13
Credit Line ©

Национальная безопасность РФ: проблемы и пути решения

Снежанова Л.Н., аналитик НИРСИ

Последняя редакция концепции относится к 1997 году. После этого в 2004-2006 годах имелось поручение Президента РФ по её пересмотру, но документ не был завершён и главе государства не докладывался. В июне 2008 года эта работа вновь активизировалась поручением Президента РФ. Работа велась в рамках межведомственной рабочей группы при аппарате Совета Безопасности, в состав которой вошли представители органов государственной власти: Аппарата Правительства, Администрации Президента, аппаратов полномочных представителей Президента в федеральных округах, Российской академии наук, а также экспертного сообщества и крупных корпоративных структур.

Также 24 марта 2009 года на заседании Совета безопасности РФ, посвящённом разработке «Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года и мер по её реализации», Д.Медведев отметил, что «ряд угроз потерял былую актуальность, но зато появились новые». Вследствие чего было предложено модернизировать существующую Концепцию национальной безопасности. Главная идея этого документа определена президентом как «безопасность через развитие». Д.Медведев обозначил, что новый документ будет целиком увязан с Концепцией социально-экономического развития на период до 2020 года и «теми приоритетами, которые уже содержатся в этом документе». Также Президент отметил и то, что «при подготовке документа был также учтён отечественный и зарубежный опыт, в частности США, Канады, Франции, стратегического планирования обеспечения национальной безопасности».

Аналитики полагают, что от момента разработки до принятия (парламентом) может пройти до нескольких лет. Это связано с определением источников финансирования, неизбежным затрагиванием интересов крупных корпоративных структур, следовательно, процесс согласования потребует времени.

Национальная безопасность – это комплексное понятие, и в данной записке предпринята попытка рассмотреть её виды, существующие проблемы и некоторые варианты их решений, имеющие отношение к жизнедеятельности российского общества в следующих сферах:

  • военной, международной, пограничной;
  • экономической, энергетической, экологической;
  • демографической, этнической, религиозной;
  • идеологической/информационной, психологической, интеллектуальной;
  • социальной, продовольственной, внутриполитической.

ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В существующих геополитических реалиях до сих пор доминирует принцип политического реализма. То есть превалирующее значение для гарантированной безопасности и сохранения суверенитета страны имеет её силовой компонент, способность защититься от гипотетических угроз. Во всех официальных документах и заявлениях РФ неизменно подчёркивается, что наши вооружения призваны обеспечивать оборонительную, а не наступательную функцию.

До краха СССР мы были относительно спокойны, поскольку наш ядерный потенциал обеспечивал необходимое равновесие с США, сдерживание было гарантировано. Сейчас же необходимо понимать, что парк наших вооружений устарел не только морально. Не говоря уже о количественной составляющей. М.Горбачёв, а затем и Б.Ельцин, заискивая перед Западом, уничтожили все стратегически важные объекты, утилизировали всё, что только было возможно. Мы заливали бетоном пусковые шахты наших ракет, а американцы покупали у нас право осуществлять захоронение своих ядерных отходов на территории РФ. Армия и офицерский корпус были развалены и деморализованы.

В настоящее время Д.Медведевым в качестве приоритета заявлена техническая модернизация армии и оснащение передовым оборудованием. Примечательно, что буквально за два года до августа 2008 года, когда А.Сердюков заявил о модернизации армии, предыдущий глава МО С.Иванов отчитывался, что реформа ВС завершена.

Де-факто проводимая реформа модернизации армии А.Сердюкова и сама фигура министра обороны весьма неоднозначны. Большинство военных экспертов отмечает, что ряд нововведений подорвёт эффективность Вооружённых сил. Вот лишь некоторые аргументы, которые они приводят.

  1. Реформа начата до принятия новой Концепции национальной безопасности и Военной доктрины РФ. Несмотря на то, что именно Военная доктрина регламентирует, под какую задачу должны строиться ВС, кто является потенциальным противником, как в целом должна измениться военная организация государства. На основе Военной доктрины разрабатываются планы строительства и применения ВС. Она на стадии разработки, а военная реформа уже идёт, то есть осуществляются тактические меры без понимания стратегических приоритетов, без учёта изменившихся и расширившихся внешних угроз.
  2. Характер принимаемых решений отличается крайней форсированностью, что в первую очередь касается сокращения армии и флота. С одной стороны приводятся аргументы, что многие объекты экономически затратны для бюджета, а функционально неоправданны, с другой, во всем мире предполагается, что обновление осуществляется тогда, когда поставляются новые виды вооружений взамен старых. То есть старые виды вооружений уничтожаются тогда, когда уже есть новые. Происходит синхронизированный замен. А если учесть, что в России сейчас бушует экономический кризис, и власть не успевает справляться даже со своими социальными обязательствами, то можно предположить, что до момента разработки и внедрения инноваций пройдёт значительное количество времени. То есть ДО этого Россия фактически будет уязвима для внешних угроз.
  3.  Сокращение ГШ и, прежде всего, офицерского корпуса приведёт к экскорпорированию лучшего интеллектуального ресурса. Что неизбежно скажется на функционировании ВС России.
  4. Перевод из Москвы в Санкт-Петербург Главкомата ВМФ эксперты связывают с неизбежной дезорганизацией управления морских стратегических сил и флота, поскольку там отсутствуют необходимые средства связи и управления.
  5. Критикуется переход к трёхзвенной системе (округ – оперативное командование – бригада), поскольку это приведёт к массовой передислокации войск (на что, к слову, требуются значительные финансовые затраты), к тому же разрушит устоявшуюся систему управления, а на отработку новой, соответственно, потребуется неопределённое количество времени, к тому же неизвестно, насколько она будет эффективной. Эксперты отмечают, что с переходом к трёхзвенной системе «Вооруженные силы РФ будут в состоянии вести успешные боевые действия в локальных конфликтах и войнах, но не смогут противостоять широкой иностранной интервенции на обширную территорию России».

Также серьёзные проблемы в ходе реформы связывают с неоправданностью передачи медицинского обеспечения ВС гражданским специалистам, ликвидацией военных училищ и академий, переводом учебных заведений из Москвы, увольнением в запас офицеров 45-55 лет, нерешённой жилищной проблемой (предполагается уволить около 200 тысяч человек).

Примечательно, что, по данным Минфина и Минэкономразвития, при формировании бюджета на 2009 год во втором варианте по сравнению с первым наиболее существенно были сокращены расходы на модернизацию армии и правоохранительных органов (95,2%).

Необходимо отметить и то, что в ряде периодических изданий появляются публикации о грядущей реформе и российской военной разведки (см. «Российскую газету» от 17 марта 2009). Прежде всего, речь идёт о возможном слиянии СВР и ГРУ. Очевидной угрозой данного шага станет, как минимум, то, что оба органа будут получать информацию по одним и тем же каналам. Следовательно, она будет не только более линейна и многовариантна, а потому — более субъективна, но также возрастает и очевидный риск того, что в случае дезинформации вся система окажется под угрозой вплоть до её недееспособности.

МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Прежде всего, необходимо отметить, что возросло количество внешних угроз. В первую очередь, речь идёт о процессах, запускающихся непосредственно вблизи наших границ. Несмотря на официально заявленную «перезагрузку», «стратегическое партнёрство» и «взаимную заинтересованность», отношения России и США становятся всё более напряжёнными. Формально мы обсуждаем СНВ, ПРО, ДОВСЕ, по факту же – США и НАТО по-прежнему занимаются спектром вопросов от наращивания наступательных вооружений в обход существующих договорённостей до милитаризации космоса.

Тенденция такова, что США, меняя варианты тактики, выдерживают свою конфронтационную стратегию. Если раньше наступление проходило в относительно завуалированных формах вроде «цветных революций», то в августе осуществлялась не только полномасштабная информационная война и финансирование недружественных режимов, но и, в обход конвенции ООН, прямые поставки вооружений. Но Россия отреагировала, неожиданно и прямо, чем вызвало крайнее замешательство не только у Штатов, но и всего Запада. Даже сейчас, когда европейские наблюдатели «нашли доказательства» факта агрессии Грузии, это не только не тиражируется ими в СМИ, но даже нет чёткого признания данного факта на уровне формулировок.

И вновь началась фаза латентных действий. Проиллюстрируем это на наиболее обсуждаемой и острой ситуации за последнее время — подготовке учений НАТО Cooperative Longbow 09/Cooperative Lancer 09, которые пройдут 6 мая – 1 июня 2009 года. С одной стороны, альянс заявляет, что учения были запланированы ещё несколько лет назад, с другой, игнорируются все сигналы, посылаемые Москвой, в том числе – официальные заявления самого высокого уровня, от Президента РФ до МИДа, которые не просто выражают озабоченность, но и указывают на провокативный характер данного мероприятия. Объяснения России вполне обоснованы, ведь в Грузии дестабилизирована политическая ситуация, приближаются выборы, не прекращаются провокации на границе по отношению к Южной Осетии и Абхазии, Саакашвили по-прежнему заявляет о планах «деоккупации» территорий. К тому же, необходимо учитывать и тот факт, что в ходе своего апрельского визита в Вашингтон глава МИДа Грузии Г.Вашадзе договорился с Х.Клинтон о превращении Хартии стратегического партнёрства между США и Грузией в рабочий план деятельности. А госсекретарь, по окончании встречи, заявила журналистам о стратегическом партнёрстве с Грузией и  «поддержке территориальной целостности Грузии».

Необходимо отдавать отчёт в том, что Грузию и Украину не присоединили сейчас к альянсу не благодаря усилиям России, а во многом лишь благодаря тяжёлым экономическим условиям, в которых страны блока оказались из-за кризиса. Европа чётко дала понять, что не готова финансировать новых членов. Таким образом, существует вероятность, что эскалация напряжения на Кавказе отсрочена лишь благодаря кризису. Но, учитывая тот факт, что милитаризация региона не прекращается, а лишь усиливается, исключать риск возникновения провокаций и конфликтов было бы, по меньшей степени, недальновидно.

Усугубляется потенциальная опасность этой ситуации и следующими обстоятельствами. 1) О намерение принять участие в учениях заявили не только такие страны как Азербайджан и Молдавия, заявку подала и Армения, то есть не просто ближайший сосед РФ, но и участник ОДКБ. Этот шаг казался бы нелогичным, если бы не озвученное руководством ЕС приглашение Молдавии на приближающийся майский саммит «Восточного партнёрства» и не внезапное потепление в армяно-турецких отношениях под эгидой США. 2) О намерении принять участие в учениях НАТО в Грузии заявило также и МО Украины. Правда, данное решение должна утвердить Верховная Рада принятием соответствующего закона, в котором, кстати, будет рассмотрен и вопрос о допуске иностранных военных подразделений на территорию Украины для проведения международных учений. 3) В Чечне отменён режим КТО. По официальным каналам заявлено, что один из наиболее опасных районов Кавказа перестал таковым быть. Нет, понятно, что в условиях того же кризиса экономически выгодно создать в республике возможность для развития и перехода в относительно независимое финансовое положение от федерального центра; понятно и то, что нужно оперативно закрыть тревожащий европейцев вопрос о правах человека в преддверии активно планируемого вступления России в ВТО в этом году. Неясным остаётся лишь тот факт, почему располагая данными федеральных служб о том, что в горах находится около 500 боевиков (по версии Кадырова, не более 70), Москва, пренебрегая мнением военных экспертов, предлагающих не принимать поспешного решения об отмене КТО или хотя бы перевести российские войска в прилегающие неспокойные регионы – Ингушетию и Дагестан, всё же приняла решение об окончательном выводе их из Чечни.

Таким образом, представляется целесообразным, чтобы в доктрине национальной безопасности (помимо традиционных регионов) была отражена необходимость повышенного внимания к Северному Кавказу и странам СНГ, и лишь потом – трансцендентальным угрозам глобального характера.

Необходимо иметь в виду и то, что для России сейчас, в определённом смысле, настал весьма благоприятный момент. С одной стороны, не секрет, что большинство международных институтов ангажированы в пользу США, с другой, — мировая правовая система терпит крах: от Гааги до ООН. Мир перестал быть однополярным. Для нас очевидна необходимость добиться того, чтобы Россия была полноправным участником международных процессов, чтобы с ней считались не только юридически. В 2009 году мы можем добиться повышения авторитета страны, как минимум, в связи с двумя факторами. Во-первых, это проведение конференции в Москве по Ближнему Востоку. Здесь многое будет зависеть от того, сможем ли мы не пойти на поводу у американцев, меняя достаточно благоприятные двусторонние отношения с Ираном на отказ США от размещения ТПР ПРО. Во-вторых, это тема коллективной безопасности. Европа, будучи патологически зависимой хотя бы от энергетических поставок России, не заинтересована в противоборстве с нами в каком бы то ни было виде. К тому же, по целому ряду вопросов у Европы имеются противоречия с США. И если мы предложим альтернативный и эффективный вариант обеспечения коллективной безопасности с учётом реальных угроз, а потому, возможно, более экономически оправданный, чем то же НАТО, существует вероятность того, что это будет востребовано.

В любом случае, России нужно определяться с приоритетами и проводить последовательную и чёткую внешнюю политику, исходя из своих национальных интересов.

ПОГРАНИЧНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Исторически сложилось, что для оценки деятельности правителей стран применяют категории не «хорошо» или «плохо», а эффективно или нет. Одним из важнейших показателей эффективности как раз служит территория государства. К примеру, среднестатистический россиянин воспринимает Ивана Грозного как тирана и сыноубийцу, но далеко не все знают, что при нём территория государства увеличилась почти вдвое, а население выросло на 30-50%.

М.Горбачёв, развалив СССР, и Б.Ельцин, раздаривая площади России, проводили антироссийскую, неэффективную политику. И их апологетам, так горячо благодарным за «установление демократии», следовало бы взглянуть на карты и размер страны «до» и «после».

В настоящее время, к сожалению, площадь Российской Федерации продолжает сокращаться. Япония претендует на все острова Курильской гряды, выпуская в своей стране карты, на которых Курилы уже – часть Японии. Мы передали часть земли Китаю, более того, жители Поднебесной и безо всяких юридических оснований преспокойно ассимилируют незаселённый Дальний Восток. Не стоит также недооценивать и проблемы потенциально сепаратистских территорий: от планов Литвы по установлению безвизового режима с Калининградской областью до неформализованного желания того же Татарстана отделиться от РФ. Можно возразить, что в настоящее время регионы России не артикулируют своего желания выйти из РФ, но о наличии центробежных тенденций косвенно свидетельствует тот факт, что всё большее число государств СНГ, например,  пытается выйти из зоны влияние РФ. Причём, руководствуясь преимущественно экономическими соображениями и зачастую не делая большой разницы в вопросе последующего присоединения между НАТО, ЕС или «Восточным партнёрством».

Примечательно, что часть российских политиков одобрительно относится к вопросу передачи российских земель. В ходе визита в Финляндию 21 апреля 2009 года Д.Медведеву задали вопрос о возможности покупки земли в Карелии иностранными гражданами. Президент ответил, что функционирует механизм аренды земель. А председатель комитета ГД по собственности В.Плескачевский заявил, что мысль о продаже весьма привлекательна, поскольку «у нас много земли не используется, в том числе в приграничных территориях. Новые собственники будут обрабатывать землю, платить налоги, это полезно государству. Мы готовы быстро принять соответствующие поправки к законодательству».

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Одним из важнейших критериев экономической безопасности является устойчивость функционирования финансовой системы страны. Например, нынешний кризис мог бы не так сильно сказаться на России, не будь столько нашей валюты вложено в доллары (ЦБ – 30%, ранее В.Путин – около 50%). То есть, несмотря на то, что Россия – страна с открытой экономикой, всё же представляется более целесообразным развивать собственное производство внутри страны, а не заниматься вывозом денег и оттоком капитала.

Также важным моментом является то, что наиболее экономически рациональным решением является ориентация на выпуск максимально готовой диверсифицированной продукции. Особенно если речь идёт об экспорте, то есть следует стремиться не к  поставке каких-либо материалов в «сыром» виде, а перерабатывать их до стадии максимальной приближенности к готовности.

Многие экономисты и предприниматели возражают, что в России не было и нет возможности и условий для развития бизнеса, тем более, прозрачного и легального. Но власть не считает необходимым идти на снижение налогов даже в условиях кризиса, о чём в очередной раз заявили премьер В.Путин и министр финансов А.Кудрин.

Также очевидно, что необходимо всё же обозначить долю государственного регулирования в экономике. На сегодняшний день нет однозначной позиции относительно протекционизма. До наступления кризиса в качестве ориентира была обозначена саморегуляция рынка как основа либеральной экономики, теперь же всё чаще государство прибегает к механизмам оказания помощи в виде финансовых влияний в ряд отраслей и сфер.

Также всё чаще в обсуждениях стала всплывать тема приватизации государственной собственности. Министр экономического развития Э.Набиуллина считает, что нужно распродавать все государственные предприятия, за исключением стратегических. Похожий подход озвучивался и в 90-ых, в результате мы получили разворованную страну, криминализированную власть, конвейер новообразованных ФПГ, массовую безработицу, нищету и «откат» экономики до уровня феодального строя. Можно предположить, будто министр полагает, что либеральный принцип саморегуляции универсален, но она не может не знать о классических принципах рейганомики и необходимости вмешательства государства в экономику во время кризиса.

Ещё одним пластом для обеспечения экономической безопасности в стране может и должна служить разработка нормативно-правовой базы, касающейся, прежде всего, деятельности госкорпораций и вопросов лоббизма. В противном случае ни вывод активов, ни коррупцию не удастся победить.

Что касается непосредственно рубля, то в идеале он должен быть обеспечен золотом, а не являться просто напечатанными бумажками (24 апреля 2009 года «Полит.Ру» с ссылкой на департамент внешних и общественных связей Банка России сообщил о том, что за неделю, с 20 апреля, объём денежной базы повысился на 53,7 млрд.руб.). Речь идёт не об амбициях руководства сделать из рубля региональную резервную валюту, поскольку в существующих условиях, когда Россия по уровню развития экономики находится чуть ли не среди третьих стран, это несколько утопично. А о том, чтобы рубль был обеспечен внутри своей страны. Также можно проводить дальше ту финансовую политику, которую мы начали с Белоруссией, то есть переход на рубли в двусторонней торговле. Далее, возможно, будет оправданным отрабатывать подобный механизм и с другими странами. То есть практиковать это сначала в двусторонних отношениях, постепенно расширяя список таких стран, а не сразу делать громкие заявления, отчётливо понимая, что тот же член ШОС в лице Китая вряд ли пойдёт на этот шаг, логично лоббируя собственные экономические интересы и не будучи заинтересованным в развитии России.

ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Россия, будучи сырьевой державой, тотально зависит от ресурсов и их цен на мировом рынке. Большая часть федерального бюджета формируется исключительно за счёт дивидендов от продажи. И эта зависимость будет сохраняться, во всяком случае, в среднесрочной перспективе, несмотря на то, что в период кризиса цена на нефть рухнула и продолжает падать (по оценкам некоторых аналитиков, если произойдёт крах финансовой системы Китая, то стоимость барреля снизится до 10 долларов).

Наша страна является одной из мировых лидеров по запасам природного газа. По прогнозам некоторых экспертов, основными экспортёрами газа к 2030 году будут Россия, Иран и Катар. Как известно, газ является возобновляемым природным ресурсом, поэтому освоение и разработка газовых месторождений, безусловно, перспективное направление развития российской энергетики.

Другое дело, что Россия не всегда отстаивает свои интересы на внешнеэкономическом рынке. Вплоть до того, что ряд среднеазиатских стран, для которых мы являемся транзитёрами, продают нам газ по среднеевропейским ценам. А мы передаём даром газовые хранилища Украине. Украина договаривается о допуске третьих лиц к ним в лице ЕС. А наше руководство тем временем планирует повысить цену на газ для внутренних потребителей до той же среднеевропейской.

Мы хотим соответствовать западным ожиданиям, ожиданиям «цивилизованного мира», поэтому нам и в голову не придёт декларировать нечто такое, о чём говорит президент Туркмении. В частности, что цену на энергию должна устанавливать та страна, которая продаёт ресурс, поскольку общемировое ценообразование – слишком субъективно: в разных странах требуется разный уровень затрат для разработки, добычи и.т.д.

После газовых конфликтов с Украиной и возможных «бунтов» Европы российские энергетики решили подстраховаться, диверсифицируя поставки на Восток. В настоящее время заключено соглашение о сотрудничестве в нефтяной сфере между Россией и Китаем. Но схема поставки по нефтепроводу «Восточная Сибирь – Тихий океан» вновь предполагает лишь этап добычи на российской территории, а переработку планируется осуществлять в Китае.

Планы об инновациях и переходе на альтернативные источнике энергии, безусловно, заманчивы. Но нужно реалистично оценивать временной интервал, который потребуется нашей стране для прохождения от этапа идеи к этапу реализации. Пока солнечные батареи в Подмосковье представить трудно, не говоря уже о повсеместных ветряных мельницах, особенно, если учесть, что в ряде регионов России отопление как таковое отсутствует из года в год вне зависимости от наличия кризиса. Пока ряд населённых пунктов отапливается за счёт древесного угля.

Возможно, в сложившейся ситуации нам стоит перестать оглядываться на Запад, а объединяться в картели, в «газовую тройку» и уже корпоративно отстаивать свои интересы на внешнем рынке. Возможно, тогда мы станем хозяевами ситуации, несмотря на то, что подавляющее большинство западных газет на следующее же утро напишет о том, как Россия пытается монополизировать весь мировой газ и помогает разработать ядерное оружие Ирану.

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В настоящее время в России забота об экологической безопасности выражается в основном в том, что существует перечень требований к промышленным предприятиям. То есть государство осуществляет проверку наличия/отсутствия очистных сооружений для контроля выбросов. Но помимо соблюдения требований Киотского протокола необходимо заниматься и другими проблемами.

При первом приближении ситуация не кажется катастрофической: мы больше не делаем бизнес на захоронении на своей территории ядерных отходов. Но, с другой стороны, сброс количества химический веществ в водоёмы и атмосферу невероятно высок. Остро стоит вопрос о свалках бытового мусора, вплоть до того, что они стали появляться даже на таких территориях как охраняемый ЮНЕСКО Байкал!

Почему-то забота об экологии воспринимается рядовыми гражданами как нечто второстепенное. По мере разрастания урбанизации и всё большей оторванности человека от природы мы всё реже задумываемся о последствиях нашего потребления. Экологическое воспитание необходимо внедрять на уровень культуры, активно пропагандировать. А вопросы вроде вырубки и экспорта сырого леса, утилизации отходов, нерационально-варварской эксплуатации тех же нефтяных месторождений необходимо просто более жёстко законодательно регулировать.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В России проблема демографии становится всё более острой. Причём, у нас причины её существования и возникновения несколько специфичны. Это не просто вымирание нации из-за превышения смертности над рождаемостью как в странах демографической «зимы» вроде той же Германии (российские социологи применительно к РФ приводят обратные цифры). Проблема носит более комплексный характер.

Существуют, конечно, и объективные причины сложившейся ситуации: недоступность качественного медицинского обслуживания, социальная незащищённость, сложности с жилищными условиями, климатически неблагоприятные для освоения и жизни регионы РФ, миграция, ассимиляция.

В то же время, нужно осознавать и то, что уничтожение российского народа и русского этноса осуществляется целенаправленно. Проблемы, которые уже стали имманентными, в действительности привнесены извне и являются сгенерированным результатом, прежде всего – результатом информационной войны. К таковым относятся: рост наркомании, алкоголизации, табакокурения, увеличение числа сирот, беспризорников, рост преступности, увеличение пенсионного возраста.

ЭТНИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В настоящее время руководство страны в контексте этнической безопасности наибольшее внимание уделяет вопросам неконтролируемой миграции и защите прав соотечественников за рубежом. Но комплекс проблем, требующих решений, гораздо шире.

Этническая безопасность во многом зависит от демографического фактора, например, вопрос ассимиляции населения на территории Дальнего Востока и Сибири обусловлен, в числе прочих, незаселённостью территорий, а приток мигрантов – ещё и социально-экономическими причинами.

Существует пласт территориальных угроз, таких как сепаратистские настроения в некоторых регионах. Причины их возникновения зачастую обусловлены не столько экономическим, сколько этническим фактором. В первую очередь, это касается моноэтнических республик, что потенциально (но не обязательно) является предпосылкой для возникновения национального шовинизма и расовой дискриминации, а также экстремизма.

В существующей концепции национальной безопасности нет такого понятия как религиозная безопасность. Это обусловлено существующей юридической базой, так как в Конституции Россия объявлена многоконфессиональным государством. Казалось бы, всё закреплено нормативно-правовым способом и нет повода для беспокойства, но необходимо иметь в виду следующие нюансы. 1) Этническая и религиозная составляющие, как правило, тесно связаны между собой, зачастую взаимообусловлены. Если учесть, что существует ряд внешних сил, которые напрямую заинтересованы в дестабилизации России, то можно предположить, что универсальной и наиболее мощной «бомбой» может служить форматирование, придание нужного конфронтационного направления и использование как раз связки «этничность-религия». Поэтому подобные вопросы нам следует постоянно и очень внимательно отслеживать. Это то, на что реагирование постфактум недопустимо. 2) Религиозная составляющая также порой жизненно необходима в международном аспекте, наиболее ярким примером может служить роль христианства в отношениях народов России и Грузии после августовских событий. То есть религия своеобразным способом «страхует» от возникновения межэтнических конфликтов. Сейчас предпринимается попытка перевести в состояние антагонизма отношения России и Ирана, в данном случае мы можем не допустить этого, апеллируя к исламу как связке народов России и Ближнего Востока. А, как известно, зачастую для населения исламских стран религия значительно важнее, чем политические вопросы. 3) Нам нужно перестать бояться в масштабах страны использовать на уровне лексики термины «русские», «христианство», «православие». Нам нужно гордиться своей культурой, своей историей, своей религией. В Европе, перед которой мы преклоняемся, никого не смущают утверждения, что во Франции титульный этнос – французы, в Англии – англичане, в Германии – немцы. И только у нас не принято говорить, что в России – русские, а тем более, православные. Это происходит из-за того, что внутри страны находится и успешно функционирует значительное количество недружественных интервентов, чьей задачей как раз и является поднятие шумихи и разворачивание медиа-кампаний в духе шовинизма и национализма. Но использование этих слов предполагает всего лишь нашу самоидентификацию, без противопоставления и принижения роли других религий, в чём можно легко убедиться, не только открыв Конституцию и списки функционирующих религиозных организаций на территории РФ, но и проехав по городам России.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Большая часть войн в современном мире ведётся в информационной плоскости, в основном с помощью СМИ. Очевидно, что в России этот процесс активизировался после краха СССР. В 90-ые годы страну сотрясало политической нестабильностью и экономическими проблемами, складывалось впечатление, что вопросам информационной безопасности не уделяет внимание никто, кроме профильных отделов спецслужб, информационную интервенцию, вроде бы, не замечали. Вот лишь некоторые результаты целенаправленной информационной кампании против России и россиян за эти 18 лет: утрата идентичности, нивелирование роли института семьи, формирование общества атомизированных индивидуумов, разрушение социальных общностей и коллективных начал. То есть происходила и происходит дискредитация традиционных ценностей: от религии и сакральности до патриархальных первооснов российского общества, выхолащивается наша пассионарность.

Информационные войны против России идут как на международном и межгосударственном уровнях, так и внутри страны. Медийные атаки целенаправленно трансформируют систему ценностей россиян, культивируя послушный конвейер общества потребления, атеистичных нигилистов, руководствующихся практической сиюминутной выгодой и не мыслящих стратегическими категориями.

Вышеперечисленное воздействие приводит к тому, что требуется заботиться и о психологической безопасности. Поскольку значительный пласт российского общества незаметно оказался в уязвимом положении и систематически ощущает те или иные формы психологического дискомфорта и когнитивной диссоциации с происходящим. Во многом этому мы обязаны именно СМИ, навязывающих нам определённый уровень образа жизни, стереотипизирующих наше сознание и щедро расклеивающих ярлыки. Мы учимся разделять то, что нам чуждо и быть лояльными к тому, что нам претит, отказываемся от того, что было дорого, порой доверяя общественному мнению больше, чем своему собственному. Смутно чувствуя фальшь всего происходящего, но уже занимая пассивную позицию. Что, в свою очередь, трансформируется в ту или иную степень фрустрации и социальную дистанцированность, потенциальную агрессивность, не говоря уже об абсентеизме.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Помимо ставших традиционными «утечки умов», развала НИИ, нивелирования интереса к истории и культуре, сейчас происходит разрушение системы образования. Причём, это происходит, начиная с уровня средней общеобразовательной школы. С внедрением ЕГЭ требования к знаниям учеников заметно снизились, что отразилось, прежде всего, на русском языке, литературе, истории.

Система высшего образования также претерпела качественные изменения не в лучшую сторону с введением Болонской системы: согласно социологическим данным, большинство выпускников не могут сейчас трудоустроиться по профессии. Официальная власть объяснила это тем, что в стране переизбыток юристов и менеджеров, в то время как нужны простые рабочие, умолчав о том, что сейчас попросту слишком мало доступных ВУЗов, в которых могут вырастить квалифицированных специалистов, учитывая среднестатистический доход российской семьи. Также умолчали и о том, что функционирующих производств в стране почти не осталось и что «простые рабочие», в лучшем случае, будут устраиваться в иностранные компании на территории РФ. Так население страны Ломоносова начало уступать китайцам по олимпиадам в математике и заниматься фактически «миграционным» трудом в собственной стране. По вечерам включать сериалы, а Пушкина открывать только перед тестом по ЕГЭ.

СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Зачастую социальная безопасность в России напрямую зависит от экономической. То есть людям необходимо жильё, работа — необходимый уровень дохода для обеспечения семьи. Исходя из экономического же признака, у нас и выделяют социально незащищённые слои, то есть это: пенсионеры, малоимущие, многодетные семьи, инвалиды, сироты, ветераны…

И хотя, в соответствии с заявленным приоритетом, Россия  — социально ориентированное государство, и даже в условиях кризиса призвано обеспечивать, прежде всего, социальную защиту, подавляющее большинство целевой аудитории таких выплат отмечает, что их размер недостаточен даже для самого необходимого. То есть, с одной стороны, те же пенсии увеличивают до трёх тысяч, но скачок счёта за квартиру и цен на продукты и лекарства существенно превышают ту сумму, которую «добавило» государство.

Социальные проблемы усугубляются растущей безработицей, что особенно заметно в регионах, снижаются темпы экономического развития, растут объёмы невыплат, прогнозируется дефицит бюджета, инфляционные показатели превосходят прогнозируемый уровень, резервные запасы заканчиваются, увеличивается процент невыплат кредитов, стоит вопрос о «необходимости» внешних займов. В совокупности, все вышеперечисленные факторы приводят к росту социального напряжения в стране. Падает доверие к нынешней власти.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В настоящее время в России сложилась довольно странная ситуация. В нашей стране существует объективная возможность обеспечивать самих себя большинством необходимых продуктов: от злаков и овощей, до мяса и рыбы, питаться качественным, свежим и разнообразным рационом. Но спикер СФ ФС РФ С.Миронов отмечает, что крупные городские агломерации на 75 % обеспечиваются продовольственными товарами за счёт импорта, а отечественная пищевая промышленность экспортонезависима лишь в отношении мяса птицы и водки (!).

Следовательно, развитие села, аграрного сектора, рыбных промыслов и повышение производительности труда в целом должны стать приоритетными направлениями государственной политики, должны всячески поддерживаться и развиваться. Таким образом, в России может быть решено сразу несколько проблем: обеспечение продовольственной самодостаточности и увеличение объемов экспортируемой продукции, создание рабочих мест, недопущение поставок вредных и генетически модифицированных продуктов на российский рынок, развитие регионов в целом.

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Для достижения внутриполитической безопасности необходимо наличие следующих условий:

  1. Власть должна быть не просто легальна, но и легитимна. Это касается не только действующего руководства, но и таких институтов как система разделения властей и выборы.
  2. Государство должно иметь внятную идеологическую платформу, проводить последовательную, публично озвучиваемую, социально ориентированную политику. Стратегические приоритеты должны быть не только доведены до населения, но и разделяться им.
  3. Федеральный центр и регионы должны проводить консолидированную политику, направленную на повышение социально-экономического уровня жизни страны.
  4. Осуществление эффективного государственного управления путём поддержания систематической обратной связи с населением на федеральном, региональном и муниципальном уровнях для оперативного и адекватного реагирования на возникающие проблемы.
  5. Соблюдение всеми гражданами Конституции и других законодательных актов.
  6. Установление действенных механизмов по борьбе с коррупцией, ужесточение законодательства.

* * *

24 марта 2009 года на заседании Совбеза Н.Патрушев сообщил, что в текущем году будут представлены на утверждение Президента следующие 4 документа: Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 года, Военная доктрина РФ, Доктрина продовольственной безопасности РФ на период до 2020 года, Концепция государственной и национальной политики РФ на период до 2020 года.

Необходимо понимать, что значимость доктрины национальной безопасности сейчас возрастает в разы, поскольку отсутствует как таковая внятная государственная идеология; и власть, и общество зачастую тотально дезориентированы, следовательно, легко поддаются внушению извне, а установки транслируются деструктивные.

Нам нужно определиться со стратегическими приоритетами и союзниками, разработать этапы и определить сроки реализации намеченных планов, закрепить зону ответственности за конкретными органами власти и физическими лицами. Только в этом случае Стратегия национальной безопасности будет иметь практическую значимость и достигнет обозначенной цели «укрепит доверие граждан к власти, будет содействовать позитивному восприятию международным сообществом внешней политики России, и в целом, внесёт существенный вклад в формирование консолидирующей национальной идеи».

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *