77
Credit Line ©

Особенности миграционной политики РФ

Акопян О.А., аналитик НИРСИ

Для России, как для государства, граничащего с 18 странами, допущение несовершенств в этой сфере несет ощутимые негативные риски.

Разбираясь в тонкостях миграционной политики, предстоит говорить сразу о нескольких направлениях – тенденциях эмиграции и волнах иммиграции, легальных и нелегальных мигрантах, беженцах, вынужденных переселенцы и, пожалуй, самом актуальном на сегодняшний день – трудовых мигрантах. Кроме того, важной темой сегодня является ситуация с внутренней трудовой миграцией в РФ.

Внятная государственная политика по перечисленным направлениям отсутствует до сих пор. Дело в том, что вопросы миграционной политики зачастую используются политическими партиями как элемент предвыборного пиара, а реальная миграционная политика носит ситуативный характер. Несмотря на ряд шагов (наведение порядка на рынках, борьба с игорным бизнесом, приоритет коренного населения на рынке труда), осуществляемых властями, целостной концепции государственной миграционной политики в интересах России как не было (в момент «открытия границ» нашего нового государства), так и нет. Но если тогда темпы были весьма скромными – в 1989 году Россия приняла 13 тыс. турок-месхетинцев из Ферганы, а год спустя 90 тыс. армян из Баку – то сегодня, 20 лет спустя, в Россию стало ежегодно въезжать более 200 тысяч человек. Однако и терять мы стали солидное число граждан ежегодно – более 30 тысяч.

Тезис о ситуативном, точечном реагировании на возникающие проблемы имеет множество подтверждений на практике. Наиболее наглядным из них является частые смены в последние годы квот для иностранных трудовых мигрантов. Изначально на 2009 год было запланировано 3,9 млн. квот на иностранную рабочую силу. В начале 2009 года эта цифра была сокращена на 50%. Таким образом, квота составляла менее 2 млн., затем была сокращена еще на 52 тыс. В 2010 и 2011 годах продолжилось снижении квоты и сейчас она составляет не многим более полутора миллионов. Однако представляется, что сокращения числа легальных (!) мигрантов в стране является не самой правильной мерой с экономической точки зрения, а так же она не решает большинство проблем, возникающих в миграционной сфере в связи с ежегодным ростом нелегальной трудовой миграции.

По мнению экспертов, потребность в трудовых мигрантах будет только возрастать с развитием экономики страны, в частности, несырьевой её сферы, а именно в ней, как правило, занято большинство мигрантов. Именно поэтому сегодня возникает ряд вопросов, проблем и насущных тем для обсуждений.

Ниже приведены некоторые из наиболее актуальных и резонансных
(основные тезисы):

  • В настоящее время миграционные потоки носят стихийный характер. В результате не учитываются реальные возможности социальной инфраструктуры, увеличиваются диспропорции региональных рынков труда, растет социальная напряженность, создаются условия для распространения среди населения Российской Федерации  идей национальной нетерпимости.
  • Основные вопросы, требующие рассмотрения — создание условий для привлечения в РФ квалифицированных легальных трудовых ресурсов, совершенствование миграционного учета, противодействие нелегальной миграции, а также комплекс мер по поддержке внутренней трудовой миграции в России и введение повсеместной практики ее статистического учета.
  • Решение озвученных задач невозможно осуществить без сбора и анализа качественной и подробной информации о миграции. Источниками информации о миграции служит административная статистика, перепись и обследования населения. Однако все эти источники не в полной мере охватывают мигрантов, в первую очередь нелегальных, что затрудняет принятие взвешенных экономических и политических решений.
  • Давно назрел выбор, стоящий перед Россией: занять позицию открытости или закрытости в миграционных вопросах. Иммиграционная открытость означает ставку на повышение конкурентоспособности отдельных корпоративных субъектов или сегментов бизнеса за счет снижения затрат на оплату труда. Альтернативой этой модели является выбор в пользу развития экономики на основе внутреннего рынка. Он, в числе многих других условий, предполагает качественный рост долгосрочных государственных инвестиций в воспроизводство человеческого капитала и селективную закрытость в миграционной политике.
  • Назрела необходимость разработки социальных программ, обеспечивающих более эффективную социализацию приезжающих, их этнокультурную и языковую адаптацию. Кроме того, требуется стимулирование миграционного притока русскоязычного населения, бывших соотечественников из ближнего зарубежья, прежде всего квалифицированных кадров. Эти меры необходимы сегодня в связи с нависшей угрозой потери национальной идентичности в России и размывания этнокультурного фона. Относительно иммигрантов, противящихся интеграции в единое культурно-языковое пространство России, стремящихся к обособлению и исключительно компактному проживанию, могут быть применены радикальные меры – им может быть предложено вернуться в страны, где они проживали ранее.
  • Россия заинтересована в притоке высококвалифицированных кадров, способных внести свой вклад в социально-экономическое развитие  страны, в развитие фундаментальной и прикладной науки. Снятие законодательных барьеров для иностранных специалистов, желающих работать в российских финансовых институтах, позволит повысить инвестиционную привлекательность страны.
  • Проблема кадрового дефицита в ряде регионов России (Сибирь, Дальний Восток) должна решаться, в первую очередь, за счет экономического стимулирования увеличения темпов внутренней миграции, а так же комплексного реформирования региональной политики государства, а не за счет повального привлечения иммигрантов из сопредельных стран.
  • Все бюрократические проволочки, препятствующие  возврату на Родину русских из стран СНГ и дальнего зарубежья, должны быть устранены в кратчайшие сроки. Необходимо предпринять все возможные усилия для реализации заявленного государством приоритета осуществления репатриации (реальный ресурс репатриации сегодня оставляет около 7 млн.человек).
  • Заполнение иммигрантами пустующих ниш на рынке труда — речь идёт, прежде всего, о низкооплачиваемой работе, которая так и не стала привлекательной для отечественных кадров – еще одна иллюстрация ситуативного решения социальных проблем. Особенно данная тема актуальна в связи с достаточно высоким уровнем безработицы в стране. Следует говорить о создании экономических программ поддержки и трудоустройства россиян. Требуется проработка базы мер стимулирования привлечения отечественных рабочих на низкоквалифицированный рынок труда.
  • Негативные последствия неконтролируемой миграции сегодня – это трудности с ассимиляцией, рост преступности в среде мигрантов, несоблюдение мигрантами налогового законодательства, массовый отток денежных средств из России в страны постоянного проживания (по данным международных экспертов, более 30% ВВП Таджикистана, Киргизии и Молдавии составляют заработки мигрантов из этих стран в России), актуализация национального вопроса.
  • Особое внимание предлагается обратить на вопросы внутренней миграции. На прошлый год был запланирован переезд на новое место работы только 15 тысяч человек. Эта цифра не сопоставима с числом безработных в России (по официальной статистике, оно превышает 5 млн. человек). Механизмы стимулирования увеличения темпов внутренней трудовой миграции (преимущественно – высококвалифицированных кадров из центральной части России в другие регионы) требуют подробного обсуждения.
  • Ответа требует вопрос: является ли приток иммигрантов единственным способом недопущения демографической катастрофы в России, следовательно, и единственным вариантом решения проблемы? В последние годы миграционный приток компенсирует около 80% естественной убыли населения России. Однако такой способ решения демографических проблем нельзя назвать гуманным и правомерным.
  • Требуют немедленного пресечения факты чудовищной коррупции в органах МВД и ФМС. Масштабы нелегальной миграции сегодня превышают масштабы легальной в десятки тысяч раз. Подобная ситуация не может сложиться ни в одном здоровом правовом обществе, она просто недопустима и сложно осуществима без содействия или молчаливого бездействия компетентных органов.
  • Крайне важная сегодня идеологическая работа с населением. Требуется позитивная пропаганда патриотических настроений среди  молодого, активного, высококвалифицированного населения, планирующего покинуть Россию. Нельзя допустить развитие тенденции, наметившейся уже сегодня: на каждого уезжающего молодого специалиста, способного внести свой существенный вклад в инновационное развитие России, приезжает 5 неквалифицированных «чернорабочих» ежегодно. Такая структура международной миграции требует  кардинальной перестройки.
  • Важно отдавать себе отсчет в том, что причины, по которым сегодня новое поколение принимает решение: уехать заграницу или остаться на Родине носят психологический характер — а значит ситуация  требуют весьма тонких механизмов решения. Основной мотив покинуть Россию сегодня для многих – психологическая усталость от неустроенности и социальной нестабильности жизни в стране, отсутствие доверия и уважения к властям, отсутствия мотивации к работе на Родине. Основной мотив остаться в стране для тех многих, кто так же желает уехать, но не делает этого – опасения в неспособности организовать свою жизнь на новом месте. Подобная ситуация крайне плачевна и требует разрешения.

НЕУТЕШИТЕЛЬНАЯ СТАТИСТИКА

  • По данным ВЦИОМ, 80% россиян с радостью хотели бы побывать за границей в качестве туристов. На ПМЖ приехать хотели бы 22% . Доля желающих эмигрировать из страны по сравнению с 1991 годом  выросла: при ответе на прямой вопрос о желании выехать за границу на постоянное жительство, тогда сообщали 16% (сейчас — 22%). Наибольший эмиграционный потенциал у 18-24-летних (39%), высокообразованных респондентов (29%), а также активных пользователей сети Интернет (33%). Большинство россиян не имеют желания покидать Родину (75%) — это, в первую очередь, пожилые (93%) и малообразованные (85%) сограждане, а также те, кто не пользуется Интернетом (87%)
  • Сибирь, Дальний Восток, Чукотка, северные области европейской части РФ, республики Северного Кавказа, Поволжье относятся сегодня к числу регионов из которых население массово уезжает.
  • Потери национального бюджета от неуплаты налогов, причиняемые нелегальной миграцией, — более 250 миллиардов рублей в год.
  • Объем вывоза денежных средств из России в обход системы госконтроля ежегодно составляет почти 260 миллиардов рублей.
  • По данным одного из крупнейших международных агентств недвижимости, если раньше 80% недвижимости покупалось с целью отдыха и вложения средств, то в 2010 году доля таких сделок сократилась до 60%, в то время как с 5% до 12% выросло число желающих получить вид на жительство, с 3% до 15% — для проживания детей по причине обучения в иностранных вузах.
  • За истекшие полгода нелегальными мигрантами было совершено более 13 тыс. преступлений только в Москве.
  • Согласно данным ФМС, почти все мигранты в России нелегальны. Трудовые контракты в Москве заключили только 231 000 мигрантов. Таким образом, по разным оценкам, право находиться в России имеют только от 3% до 10% приехавших в столицу из стран ближнего зарубежья.
  • По заявлению главы Якутии Егора Борисова, за прошедший год в регионе было официально зарегистрировано только 4 высококвалифицированных специалиста, остальные же мигранты прибыли для выполнения непопулярных работ. В сравнении с еще более печальной ситуацией, сложившейся на Дальнем Востоке, Якутию можно назвать сравнительно популярным в вопросах миграции регионом.

МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА: ВАЖНЫЕ АСПЕКТЫ

Согласно принятым в международном сообществе представлениям, основой миграционной политики является баланс представлений о необходимости решения следующих проблем: демографической, освоения и удержания территорий государства, кадрового обеспечения экономики, сохранения определенной культурной идентичности страны; принципиальной управляемости внутренних процессов.

Нерешенность многих из этих проблем в современной России имеет своим результатом отток граждан нашего государства зарубеж.

Согласно данным Росстата, в 2009 году Россию покинули 32458 человек. В 2010 году из России выехали 33578 человек. Чаще всего в последние годы мигрантов из России стали принимать Германия, Израиль, США и Финляндия. Несмотря на политические и дипломатические противоречия между Россией и странами Балтики, русские стабильно увеличивают количество граждан этих государств в среднем на 1 тыс. человек в год.

В то время как в США и Израиль с каждым годом отправляется все меньше российских граждан, в два раза увеличилось количество переселенцев из России в Чехию. Ежегодно в Чешскую республику переезжают около 400 человек. На 80% увеличился поток русских в Великобританию и Францию. В два раза чаще в качестве своей новой родины русские стали выбирать Норвегию.

Обсуждение проекта Концепции государственной миграционной политики. Авторы проекта Концепции государственной миграционной политики РФ предполагают, что основная причина миграционного беспредела кроется в наличии системы квот. Любопытно, что корнем проблемы ведется не то, что исполнение этой «гибкой системы» практически никак не контролируется, а именно в самом наличии этих квот.

Проблема, со слов главы ФМС Константина Ромодановского, который презентовал проект документа в Общественной палате, заключается не в мигрантах, а в посредниках .

«Проблемы квотирования как таковой нет, есть проблема правоприменительной практики. Закон позволяет применять квоты достаточно гибко. Но применяются они безобразно. Они стали коррупционным механизмом. Никто не отменит квоту как регулятор», – ответил Ромодановскому бывший замдиректора ФМС и ныне президент фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин.

Спорной представляется также и инициатива об упразднении такого документа, как разрешение на временное проживание, которое сейчас выдается трудовым мигрантам. Вместо него приезжим предполагается предоставлять временный или постоянный вид на жительство. Оправданность данной меры разве что с точки зрения антикоррюпционной и антибюрократической представляется недостаточной для того, чтобы инициатива стала реальной реформой. Данная мера является непопулярной в большинстве стран Европы. Например, в Испании нельзя стать резидентом, если ты просто купил там квартиру. Только лишь спустя год после приезда гражданин другого государства приобретает этот статус и может начать решать вопрос с видом на жительство и гражданством. Почему бы не пойти по этому пути? Таким образом, в течение года трудовой мигрант является просто иностранным гостем, который работает на территории России, и только в случае, если по истечении этого срока к нему нет претензий ни от правоохранительных органов, ни от работодателя, можно смотреть дальнейшие перспективы.

По мнению, директора Института демографических исследований, И.Белобородова, система квот должна быть, наоборот, усилена. «Их снятие будет означать открытие всех миграционных шлюзов, рост преступности, дальнейшую стагнацию российской экономики за счет использования примитивных форм первобытного труда, отсутствие даже намека на инновации и, в конце концов, полный саботаж всех деклараций премьера и президента на уровне руководства ФМС. Они ведь не слышат, что говорит руководство страны: Россия должна встать на позитивный путь социально-экономического развития. Существующие миграционные потоки и их регулирование в высшей степени этому препятствуют» — утверждает Белобородов.

В представленной концепции совершенно никак не отражается понятие селективной миграции, т. е. нет критериев отбора. Нет и намека на то, что в первую очередь нужно задействовать безработных граждан России, нет понятия межгосударственного диалога в плане снижения нежелательной для России миграции и возможного выноса ряда производств за пределы страны. Ведь часть европейских производств, например, размещена в Китае: они просто не захотели приглашать к себе огромное количество китайцев. Они вынесли туда производство, начиная от текстиля и заканчивая автомобилестроением и кораблестроением. И, надо признать, что эти страны ни разу еще об предпринятом шаге не пожалели, поскольку таким образом укрепили межгосударственные отношения, повысили доходность обеих стран и нашли занятие для избыточного трудоспособного и активного населения Китая.

То же самое могла бы осуществлять и Россия, например, в Средней Азии, размещая там плодоовощные комбинаты по заготовке фруктов и сухофруктов, заводы по производству соков, по производству строительных материалов. Это могло бы избавить Россию от необходимости держать на своей территории армию нелегальных, неустроенных и по определению склонных к криминалу мигрантов.

Возвращаясь к вопросу квот – они необходимы еще и потому, что есть определенные критические пределы количественного присутствия мигрантов на любых территориях. Сегодня стала насущной проблема столкновения цивилизаций, преодоления межкультурных барьеров. Критическая доля иноязычного и инокультурного населения, которое может комфортно уживаться с коренным в конкретной республике и стране, в целом составляет 7%. В России же эта критическая масса уже значительно превышена: у нас – от 15% до 20% мигрантов, включая нелегальных. Но когда на слабый, плохо размножающийся этнос налагается еще несколько пассионарных этнокультурных этносов с большой долей мужчин трудоспособного возраста – это уже, по мнению эксперта, «мирная форма оккупации».

К сожалению, в данной Концепции (имеющей все шансы быть принятой) не продемонстрирована никак осознанность необходимости грамотной реорганизации политики по привлечению соотечественников. По разным оценкам, их число составляет до 25 млн. человек. Реальный потенциал для репатриации составляет не менее 7 млн. человек. Однако этот ресурс сейчас не задействован, несмотря на сложную демографическую ситуацию. Сегодня нужно серьезно заниматься этим вопросом, создавать условия для комфортного проживания на территории страны: обеспечивать репатриантов жильем, работой, а не предлагать переезд в антисоциальные условия, сложившиеся в большинстве российских регионов.

России возможно стоит обратиться к опыту Скандинавии, где в отдельно взятом подъезде не может проживать более одной семьи мигрантов: потоки миграции распространяются по территории, и допустимые пределы очень строго соблюдаются. Образец весьма грамотной миграционной политики демонстрирует так же и Израиль. Возможно, и его опыт следует изучить подробнее.

России необходимо дальнейшее позитивное технологическое развитие, инновации. Поэтому можно совершенно спокойно рассматривать возможность привлечения мигрантов из числа выпускников ведущих мировых вузов – России нужны лучшие топ-менеджеры, которые будут двигать отечественные компании вперед, программисты, ученые, автомобилестроители и т.д. Этих людей мы должны всячески агитировать и приглашать даже сверх установленных квот.

Но в предлагаемой концепции, разумеется, есть и прогрессивные, своевременные меры. В первую очередь это касается системы выставления баллов желающим жить и работать в России. Претендентам предстоит продемонстрировать владение русским языком и должной квалификацией, мотивировать свое пребывание на территории России. Данная инициатива имеет опыт отработки в других странах. В частности, позитивные плоды она долгое время приносила в США. Эту инициативу стоит развивать и совершенствовать: необходим комплекс критериев. В частности, обоснованной видится следующая мера – проверять потенциальных переселенцев на предмет законопослушности. Если у кого-то из них на родине были проблемы с законом – въезд для такого мигранта должен быть закрыт.

Альтернативная концепция. Фонд «Миграция XXI век» презентовал альтернативную государственной концепцию миграционной политики.

«Последствия ошибок и неверных решений в сфере российской миграционной политики могут быть гораздо хуже, чем, предположим, то, что происходит сейчас в Норвегии или Великобритании», – предостерегает президент Фонда «Миграция XXI век» Вячеслав Поставнин. Он заявил об этом, представляя в августе 2011 года альтернативную концепцию миграционной политики, одним из авторов которой он является .

«ФМС России существует уже около 20 лет, – напомнил Поставнин, – но до сих пор не решены даже проблемы соотечественников и вынужденных переселенцев». По его мнению, существующая формула решения миграционных проблем – «мина замедленного действия», которая не сегодня-завтра взорвется, и тогда последствия просчетов станут необратимыми.

Свою позицию относительно просчетов, которые допустило государство в миграционной политике, Поставнин озвучил следующим образом: «Конструкция институциональной структуры российского миграционного ведомства, как и много лет назад, базируется на двух основных столпах – регистрации и принимающей стороне. Эта модель себя изжила. Надо не приукрашивать фасад, а строить новый. От выступлений ФМС ничего не меняется. Нам говорят, что нелегальных иностранцев депортируют. Но мы-то видим, что творится на улицах, глаза-то у нас есть. Бороться с нелегальной миграцией нужно или за границей, или на границе. Вывезти 6 млн нелегалов с территории страны невозможно. Просто умножьте эти 6 млн на $1000 (столько стоит отправка одного иностранца на родину) – и вы поймете, что задача нерешаема. Милиционер, понимая, что некуда их везти, полагает, что проще взять деньги и отпустить». Особенно неприятно удивляет поощрение бездействия властей в этой ситуации главой Фонда.

Существующая сейчас практика временной регистрации мигрантов, по мнению авторов альтернативной концепции миграционной политики, также бесполезна: лишь 20-25% мигрантов ее оформляют, и только половина из них действительно проживает по указанному адресу. В итоге из учета выпадают порядка 90% иностранных тружеников. В связи с этим один из авторов альтернативной концепции Ольга Воробьева предлагает ставить мигрантов лишь на налоговый учет, присваивая им, как и гражданам РФ, индивидуальный номер налогоплательщика.

«Они (мигранты) не платят ни налогов, ни госпошлин, – рассказывает Вячеслав Поставнин. – Миграционные патенты и карты просто покупаются. Государством теряются колоссальные деньги – эти суммы сравнимы с доходами нефтегазового сектора».

Для того, чтобы выйти из сложившейся ситуации, авторы альтернативной концепции миграционной политики предлагают создать отдельное министерство миграции, межнациональных и конфессиональных отношений с входящей в его структуру Федеральной службой по надзору. По мнению инициаторов, новое министерство могло бы заняться вопросами трудоустройства мигрантов, адаптации вновь прибывших кадров и взаимодействия с  диаспорами. Пока же помимо ФМС за отправление миграционной политики ответственны 7 структур, однако они не справляются со своими обязанностями. Именно поэтому данные обязанности предлагается перевести в компетентность специального министерства.

Существующую систему квотирования авторы альтернативной концепции считают жизнеспособной, но не в том виде, в котором она функционирует, а в адекватном «нормам миграционного законодательства в части возможности, а не обязательности» ее применения.

Вячеслав Поставнин считает необходимым «повысить роль низших уровней власти – городских, районных и муниципальных» в решении вопросов, лежащих в плоскости миграционной политики. Миграционные проблемы, по его словам, зреют на уровне муниципалитетов: «Они работают на земле. Вот пусть они и принимают решения, пусть регистрируют, выдают разрешения на работу, собирают налоги и пошлины, но пусть и несут ответственность, вплоть до уголовной, за миграционную обстановку на вверенной территории».

Эти преобразования, по подсчетам директора Фонда «Миграция XXI век», будут приносить в бюджет по $6 млрд ежегодно. Именно столько Россия теряет в теневых потоках. А вот официальная концепция – в той редакции, которую недавно презентовал глава ФМС Константин Ромодановский – напротив, способна лишь стимулировать рост коррупции.

По заключению авторов альтернативного документа, государственная официальная концепция миграционной политики России до конца не отработана. Предлагаются различные инновационные решения, но не предлагаются механизмы. Как заявила вице-президент Фонда «Миграция XXI век» Наталия Власова, в проекте государственной концепции «не проработан вопрос о том, какие кадры будут реализовывать миграционную политику, не проработаны вопросы изменения существующей нормативно-правовой базы, не прописан вопрос о сертификации профессиональных трудовых навыков мигрантов, которые приезжают в Россию, трудятся здесь по нескольку лет, осваивают какую-то специальность, но не имеют документов, подтверждающих это». Опасность на сегодняшний день заключается в том, что именно эту концепцию миграционной политики правительство планирует утвердить уже в 2012 году.

Половина преступлений в 2011 году в Москве совершено нелегальными мигрантами. Статистика, опубликованная ГУВД Москвы, свидетельствует о том, что за истекшие полгода мигранты совершили 13 203 преступления в Москве. Доля преступлений нелегалов в общей массе составила 48%, притом, что их численность в городе – 16%. Наличие в городе 2 млн нелегальных мигрантов признал мэр столицы Сергей Собянин . Согласно данным Федеральной службы миграции, почти все мигранты в России нелегальны. Трудовые контракты в Москве заключили только 231 000 мигрантов.

Нелегальные мигранты обосновались в России, создав анклавы. Примечательно, что нелегальным работодателем для приезжих часто оказывается само государство. Согласно сведениям ресурса demoscope.ru, работники ГУП ЭВАЖД в районе Северное Чертаново поселились в парке на территории города. В неофициальных интервью сотрудники госструктуры признают, что таджики оформлены нелегально.

Вывод крайне прост, нынешняя миграционная политика, одной из характерных черт которой является то, что права мигрантов совершенно не обеспечиваются, оборачивается для страны ростом преступности в среде мигрантов и обострением национального вопроса.

Программа противодействия незаконной миграции на 2012-2014 гг. Как стало известно, 3 сентября 2011 года Совет министров иностранных дел СНГ одобрил и внес на рассмотрение заседания Совета глав государств проект Программы противодействия незаконной миграции на 2012-2014 годы. Проект Программы был разработан по поручению Совета руководителей миграционных органов государств – участников СНГ. Данная программа является уже третьим по счету аналогичным документом, созданным в рамках Содружества. Срок действия предыдущей истекает в этом году.

Основными задачами Программы являются выработка и реализация согласованной миграционной политики, развитие международно-правовой базы сотрудничества, совершенствование и сближение национального законодательства государств – участников Содружества, совершенствование пограничного и миграционного контроля на государственных границах стран СНГ.

Проектом документа предусматривается проведение совместных или согласованных профилактических, оперативно-розыскных мероприятий и спецопераций, информационное и научное обеспечение сотрудничества, осуществление сотрудничества в сфере подготовки, переподготовки, повышения квалификации руководящих работников и специалистов.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ…

Необходимо признать, несовершенства сегодняшней миграционной политики привели к тому, что страна наводняется бросовой рабочей силой. 40% трудовых мигрантов не имеют профессионального образования, а 20 % вообще не имеют никаких специальных навыков. И эти люди работают сегодня в строительстве, транспорте, общепите, т.е. в тех отраслях, где от качества рабочей силы нередко зависит здоровье и жизнь граждан России.

Необходимо отдавать себе отчет в том, что сама миграция трудовых ресурсов не является проблемой, основной трудностью является предстоящая работа над изменением ее структуры. На повестке дня сегодня стоит прекращение практики существования России в режиме «миграционного пылесоса».

Проблемы, связанные с трудовыми мигрантами в России, нужно решать не только законодательно, но и с помощью институциональной модернизации. Миграционная политика в России может привести к последствиям еще более тяжелым, чем в Норвегии и Великобритании, считают эксперты. По их мнению, необходимо создать новое единое ведомство, которое занималось бы этими проблемами, в связи с тем, что к деятельности ФМС сегодня назревает все больше вопросов и претензий.

Кроме того, в условиях сократившихся в последние годы объемов внутренней миграции, она не в полной мере выполняет свою важную функцию — перераспределение населения по территории страны в целях сбалансированности спроса и предложения на рынке труда. Оживление национальной экономики, неизбежные при этом территориальные и отраслевые диспропорции потребуют более активного перераспределения населения и трудовых ресурсов в пределах страны. В связи с чем очень важно сегодня развивать общероссийский рынок труда, чтобы каждый гражданин России был уверен: расстояния не станут помехой для того, чтобы найти при необходимости новую работу, и при этом уровень трудовых и социальных гарантий будет достойным.

Решение вопросов внешней и внутренней миграции в России крайне важно в том контексте, что успехи широкомасштабного процесса модернизации во многом зависят от той среды, в которой протекает этот процесс.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *