112
Credit Line ©

Противодействие легализации денежных средств

По мнению специалистов, отмывание денег в мире достигло уровня, составляющего астрономическую сумму в 1,3 трлн. долларов США в год. При этом в отличие от 70-80-х годов, нелегальные доходы от торговли наркотиками составляют лишь треть этой суммы. В настоящее время наряду с «наркодолларами», по всему миру «отмываются» миллиардные прибыли от проституции, незаконной торговли алкоголем, компьютерными программными продуктами, современными технологиями, оружием и др. Имеется даже определенная региональная «специализация», в частности, из десятков миллиардов «грязных долларов», проходящих и «отмываемых» ежегодно через финансовую систему Таиланда, например, более 20 млрд. долларов (или 63%) связаны с доходами от проституции, 4 млрд. долларов (12%) составляют наркодоллары, 2,4 млрд. долларов (8%) приносит контрабанда оружия, более 5 млрд. долл. (17%) — другие виды преступной деятельности.

Изучение финансовых операций по «отмыванию денег» показывает, что многие из них представляют собой обычные действия по открытию и управлению банковским счетом, купле-продаже ценных бумаг и недвижимости, получению кредита и др., с которыми постоянно сталкиваются практически все граждане со средним доходом. При этом решающее значение имеет хорошее знание законодательства и особенностей валютно-финансового режима страны пребывания, позволяющее проводить легализацию финансовых средств достаточно просто, надежно и с минимальными потерями.

Мировое сообщество стремится сдержать волну организованной преступности в этой сфере. Создаются специализированные международные организации, например, многочисленные национальные структуры, развивается взаимодействие спецслужб и правоохранительных органов. Понимая, что все методы легализации незаконных доходов обязательно проходят стадии, где их обнаружение наиболее вероятно, специалисты ключевым моментом выявления «грязных денег» считают этап «врастания» преступных капиталов в кредитно-финансовую сферу. Поэтому их основные усилия сосредоточены на отслеживании стадии интегрирования «грязных денег» в национальные и мировую финансовые системы.

Стандарты борьбы с легализацией денежных средств сформулированы в следующих международных документах:

  • Базельская декларации Комитета по банковским правилам и контрольной практике международного банковского сообщества (1988 г), в который входят представители центральных банков «группы десяти» (США, Канада, Япония, Франция, Германия, Великобритания, Италия, Бельгия, Швеция, Швейцария). Содержит рекомендации о проведении идентификации клиентов, отказе от практики ведения анонимных счетов, призывает к сотрудничеству с правоохранительными органами.
  • Венская конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Принята 9 декабря 1988 г. Согласно данной Конвенции все государства — участники конвенции обязуются оказывать взаимную правовую помощь и не отказывать в ее предоставлении под предлогом сохранения банковской тайны. Из содержания международно-правового акта вытекает, что отмывание денег — умышленное сокрытие подлинного характера, источника имущества либо финансовых средств, размещения или владения незаконными доходами, включая движение или конверсию доходов с целью их легализации. Данный нормативный документ ООН рассматривает такое деяние в качестве преступления. Статья 3 этого правового акта является, таким образом, основанием для любого государства, подписавшего Конвенцию (ее подписали в настоящее время более 100 государств), начать уголовное преследование лиц, занимающихся «отмыванием» денег.
  • Модельный закон ООН «Об отмывании денег, полученных от наркотиков», решения ряда конгрессов ООН по борьбе с преступностью и обращению с правонарушителями.
  • Страсбургская конвенция. «Конвенция по отмыванию денег, выявлению, аресту и конфискации обнаруженных средств, добытых преступным путем». Принята Советом Европы в Страсбурге 8 января 1990 г.
  • Директива Совета ЕС по предотвращению использования финансовой системы для «отмывания» денег (директива N 91/308/СЕЕ, 14.02.91). Директива ЕС стала важным документом не только для стран-членов ЕС, но и для государств, возможных новых членов этого Союза в будущем. Директива требует от государств-членов организации признать уголовно наказуемым деянием отмывание преступных доходов как от наркопреступлений, так и других преступлений. Что касается прозрачности, директива требует от финансовых учреждений обеспечить и идентификацию клиентов, создавать и вести учет крупных сделок с валютой и сообщать властям о подозрительных сделках. Более того, эти требования по прозрачности финансовой системы могут быть распространены на профессии и бизнес, которые могут вероятно использоваться для «отмывания» денег.

Координация действий на международном уровне осуществлялась в рамках различных международных организаций:

  • Financial Action Task Force on Money Laundering («Специальная группа по борьбе с отмыванием денег» (ФАТФ) осуществляет координацию работы по борьбе с отмыванием денег. Создана в 1989 году. Ее штаб-квартира расположена в Париже. Основная цель — раскрывать попытки «отмывания» преступных денег. ФАТФ действует по всему миру, но состоят в ней лишь развитые страны Запада, а также Гонконг. Финансирование этой международной валютной инспекции осуществляет Организация по экономическому сотрудничеству и развитию (OЭCР). В число основных задач входит также проверка подготовленности национальных служб, отслеживающих отмывку незаконных денег. В первую очередь это относится к полиции, банковской системе и службам по борьбе с экономической преступностью.
  • Группа международных финансовых действий (Groupe DAction Financiere International — GAFI). Создана в 1989 году по инициативе президента Франции Ф.Миттерана. Цель деятельности — оценка результатов сотрудничества по предотвращению использования банков и финансовых институтов для отмывания денег и его последующего углубления. В настоящее время членами GAFI являются Германия, Австралия, Австрия, Бельгия, Канада, Дания, Испания, США, Финляндия, Франция, Греция, Гонконг, Ирландия, Италия, Япония, Люксембург, Норвегия, Новая Зеландия, Нидерланды, Португалия, Великобритания, Сингапур, Швеция, Швейцария и Турция.. Членами группы являются также две международные организации — Европейская комиссия и Совет по сотрудничеству стран Персидского залива. В рамках совещаний GAFI, проводящихся с 1990 г. на регулярной ежегодной основе, вырабатываются конкретные рекомендации по развитию национального и уголовного законодательства, предложения по расширению международного сотрудничества в области борьбы с отмыванием денег.
  • Международная организация уголовной полиции — Интерпол осуществляет координацию деятельности правоохранительных органов стран-участниц в предупреждении и расследовании отмывания денег, разрабатывает и принимает рекомендации (Резолюция AGN/64/P. RES/25).

Среди других организаций, координирующих деятельность по контролю над отмыванием доходов, добытых преступным путем, можно отметить Европейский комитет по борьбе с наркотиками и Группу финансовых действий против отмывания капиталов (ГФДО), которая была создана в 1989 г. для координации конкретных действий и разработки рекомендаций по борьбе с преступным бизнесом.

ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Анализ мирового опыта, по выявленным фактам «отмывания грязных денег» позволил специалистам и международным экспертам выявить следующие схемы легализации финансовых средств, состоящей из трех этапов.

  1.  Размещение денежных средств (placement). Происходит изменение формы денег, т. е. превращение основной массы наличных в безналичные путем вкладов в банки (конвертирование валюты в депозиты на счетах или объединение этих наличных с доходами от законного бизнеса через посредническое финансовое учреждение, а также приобретение ценностей, недвижимого имущества и т. п.).
  2. Перемещение или проникновение в международную банковскую сферу или «наслаивание» (layering). Процесс перевода денег с одного счета на другой путем серии операций. При этом в целях маскировки «следов денег» (путей движения финансовых средств), главная задача которой сделать невозможным определение первоначального владельца средств, используются анонимность счетов и банковская тайна. Основным каналом здесь являются международные переводы денег, позволяющие использовать различия в законодательствах различных стран.
  3. Интеграция  (integration). Процесс дальнейшего перемещения фактически легализованных капиталов первоначальному владельцу средств или на счета нужных организаций, фирм, лиц и т. д. в качестве займов, ссуд, кредитов, оплаты за услуги и т. п.

С точки зрения специалистов, обнаружение «следов денег» возможно лишь на первых двух этапах, когда финансовые учреждения документируют проникновение наличных денег в государственную финансовую систему. Однако если это проникновение осуществляется в странах с нестрогими финансовыми законами, регистрация такого факта затруднена, если не сказать невозможна. Таким образом, решающей в обнаружении случаев легализации незаконных денег является стадия перемещения денег.

С появлением современных банковских технологий (прежде всего электронных) органам финансового контроля становится значительно труднее выявлять постоянно совершенствующиеся операции по легализации незаконных доходов. В этой связи, эксперты обсуждают следующие аспекты борьбы с «отмыванием денег»: усиление банковского контроля, создание широкой сети персональных данных для облегчения оперативно-розыскных и следственных мероприятий (по американскому образцу), а также принятию правовых норм, связанных с необходимостью для подозреваемого доказывать, что его деньги или другая собственность не связаны с нарушениями законов.

В последнее время методы отмывания денег становятся все более изощренными, что требует от банков и других кредитных институтов нового подхода к разработке соответствующей стратегии борьбы со все более изобретательным криминалом.

МЕТОДЫ БОРЬБЫ С ОТМЫВАНИЕМ ДЕНЕГ

В мире сложились три основные модели контроля за размещением криминальных средств в систему финансовых институтов.

  1. Система контроля, предусматривающая обязательное сообщение в центральное правительственное агентство обо всех сделках, превышающих определенную сумму наличными или их эквивалента. Данная система принята в Австралии и США.
  2. Система контроля, предусматривающая запрет крупных сделок с наличными, минуя законного финансового посредника. В Италии, например, где действует эта система, закон не требует, чтобы каждый бизнесмен или профессионал вел учет и сообщал о крупных сделках с наличными, но вместо этого запрещает такие сделки, если они не осуществляются через законного финансового посредника, обязанного вести учет и подлежащего контролю. Единственным выдвинутым возражением против подобного подхода было заявление Европейского союза, считающего, что такая практика препятствует свободному движению капитала в рамках ЕС.
  3. Система контроля, предусматривающая сообщение о подозрительных сделках и требующая, чтобы банки учитывали некоторые или все крупные валютные сделки, но сообщали властям о тех, которые вызывают подозрение. Данная система пока не получила достаточно широкого распространения.

Национальные системы уголовно-правовой борьбы с отмыванием денег, существенно различаются в зависимости от характера деятельности, явившейся источником доходов, за легализацию которых предусмотрена уголовная ответственность. В этом отношении можно выделить следующие группы государств.

  • К первой группе можно отнести государства, где уголовная ответственность предусмотрена за легализацию доходов, полученных в результате преступной деятельности. Например, США, Германия.

Во всех государствах Западной Европы и США, имеющих законодательство, направленное на борьбу с «отмыванием» денег, уголовно наказуемым является легализация криминальных доходов, полученных в результате совершения таких преступлений как наркобизнес, торговля оружием, террористическая деятельность, проституция, применение детского труда, торговля человеческими органами.

В рамках данной группы выделяются страны, законодательство которых предусматривает уголовную ответственность лишь за отмывание денег, полученных в результате наркобизнеса и некоторых иных преступлений. Например, в соответствии с §261 УК Германии подлежит уголовному наказанию лицо, которое скрывает предмет имущества, полученный в результате преступного деяния другого лица, предусмотренного §29 абз.1 №1 Закона о наркотических средствах — «Торговля наркотиками» — или в результате преступного деяния, довершенного членом преступного сообщества (§129 УК), а также при совершении ряда других деяний.

  • Ко второй группе относятся страны, где уголовную ответственность влекут действия по легализации доходов, полученных не только от преступной, но также иной незаконной деятельности. К данной группе относится и Россия.

Мотивами принятия данной формулировки состава преступления явилось, видимо, стремление упростить возбуждение уголовного дела. Законодательное ограничение уголовной ответственности случаями легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, усложняло бы процедуру возбуждения уголовного преследования, для которого необходимо было бы предварительное судебное признание преступной той деятельности, в результате которой были извлечены легализованные доходы.

Так, в США после ареста счетов свои капиталы назад может получить только тот, кто после предоставления залога в размере 10% от общей суммы «арестованных денег» докажет в суде, что данные материальные ценности приобретены им законно.

При этом аналитики FATF считают, что одной идентификации клиентов обычно бывает недостаточно для выявления незаконных финансовых операций. В связи с этим в ведущих странах Запада были выработаны дополнительные предложения и рекомендации-инструкции финансовым структурам. В частности, кредитно-финансовым учреждениям рекомендуется уделять особое внимание сложным и крупномасштабным сделкам, а также всем необычным формам сделок, которые слабо мотивированы, не имеют явной экономической цели и четкой правовой основы. Предписывается, насколько возможно, выявлять цели и истинный смысл таких операций. Полученные результаты должны фиксироваться в письменной форме и предоставляться специальным инспекторам, ревизорам и правоохранительным органам.

Если у финансовых учреждений возникают подозрения, в том, что источником денежных средств являются преступные действия, им предписывается немедленно сообщать о своих подозрениях в компетентные органы, а затем выполнять все их указания и инструкции. В последние годы были разработаны эффективные методики отслеживания финансовых операций по легализации незаконных доходов. Основаны они на широкомасштабном использовании электронно-вычислительной техники. Суть их заключается в том, что, кроме обязательных уведомлений о подозрительных операциях, компетентные административные органы полагаются на систематический сбор и анализ информации по движению капиталов. Такая система действует в США, ФРГ, Франции, Великобритании, Австралии и ряде других стран мира. В основе ее лежат отчеты об операциях на крупные (выше пороговой) суммы и справки на подозрительные операции. Кроме того, проводится электронное сопоставление и первичный анализ документов, по результатам которых конкретные лица или фирмы могут быть взяты в активную оперативно-финансовую разработку.

Современная кредитно-финансовая система построена таким образом, что любой перевод средств от одного физического (юридического) лица к другому оставляет «след» в банковских, налоговых, таможенных или иных учетах. Поэтому при осуществлении операций по «отмыванию денег» необходимо «разорвать цепочку» со «следом» с тем, чтобы было невозможно (или, по крайней мере, затруднительно) установить, от кого в действительности получил средства их последний владелец и каков первоначальный источник их происхождения.

Обобщенная практика легализации денежных средств посредством финансовых сделок показывает, что решение этой задачи осуществляется преступными группами следующими способами:

а) Путем использования нескольких фирм

Легализация крупных сумм денег осуществляется таким образом, что в бухгалтерские книги записываются доходы за услуги, которых фактически не было. Характерным для таких сделок является использование фирм, основным видом деятельности которых считается посредничество в сделках. Обычно бухгалтерские книги этих фирм в качестве «единственного» вида поступлений указывают комиссионные платы, гонорары за «консультационную деятельность» и т. п. Подобные сделки проследить практически крайне сложно, так как в учетах они фигурируют в замаскированном виде, что не позволяет установить их истинный характер.

Как правило, такие фирмы занесены в торговый реестр, имеют иностранного коммерческого директора и ограниченную ответственность. Финансовая проверка подобной «фирмы» весьма затруднена и требует большого объема работ и времени, причем с дорогостоящей проверкой множества ее международных связей. Чаще незадолго до проверки фирма оказывается «вдруг» распавшейся, а коммерческий директор «внезапно» отбывшим за границу. Поручители таких сделок, как правило, выступают лишь в качестве уполномоченных этих предприятий и весьма труднодоступны. «Классикой» является продажа не имеющих никакой ценности патентов. Таким образом, если невозможно заявить и подтвердить истинную основу сделки, то и необходимых законных доказательств их неправильного характера получить не удается.

Однако указанное совершенно не означает, что все подобного рода фирмы ведут исключительно незаконные сделки. Принципиально схожих, с вышеописанными, фирм на Западе достаточно много, и далеко не все сделки носят только криминальный характер. Поэтому спецслужбы и налоговые органы обычно внимательно регистрируют, главным образом, размеры притока наличных денег, который трудно объяснить возможностями данного вида коммерческих сделок.

б) Путем перечисления денег

Деньги вносятся клиентом на различные открываемые посредниками счета и с них переводятся на иностранные счета (в том числе с помощью электронных средств). На эти счета выписываются чеки, так что лицо или фирма, внесшая эти деньги, вновь получают их в свое распоряжение. Существует другая разновидность. Деньги переводят из одного банковского учреждения посредством банка-корреспондента за пределы страны и получают гарантию банка об обеспечении займа, принимаемого другим банком. Принципиально важно при этом, чтобы цепочка перечислений денег (например, с помощью изъятия наличных средств из банка) была бы однажды прервана или не могла быть более прослежена.

В частности, из известных за последние годы уголовных дел можно отметить попытку итальянской мафии «отмыть» в 1986 году в банках Австрии 200 млн. шиллингов. Примечательно, что следствие по делу, раскрытому совершенно случайно, встретило значительные трудности, т. к. по австрийскому закону о валюте наложение ареста на банковские вклады возможно лишь в одном случае: если удается доподлинно доказать, что деньги получены в результате конкретного правонарушения.

Одновременно организованная преступность осваивают и другие варианты легализации финансовых средств.

Так, специализированные финансово-налоговые службы и Федеральный резервный банк (ФРБ) США были вынуждены принять экстренные меры по наведению порядка в отношении так называемых «заочно оплачиваемых» счетов американских банков. При существовавшей процедуре любой американский банк мог открыть корреспондентский счет для иностранного банка, который, в свою очередь, давал возможность его клиентам за соответствующие комиссионные осуществлять денежные расчеты через американский банк, находясь за пределами США. Иностранный банк, предоставляя такие услуги, выдавал клиентам чеки, позволяющие им снимать деньги со счета в американском банке. При этом в ряде случаев одним и тем же счетом в американском банке могли пользоваться тысячи клиентов иностранного банка. Представители спецслужб США убеждены, что использование таких практически неконтролируемых счетов позволило осуществлять «отмывание» значительных денежных сумм.

В последнее время достаточно распространенным в мире методом «отмывания денег» стал также так называемый «досрочный возврат кредитов».

Значительной популярностью (прежде всего среди российских преступных групп) стал пользоваться модифицированный вариант предыдущего метода — оплата счетов за фиктивные товары и услуги, выписанных компаниями, работающими за рубежом на законных основаниях. В этом случае «оплата» (перечисление денег в зарубежный банк) производится за полностью легендируемые коммерческие операции.

Игорный бизнес также давно уже превратился в один из эффективных каналов легализации незаконных доходов. Так, «проиграв» некоторое, заранее условленное количество денег (размер проигрыша, как правило, определяется в процентах к «отмываемым» средствам), «свои» клиенты получают взамен так называемую «квитанцию на выигрыш» гораздо более крупной суммы. Предъявив такой «документ» на таможне, эти «игроки» получают право на вывоз из страны валюты в особо крупных размерах (либо, также с помощью указанной квитанции, их можно сразу запустить в легальный оборот по международным банковским каналам).

В США и странах Латинской Америки в последние годы возросло количество финансовых преступлений, совершаемых так называемыми «банками-призраками» — подставными или действительно существующими мелкими фирмами, выдающими себя за банковские учреждения. Значительная часть выявленных на американском континенте «банков-призраков» действует с территории США, главным образом из Калифорнии и Флориды.

Кроме того, как подчеркивают эксперты, следует учитывать, что операции по «отмыванию денег» нередко являются многоступенчатыми и реализуются в рамках сложных, хорошо продуманных схем, что часто не позволяет установить их криминальный характер. В частности, организуя процесс «отмывания денег» правонарушители стараются любым способом вывести хотя бы часть своих средств за пределы действующей в отношении них юрисдикции. Они, как правило, хорошо знакомы с теорией «пяти флагов» (то есть пяти разных стран). Первая — страна, где находится бизнес. При этом действует правило: «делайте деньги в стране с юрисдикцией, отличной от юрисдикции вашего домициля». Вторая — это страна гражданства, желательно иметь паспорт хотя бы одной такой страны, которой безразлично, чем занимается за рубежом ее гражданин. Третий флаг — это домицилий (с официальной и юридической точек зрения это должна быть стабильная и безопасная, являющаяся налоговым раем, страна с сильными законами о банковской конфиденциальности). Четвертый флаг — это страна местонахождения денег (они должны находиться в таком месте, откуда ими может надежно и анонимно управлять ваше доверенное лицо). И последний — пятый флаг — страна пребывания (то место, где лицо физически проводит время). Лучше всего, если все пять флагов находятся в разных странах.

Именно поэтому многие банки и другие кредитно-финансовые институты участвуют в «отмывании денег», даже не отдавая себе в этом отчета. По требованию своих клиентов они переводят крупные финансовые средства в оффшорные зоны, что само по себе, безусловно, не является противозаконным. Но дальнейшую судьбу этих денег трудно установить, поскольку они могут многократно переводиться со счета на счет банков оффшорных зон и конечный их получатель, таким образом, остается неизвестным. Поэтому проблема борьбы с «отмыванием» денежных средств продолжает оставаться актуальной.

РЕЗЮМЕ

  • Сегодня «отмыватель» уже не представляет собой лицо, пришедшее в банк с мешком долларовых купюр на плече, и требующее у банковского служащего открыть ему счет на предъявителя. Осуществляя процедуру легализации, преступники используют огромный арсенал всевозможных способов, привлекают высококвалифицированных специалистов в области финансов, права, экономики и информационных технологий, используют подконтрольные им финансовые организации, банки и другие коммерческие структуры.
  • Успешное противодействие легализации может осуществляться только в случае, если оно будет одновременно разворачиваться на двух уровнях: национальном и международном. В отдельном государстве, без международного обмена информационными потоками, взаимодействия и участия в процессе борьбы с преступниками кредитных организаций успешная борьба с легализацией невозможна. Следовательно, России необходимо активизировать международное сотрудничество в этой области.
  • Мировой опыт показывает, что наряду с уголовной ответственностью, необходимым условием является наличие комплекса мер противодействия, а именно прочих видов юридической ответственности за отмывание «грязных» денег или имущества, и их активное применение. При этом не уголовные меры целесообразно применять за нарушение действий, связанных с контролем за финансовыми операциями, а уголовную ответственность применять за ограниченный круг действий. Ключевым вопросом для Российской Федерации является вопрос более широкого применения других видов ответственности, включая административную и финансовую как дополнение уголовной. Следует также определится, к каким видам юридической ответственности допустимо и целесообразно привлечение организаций, а к каким, кроме уголовной, — физических лиц, с учетом российских правовых традиций, сложившейся системы норм права и практики.
  • Российскому законодателю следует прислушаться к мнению ученых, практиков и внести ряд изменений в существующую уголовно-правовую норму.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *