, побывавшие на месте трагедии, воздерживаются от оценок относительно того, кого считать виновными, ряд государств и международных организаций уже назначили таковым Асада.

Великобритания и Франция инициировали внеочередное заседание ООН, в ходе которого страны Запада возложили ответственность за произошедшее на сирийские власти и попытались принять соответствующую резолюцию, вновь ветированную Россией. Власти США, Турции, Германии, Франции, Канады, Италии и Испании выслали сирийских послов из своих стран, а Нидерланды, Бельгия и Швейцария объявили персонами нон-грата. Глава ЕС Кэтрин Эштон призвала «международное сообщество и дальше говорить в унисон, требуя прекращения кровопролития и призывая Асада оставить власть и допустить переход к демократии». Глава МИД Великобритании Уильям Хейг заявил, что Лондон и его партнёры по ЕС призвали мировое сообщество ввести санкции в отношении Дамаска в обход санкций ООН.  Генеральный секретарь ЛАГ Набиль аль-Араби обратился к ООН с просьбой «увеличить число международных наблюдателей», наделив их необходимыми для прекращения насилия полномочиями. Но если жёсткие выступления в адрес сирийского режима были весьма предсказуемы со стороны США, ЕС, отдельных арабских государств и членов НАТО, то призыв Австралии к вооружённому вторжению в Сирию  и выдворение сирийского посла из Японии  оказались довольно неожиданными.

Что касается США, то власти страны заняли довольно прагматичную позицию, обкатанную на примере Ливии, когда наиболее скользкие вопросы, вроде лоббирования вооружённого вторжения, следует решать опосредованно, через европейских партнёров по НАТО. С одной стороны, формальности соблюдены: Госсекретарь США Хиллари Клинтон назвала произошедшее «невиданным зверством» и, не озадачиваясь дипломатическими тонкостями, заявила, что её страна приложит все усилия для того, чтобы «правлению, основанному на убийстве и страхе, был положен конец». Однако, первой страной, отрапортовавшей о готовности участвовать в возможной военной интервенции в Сирию, неожиданно стала Бельгия. Позже с аналогичным заявлением выступил новый президент Франции Франсуа Олланд, ради порядка уточнивший, что военное решение должно быть одобрено Совбезом ООН. И только после того, как были сделаны данные выступления, на авансцене вновь появились США, «благородно» призывая своих партнёров не спешить с военной интервенцией в Сирию.

Примечательно, что в совместном заявлении Пан Ги Муна и Кофи Аннана, также сделанного до оглашения итогов официального расследования МООННС  трагедии в Хуле, осуждались действия именно правительственных войск: «Это ужасающее и жестокое преступление с неизбирательным и непропорциональным применением силы является грубым нарушением международного права и данных сирийским правительством обязательств прекратить использование тяжёлых вооружений в населённых центрах и насилие во всех его формах». Кроме того, генсек ООН поддержал предложение о расширении спектра деятельности и состава миссии Совбеза ООН в Сирии, фактически высказавшись за предоставление наблюдателям необходимых военных полномочий «для прекращения огня». А Кофи Аннан заявил, что ситуация в Сирии достигла «критической точки», и страна «скатывается к гражданской войне».

Между тем, МИД РФ обращал внимание на то, что уровень компетенции OSDH, на данные которой ссылаются западные СМИ и даже международные организации, достаточно сомнителен: в агентстве работают всего два человека (руководитель и секретарь-переводчик), а возглавляющий его Рами Абдурахман не имеет даже среднего образования и, по его собственному утверждению, держит закусочную в Лондоне. Когда же представитель Совета по правам человека ООН Руперт Колвилл обнародовал данные, согласно которым сирийские военные виновны в гибели менее чем 20 из 116 человек, а остальные были убиты холодным и лёгким огнестрельным оружием, «правозащитникам» срочно пришлось фабриковать и тиражировать новую версию об «истинных» виновниках трагедии в Хуле. Так, белыми нитками были сшиты «данные» о том, что нападавшие принадлежат к военизированному формированию «Шабиха», не имеющему официального статуса, но якобы действующего по приказу Дамаска. Правда, авторы этой идеи вновь проявили незавидную смекалку, явно не продумав, каким мифическим способом очевидцы, на показания которых креаторы и ссылались, идентифицировали бойцов без опознавательных знаков и какой-либо униформы.

Кроме того, свою лепту в выяснение «правды» отчаянно вносят СМИ. И если с телекадрами «Аль-Джазиры» и «Аль-Арабии», которые на примере Ливии наглядно и исчерпывающе продемонстрировали «беспристрастность», всё понятно, то выкладки уважаемых британских СМИ оказались сюрпризом. Так, “The Daily Telegraph” принялась цитировать очередного правозащитника, директора департамента наблюдения по вопросам прав человека на Ближнем Востоке Надима Хори, обвиняющего силы безопасности Сирии в массовых сексуальных изнасилованиях мужчин, женщин и детей в полицейских участках в целях устрашения. «В некоторых случаях военнослужащие используют для этих целей бутылки», — добавлял натурализма Хори, в то время, как читатели, судя по всему, должны были испытать смутное дежавю по аналогии с ливийскими событиями, возненавидеть Асада, но явно не суметь сопоставить некоторые другие факты для проведения дальнейшего самостоятельного анализа.

Между тем, 7 июня 2012 года провокация повторилась – в деревнях Аль-Кубеир  и Маарзаф близ сирийского города Хама было убито около 100 человек, в том числе 20 женщин и 20 детей. Стороны вновь обвинили друг друга. СНС сообщил, что населённые пункты подверглись танковому обстрелу со стороны сирийских сил безопасности, призвал ССА усилить вооружённую борьбу для «защиты» гражданского населения, а международное сообщество — к иностранной интервенции. «Правозащитники» диверсифицировали версию об артиллерийской атаке, вновь указав на действия «Шабихи»,  бойцы которой расстреляли или зарезали жителей деревень. Неувязкой опять стало то, что к моменту обнародования подобных выступлений, международные наблюдатели ООН ещё не добрались до места преступления. Причём, в этот раз кто-то очень не хотел, чтобы мониторинговая миссия получила оперативный доступ к месту преступления: по словам генсека ООН, наблюдатели, пытавшиеся добраться до посёлков, были обстреляны неизвестными нападавшими «из обычного оружия». Что касается версии сирийских властей, то они заявили о проведении антитеррористической операции против боевиков, начатой после того, как от местных жителей поступила просьба о помощи. Кроме того, официальный Дамаск обратил внимание и на то, что в этот раз бойня произошла накануне заседания СБ ООН по кризису в сирийском государстве, и в качестве возможной цели провокации обозначил усилия врагов по усилению давления международного сообщества на режим Асада. Версию о преднамеренной провокации поддержал и российский МИД, заявив, что целью трагедии в районе Хамы является срыв выполнения плана Аннана.

Таким образом, набирающая обороты лоббистская кампания по военному вторжению в Сирию, проходит по почти классическим канонам, отработанными США и НАТО не только в Ливии, но и в Югославии, когда инцидент в селе Рачак  послужил поводом для вооружённой агрессии против страны с последующим её расчленением. Однако, глава МИД РФ Сергей Лавров пообещал не допустить легализации силового сценария в Сирии: «Мандата на внешнюю интервенцию Совета Безопасности не будет. Это я вам гарантирую».

ПЛАН «Б»

В условиях, когда вопрос сирийского урегулирования практически зашёл в тупик, а Кофи Аннан признал, что его план не работает, международное сообщество столкнулось с необходимостью выработки альтернативного пути разрешения конфликта. Другое дело, что точки зрения сторон на то, каким именно должен быть этот самый план «Б», сильно разнятся.

С одной стороны, антиасадовская коалиция агитирует за переход от дипломатии к силовым мерам. Так, изначально заявляя о необходимости введения дополнительных санкций  для достижения «максимального финансового давления» на Дамаск, Вашингтон постепенно перешёл к продвижению варианта, предусмотренного 7 главой Устава ООН. В частности, речь идёт о возможном переход к использованию военной силы «для поддержания или восстановления международного мира и безопасности»  в случае недостаточности экономических санкций. Правда, данный шаг должен быть санкционирован СБ ООН, и как обойти это досадное недоразумение в условиях ветирования двух из пяти постоянных членов Совбеза ни представители США, ни новый глава СНС, так же блещущий познаниями в области международной юриспруденции, пока не придумали. Версия же внезапно появившегося доклада МАГАТЭ о том, что власти Сирии вели строительство атомного реактора в северо-восточной провинции Дейр-эз-Зор, судя по столь же оперативному исчезновению, засмущала и самих авторов документа.

Что касается конструктивных усилий по преодолению существующего кризиса в сирийском урегулировании, то с наиболее рациональным предложением выступили представители РФ. В частности, было озвучено предложение о созыве конференции, в которой приняли бы участие страны и организации, способные оказывать реальное влияние на сирийский кризис, будь то оппозиция или правительство. Помимо постоянных членов СБ ООН, предполагается подключить соседей Сирии – Ливан, Иорданию, Ирак, Турцию и Иран, а также ряд международных организаций – ЛАГ, Организацию исламского сотрудничества, ЕС и ООН. При этом подчёркивалось, что конференция должна проходить под эгидой ООН, а её целью является претворение в жизнь плана Кофи Аннана. Последовала предсказуемая истерика США, категорически отказавшихся от подключения к переговорному процессу Ирана  и по-прежнему заявляющих, что «план Аннана будет эффективен только при условии, если международное сообщество будет едино и окажет полноценное давление» на режим Асада. Однако, сам спецпредставитель ЛАГ/ООН инициативу России поддержал, заявив, что «Иран, являясь важной страной региона, внесёт вклад в решение данной проблемы».

ВОЗМОЖНЫЙ ПРИХОД К ВЛАСТИ ИСЛАМИСТОВ

Учитывая, что в настоящее время идёт радикализация в странах Ближнего Востока и Северной Африки, одним из наиболее опасных сценариев в Сирии, вероятность которого увеличивается в случае падения режима Башара Асада, является возможный приход к власти исламистов. Опыт Туниса, Египта и Ливии показал, что именно эта сила заполняет образовавшийся политический вакуум, одерживая победу за победой в ходе выборов. Таким образом, американская версия о том, что итогами революций станет выдвижение демократической оппозиции, демонстрирует полную несостоятельность. Более того, Вашингтон, Париж и Брюссель в настоящее время пытаются хоть как-то договориться с лидерами исламистов, заинтересованных лишь в получении финансовых средств Запада, а никак не отстаивании его геополитических интересов. Впрочем, судя по состоявшемуся в апреле визиту «Братьев-мусульман» в Вашингтон, Западу пока удаётся поддерживать хоть какую-то иллюзию существования контроля над ситуацией.

Кроме того, следует понимать, что некоторые государства региона совершенно сознательно поддерживают тренд стремительной исламизации Сирии по причине собственной заинтересованности в политической дестабилизации в стране. В частности, речь идёт об усилиях суннитской Турции, а также задающих тон в ЛАГ арабских Катаре и Саудовской Аравии, в чьи планы входит не только устранение шиитского режима Асада, но и лишение Ирана поддержки со стороны Сирии. Примечательно, что активизировавшаяся в сирийском вопросе «Аль-Каида» напрямую обратилась с призывом о скорейшем свержении Асада к Саудовской Аравии и другим монархиям Персидского залива.

Резюмируя, отметим, что именно активизация «Аль-Каиды» и угроза распространения оружия массового уничтожения стали в своё время теми предлогами, под которым было осуществлено вторжение США в Ирак, а  затем и в Афганистан. Учитывая же, что в случае с Сирией данные риски являются более чем реалистичными, нельзя исключать того, что противники Асада не только добьются той или иной формы иностранного вмешательства в сирийский конфликт, но, вполне возможно, и сумеют его легализовать. Таким образом, не стоит исключать новых масштабных провокаций, вполне возможно выходящих за пределы Сирии, для получения согласия России и Китая на вмешательство во внутренний конфликт при голосовании в ООН.

Ещё одним серьёзным следствием усиления радикалов является пропорциональное возрастание рисков для России. Как следует из арабских СМИ, ряд стран Ближнего и Среднего Востока обвинили Россию в том, что в сирийском конфликте она заняла сторону персов-шиитов против арабов-суннитов, за что и должна быть «наказана».

СЦЕНАРИЙ БУДУЩЕГО БАШАРА АСАДА

Следует отметить, что вне зависимости от дальнейшего развития событий в Сирии, будь то затяжное противостояние или военная интервенция, политическая судьба Башара Асада в глазах мирового сообщества предопределена – Запад, аравийские монархии и Турция не допустят дальнейшего его нахождения у власти. Весь вопрос в том, какой из сценариев будет более конъюнктурно предпочтителен для его врагов без риска для их международной «репутации». Как известно, на протяжении конфликта озвучивалось две основные версии.

Первая – Башар Асад добровольно отказывается от власти и, как вариант, прибегает к политическому убежищу в другой стране, после чего в Сирии проходят «демократические» выборы с желательным поражением ставленника ныне правящей партии Баас. Можно, конечно, предположить, что воюющими сторонами будет найден некий компромисс, в результате чего удастся сформировать смешанное правительство, например, из числа фактических перебежчиков агонизирующего режима или технических кандидатур. Как показывает опыт Йемена, Туниса и Египта, переживших панарабские революции, такая схема вполне возможна. Более того, президент США Барак Обама прямым текстом высказался за предпочтение йеменского сценария для Сирии, президент которого, под давлением антиправительственных выступлений, ушёл в отставку и передал правление своему заместителю Абдурабби Мансуру Хади.

Однако, следует учитывать, что власть в этих странах очень условно можно назвать стабильной, прежде всего, в силу усиливающегося, стремительно политизирующегося, исламистского фактора. Таким образом, на первый взгляд может показаться, что мирная отставка Башара Асада его международным политическим оппонентам не слишком выгодна, поскольку, в случае ухудшения обстановки в стране обвинять в плачевных последствиях будет некого. С другой стороны, опыт Афганистана наглядно доказывает, что отмежеваться от своих подопечных в случае форс-мажора, то есть выхода ситуации из-под контроля, не представляется для США большой проблемой: в таких случаях ответственность делегируется местным властям, войска выводятся, а социально-экономический упадок и продолжающиеся военные стычки и теракты остаются в зоне компетенции «избранных» правителей «освобождённой» страны. Кроме того, для США, Запада и ООН в целом, после ливийского прецедента, мирное отстранение Асада может стать значимым имеджеукрепляющим фактором с точки зрения имитации приверженности нормам международного права. Такой шаг позволил бы не только избежать прямого дипломатического конфликта с Россией и Китаем, но также придал бы процессу «добровольной преемственности» власти характер легитимности в глазах если не сирийцев, то европейского и американского общественного мнения. Последнее, в свою очередь, представляется немаловажным фактором, поскольку одновременное ведение нескольких военных кампаний непосредственно зависит от бюджетных поступлений, а значит, приток таких ассигнований нуждается в необходимой доказательной базе. Другое дело, что если в США рядовые граждане ещё верят в «освобождение населения угнетённых стран», то в ЕС такие простенькие предлоги всё чаще не спасают от политического банкротства. Ярким примером может служить бывший президент Франции Николя Саркози, лишившийся своего кресла не только по причине непопулярности проводимой экономической политики, но и из-за возмущения рядовых французов, столкнувшихся с притоком мигрантов из стран панарабских революций. Проблема состоит лишь в том, что при всех очевидных бонусах бескровного отстранения Асада от власти, здравый смысл тех же США редко перевешивает амбиции гегемона, что, в свою очередь, не гарантирует реализации данного сценария. Кроме того, представляется очевидным, что в настоящее время у самого Башара Асада явно недостаточно мотивации для того, чтобы последовать совету короля Иордании, который первым из ближневосточных правителей посоветовал сирийскому президенту не только уйти в отставку, но и подготовить условия «для начала новой фазы в политической жизни Сирии».

Вторым возможным вариантом развития событий является насильственное отстранение Асада от власти. Учитывая нынешнее положение дел, такое решение представляется наиболее реалистичным. Как известно, Башар Асад, несмотря на внешнее давление, экономические санкции и даже массовые гражданские жертвы,  отказывается передавать правление в руки повстанцев и, судя по всему, не планирует прекращать активное сопротивление. Что касается намерений  политических оппонентов сирийского президента, то они достаточно давно намекают на смещение Асада милитаристским путём. И, как показал печальный пример Ливии, в случае крайней нужды перед физическим уничтожением несговорчивого правителя его враги не остановятся. Так, в конце апреля на смену уже ставшим привычными официальным требованиям отставки Асада, пришли угрожающие формулировки. 24 апреля 2012 года пресс-секретарь администрации президента США Джей Карни заявил: «Всему мировому сообществу должно быть ясно, что не следует вставать на сторону Асада, потому что он будет свергнут как жестокий диктатор, который уничтожает собственный народ». А на следующий день президент постреволюционного Туниса, Монсеф аль-Марзуки посоветовал Асаду добровольно оставить власть, поскольку «так или иначе, это всё равно произойдёт». «Тебе и твоей семье лучше покинуть страну живыми. Если же ты решишь уйти в отставку по факту смерти, это будет означать, что ты будешь повинен в гибели ещё тысяч невинных людей. А крови пролилось и так достаточно», — заявил бывший диссидент и политзаключённый, обращаясь к Асаду. При этом, не удержался экспрессивный лидер Туниса и от советов в адрес России, Китая  и Ирана, которые «должны понять, что дни этого человека сочтены, даже если они продолжат защищать его. Им следует подтолкнуть его к уходу и передаче власти своему заместителю».

Следует уточнить, что кандидатура преемника Асада называлась ещё в декабре 2012 года: так, по версии израильской газеты «Маарив», им может стать вице-президент Сирии Фарук аш-Шараа, принадлежащий, что важно, как и большинство жителей Сирии, к суннитам. В январе 2012 года данная версия нашла подтверждение в предложенном ЛАГ плане по сирийскому урегулированию.

Примечательно, что риторику, содержащую призывы к свержению Асада, критикуют представители не только России, но и самих США. Так, Сергей Лавров заявил, что происходящее напоминает «политическую провокацию в международном масштабе», а Збигнев Бжезинский  обратил внимание Вашингтона на то, что «большинство сирийцев хочет видеть правительство Башара Асада у власти и на самом деле крайне мало доказательств того, что мы имеем дело с выступлением против Асада». Кроме того, по его мнению, в то время, как США говорят о массовом насилии в Сирии, ни о какой гражданской войне в стране речи пока не идёт, а все поступающие известия являются новостями о единичных локальных конфликтах.

РОЛЬ РОССИИ В РАЗЖИГАНИИ СИРИЙСКОГО КОНФЛИКТА

Несмотря на то, что ключевая роль в вопросе сирийского урегулирования принадлежит ООН, усилия России, направленные на достижение мирного разрешения существующего противостояния, сложно переоценить. Во-первых, благодаря позиции России и Китая удалось предотвратить повторение ливийского сценария в Сирии – при голосовании ООН страны выступили исключительно за дипломатическое разрешение конфликта, наложив вето на антисирийскую резолюцию, подготовленную Западом. Во-вторых, Россия выполняет активную посредническую роль, осуществляя переговоры с представителями не только режима Асада, но и сирийской оппозиции. Как известно, именно по настоянию России власти Сирии допустили международных наблюдателей на территорию страны, а умеренное крыло сирийской оппозиции высказалось за осуществление переговоров с Асадом. В-третьих, Россия оказывает активную поддержку плана Кофи Аннана и выступает за соблюдения всеми сторонами положений данного документа. В-четвёртых, в тех условиях, когда сам спецпредставитель ЛАГ/ООН признал предложенный план урегулирования неэффективным, Россия, вместо того, чтобы сложить руки, выступила с предложением провести конференцию по Сирии, расширив нынешний формат стран, участвующих в переговорах, и подключив не только страны ЛАГ и Турцию, но и Иран. Таким образом, наша страна оказалась ещё и в роли регионального коммуникатора, свободного от предрассудков и объединяющего все силы, способные оказывать фактическое влияние на сирийское противостояние. В-пятых, Россия требует тщательного расследования терактов и преступлений, произошедших на территории Сирии, а также пресекает политические спекуляции, тем самым не допуская подтасовки фактов и использования гибели мирных жителей в качестве предлога для осуществления международной интервенции.

Кроме того, Россия не боится выступать с прямой критикой тех сторон, которые вносят дестабилизирующую составляющую в процесс сирийского мирного урегулирования. Так, МИД РФ неоднократно предпринимал следующие шаги:

  • обращал внимание на неправомерность обвинений лишь одной стороны в сирийском конфликте, указывая на множественность источников насилия ;
  • обвинял Запад в подстрекательстве сирийской оппозиции к смене режима Асада ;
  • заявлял о недопустимости осуществления контрабандных поставок оружия для сирийских повстанцев и присутствующих в их рядах экстремистов, подчёркивая, что данные действия чреваты дестабилизацией ситуации не только в Сирии, но и региона в целом ;
  • обращал внимание на то, что страны Запада предпринимали усилия по срыву мирного урегулирования сначала в рамках плана ЛАГ, а теперь осуществляют аналогичные действия и применительно к плану Аннана;
  • критиковал сирийскую оппозицию, которая сознательно идёт на провокации, чтобы сорвать перемирие и добиться силового решения ;
  • заявлял о недопустимости иностранного вмешательства во внутренние дела суверенного государства ;
  • осудил создание и деятельность «Друзей Сирии», которые оказывают прямую поддержку одной из сторон конфликта, подрывая усилия по прекращению насилия, пытаются «приватизировать план Аннана»  и ищут уловки, чтобы свергнуть официальные власти Сирии ;
  • оценил решение ряда стран, выславших сирийских послов, как «контрпродуктивный шаг» для реализации плана Аннана ;
  • увязал убийство мирных жителей Хулы с политикой некоторых стран, поддерживающих повстанцев, а также указал, что эти страны начинают использовать случившуюся трагедию как предлог для начала военных действий и пытаются оказывать давление на ООН.

Таким образом, наша страна проводит последовательную политику по поиску и выработке конструктивных решений всеми сторонами, заинтересованными в разрешении сирийского конфликта политико-дипломатическим способом, а также выступает своеобразным гарантом международного права, не только неукоснительно демонстрируя приверженность принципам ООН, но и сдерживая другие страны, стремящиеся к двоякому толкованию международных норм и правил.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РОССИИ ЗА СИРИЙСКИЙ КРИЗИС

Складывающаяся ситуация, при которой позиция России по вопросу сирийского урегулирования получает всё большую международную поддержку, в том числе и на уровне ООН, неподдельно раздражает Вашингтон. Основной причиной ярости является, разумеется, вопрос ветирования Россией резолюции о военном вмешательстве в сирийский конфликт. При этом характерно, что в подавляющей большинстве случаев США оставляют за скобками информационной атаки Китай, точно так же заблокировавший на площадке Совбеза ООН данное решение. Когда переубедить Москву не удалось ни с помощью бесхитростных заявлений Марка Тонера о том, что Россия должна «просто встать на сторону сирийской оппозиции», ни с помощью угроз Джона Маккейна, предрекающего Москве ухудшение имиджа в арабском мире и приход «русской весны», США сменили тактику, сделав ставку на софистику, фальсификации и популизм. Так, интерпретируя и искажая действия нашей страны, США принялись тиражировать следующие мифы:

  1. «Асад находится у власти из-за Москвы», — такое обвинение в адрес России выдвинула  Госсекретарь США. В качестве основания данного утверждения Хиллари Клинтон обозначила всё тот же «отказ России присоединиться к нам в принятии неких конструктивных мер», что, по её убеждению, и позволяет сохранять власть Асаду, будучи «хорошо вооружённым и имеющим возможность игнорировать требования собственного региона, народа и мира». Глава МИД РФ назвал данное заявление эмоциональным, указав, что президентство Асада обусловлено не предпочтением России или Китая, а тем, что «он является представителем существенной группы сирийского народа», которая, по некоторым оценкам, составляет большую половину общей численности населения страны. Кроме того, Сергей Лавров отметил, что если он перечислит, какие режимы пользуются протекцией США, то «далеко мы не продвинемся», и посоветовал США и «всем другим странам, которые имеют прямой устойчивый выход на различные группы сирийской оппозиции лучше не кивать постоянно на Россию и Китай, а задействовать свои рычаги для того, чтобы по-честному заставить всех прекратить стрелять друг в друга».
  2. Россия поставляет Дамаску оружие, из которого убивают сирийцев. Данное обвинение Вашингтон неоднократно пытался инкриминировать России. Так, ещё в начале марта 2012 года Госдеп заявил, что «США никогда не продавали оружия в Сирию и призывали Россию оценить разумность таких продаж», однако Москва продолжила играть опасную роль в сирийском конфликте, «подливая масла в огонь». МИД РФ ответил, что все поставки идут на законных основаниях и касаются исключительно оборонительного оружия: «Мы завершаем выполнение контрактов, которые были давно подписаны и давно оплачены, на поставку средств противовоздушной обороны. Средств, которые можно использовать исключительно если Сирия подвергнется нападению извне». Однако США не только продолжили выдвигать инсинуации, но и добавили в них новых пикантных подробностей – так, появилась версия о том, что по вине России гибнут мирные сирийцы. Данный тезис вновь принадлежал Госсекретарю США, получающей сведения по каким-то сверхсекретным каналам. «Нас беспокоит самая свежая информация, которая у нас есть, о том, что на пути из России в Сирию находятся ударные вертолёты. Это приведёт к весьма драматичной эскалации конфликта», — сообщила Хиллари Клинтон, добавив, что техника будет применяться властями Сирии не для защиты от внешних угроз, а для «убийства своих собственных людей, особенно гражданских, женщин, детей и мужчин». Примечательно, что на этот раз от подобных заявлений растерялся сам Пентагон, официальный представитель которого, Джон Кирби, посетовал на то, что не видел сообщений о поставках российских боевых самолётов в Сирию, про которые говорит Госсекретарь США.
  3. «Политика России способствует развитию гражданской войны в Сирии», — ещё одно неожиданное умозаключение, сделанное Хиллари Клинтон, видимо, являющееся следствием суммирования двух предыдущих пунктов. Впрочем, в аргументацию своих фантазий Клинтон решила не вдаваться, а сразу перешла к основному пункту программы – лоббированию силового варианта, заявив, что остановить гражданскую войну может лишь создание «единой международной коалиции», которое осложняет позиция России и Китая.

Таким образом, в настоящее время США предпринимают активные, но малоэффективные попытки переложить на Россию ответственность за кризис в Сирии. Их партнёры по НАТО более прозорливы: глава ЕС по внешней политике и политике безопасности Кэтрин Эштон  и глава НАТО Андерс Фог Расмуссен, констатировав ключевую роль России в разрешении сирийского противостояния, заняли выжидательную позицию. Как известно, Москва выразила готовность принять у себя расширенную конференцию под эгидой ООН с участием важнейших региональных игроков по вопросу мирного урегулирования сирийского конфликта. В случае успеха данного предприятия, ЕС и НАТО смогут заявить о своём вкладе в общее дело, в случае краха – перейти на сторону США, обвинив Россию в неуместности выгораживания кровавого диктаторского режима Асада.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Прежде всего, необходимо отметить, что конфликт в Сирии находится на стадии эскалации, а потому подведение некоторых итогов можно считать лишь промежуточным. В данном разделе будут представлены существующие последствия и возможные риски, которые не вошли в основной блок.

  • Человеческие потери. По данным ООН, с момента начала волнений в Сирии в марте 2011 года жертвами конфликта стали более 9 тысяч человек. Сирийские власти утверждают, что в ходе столкновений с вооружённой оппозицией погибли более 2,5 тысяч военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов Сирии, а число жертв среди мирного населения превысило 3,2 тысячи человек. По данным сирийских правозащитников, базирующихся в Великобритании, суммарные потери превышают 14 тысяч человек, включая мирных жителей, повстанцев и военнослужащих правительственной армии. Что касается беженцев, то, по данным ООН, свои дома покинуло около 230 тысяч человек. Кроме того, очевидно, что существует значительный пласт как заключённых сирийскими властями повстанцев, так и удерживаемых оппозиционерами заложников, численность которых, по понятным причинам, не поддаётся установлению. Также понятно, что приведённые показатели будут только расти.
  • Экономические последствия. Что касается данного параметра, то падение уровня жизни населения, производства, рост безработицы и дезорганизация хозяйственной жизни стали следствием не только непосредственных военных действий в стране, но и результатом введённых антисирийских санкций. В качестве иллюстрации приведём опубликованную в конце апреля 2012 года статью “The Washington Post”, посвящённую сравнительному анализу состояния сирийской экономики в данный момент и до начала волнений. Так, согласно версии издательства, золотовалютные резервы правительства Сирии сократились за год с 20 до 5-10 млрд. долларов; почти полночью исчез источник дохода от экспорта нефти в связи с санкциями ООН, а также односторонними санкциями ЕС и США; сирийский фунт за год обесценился по отношению к доллару США почти вдвое – с 50 до 70-100 фунтов за доллар на «чёрном рынке». Примечательно, что в данной публикации содержался фактический расчёт по дальнейшему ухудшению положения сирийского населения. По прикидкам авторов, плачевная экономическая ситуация в стране должна неизбежно повлечь со стороны сирийского правительства такие вынужденные меры как прекращение финансирования учреждений систем образования и здравоохранения в ряде районов Сирии, а также обращение к Ирану за экстренной помощью, которую тот, в свою очередь, в достаточной степени не сможет оказать из-за собственной международной изоляции. А 27 апреля 2012 года нашумевшую статью прокомментировала представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд, подтвердив, что у правительства Асада осталось менее половины валютных резервов, при этом, она не только публично признала, что от введённых против Дамаска санкций страдает, в первую очередь, сирийский народ, но и выразила решимость продолжить данные действия по уничтожению сирийской экономики до тех пор, пока представители вооружённых сил и крупного бизнеса Сирии не порвут связи с Асадом.
  • Угроза военной интервенции в Сирию всё чаще озвучивается американской стороной и странами Запада, однако, несмотря на существующую эскалацию конфликта, большинством российских экспертов признаётся маловероятной. В качестве объяснения данного обстоятельства приводятся следующие аргументы. Во-первых, отсутствие резолюции ООН и слабые шансы стран Запада на её принятие Россией и Китаем. Во-вторых, дороговизна военной кампании против Сирии в условиях финансовых сложностей Запада и усиливающейся разобщённости североатлантического альянса. По данным специалистов, затраты НАТО на Ливию составили около 750 млрд. долларов, а Сирия обойдётся от 5 до 10 раз дороже, что обусловлено гораздо более высоким уровнем подготовки и оснащённости армии, а также поддержкой со стороны Ирана. В-третьих, существуют определённые организационные сложности, поскольку в случае Сирии исключительно авиационные бомбардировки ни к чему не приведут, и для осуществления сухопутного вторжения интервентам потребуется собирать группировку сил, численность которых только на первом этапе кампании должна составить 700-800 тысяч человек. Если всё же такое решение будет принято, в качестве возможных плацдармов рассматриваются Саудовская Аравия, куда должна быть направлена авиация, и Иордания, территория которой необходима для прохода войск. В-четвёртых, против военной интервенции в Сирию выступает ряд государств региона: ЛАГ, Ирак, Ливан, Алжир, а Иран и вовсе пообещал в случае нападения на Сирию нанести удар по Израилю, что понятным образом осложняет планы США. В-пятых, не исключено, что в случае внешнего вторжения в Сирию на сторону Асада может перейти и часть оппозиции, что будет обозначать не только усиление раскола рядов сопротивления, но и формирование предпосылок для присоединения к режиму Асада сомневающейся части сирийцев и активизации народного ополчения.
  • Угроза затяжной гражданской войны обусловлена не только тем, что в условиях трудноосуществимой полномасштабной военной интервенции наиболее вероятным сценарием усиления политического и военного давления на Дамаск станет продолжающееся вооружение сирийских оппозиционеров и систематическое проведение провокаций и диверсий, но и тем, что Башар Асад категорически отказывается отрекаться от власти и заявляет о твёрдом намерении оказывать сопротивление. Фактически данное обстоятельство означает гарантированное длительное противостояние, поскольку, несмотря на пропагандируемую Западом слабости Асада, правительственная армия гораздо лучше вооружена и укомплектована профессиональными военными, в отличие от рядов разрозненной оппозиции. Кроме того, отягчающим обстоятельством является гетерогенность Сирии по этно-религиозному составу, из чего следует не только гарантия ожесточённых столкновений, но и риск распада страны на ряд автономных территорий.
  • Раскол региона на шиитов и суннитов также является почти неизбежным следствием сирийского конфликта и де-факто уже существует, поскольку такие страны как Ливан, Ирак, Иран, Иордания, Катар, Кувейт, ОАЭ и другие уже подключены к войне в Сирии. Другое дело, что в случае военной интервенции противостояние данных государств перейдёт из политического среза и латентного военного противоборства в горячую стадию, что будет чревато дестабилизацией всего региона и повлечёт самые опасные последствия для всего мира. Данный факт признаётся всеми без исключения международными участниками сирийского урегулирования, однако, лишь США продолжают активно раскачивать и без того взрывоопасную ситуацию. В качестве целей американского упорства в сирийском вопросе эксперты называют стремление установления контроля в ключевом геополитическом регионе мира для последующей экономической и политической дестабилизации России, Китая и Европы, а также необходимость уничтожения Сирии, являющейся крупнейшим союзником Ирана, перед войной с последним.
  • Усиливающийся кризис международного права обусловлен всё большим влиянием США на решения ООН. Так, генеральный секретарь организации Пан Ги Мун в вопросе сирийского противостояния недвусмысленно занял сторону атиасадовской коалиции и, по сути, самоустранился от вопроса мирного урегулирования, лишь периодически выступая с общими заявлениями. США же в это время всеми возможными способами демонстрируют пренебрежение международным правом и всё активнее пытаются его узурпировать и установить единоличную диктатуру в данной сфере, осуществив переход от дипломатии к концепции политического реализма, то есть приоритету силовых мер. Так, США не только создали, но и попытались легитимизировать альтернативное «мировое право» в виде международной структуры «Друзья Сирии», которая не только официально спонсирует сирийскую оппозицию, но и считает себя вправе оценивать эффективность выполнения плана Аннана, несмотря на то, что данная прерогатива закреплена лишь за ООН.  Более того, Барак Обама в своём выступлении, посвящённом политике США на Ближнем Востоке и в Северной Африке, заявил прямым текстом об оказании финансовой поддержки странам, стремящимся к установлению демократической формы правления, тем самым признав спонсирование панарабских революций. Кроме того, президент США заявил, что «национальный суверенитет не является лицензией на убийство своих граждан», тем самым подтвердив намерение дальнейшего осуществления вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Резюмируя, отметим, что проведение Россией последовательной политики, направленной на мирное урегулирование сирийского конфликта, отстаивание международного права и сдерживание волюнтаризма США и их союзников являются ключевыми условиями для недопущения дестабилизации всего региона Ближнего и Среднего Востока.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *