80
Credit Line ©

Афганистан: политика «двойных стандартов» в действии

Снежанова Л.Н., аналитик НИРСИ

Следует констатировать то, что, несмотря на огромное количество обсуждений афганской проблематики на самых высоких уровнях, в настоящее время ни один актор мирового сообщества не знает, как обеспечить безопасность внутри самого региона, а также гарантировать её для других стран.

СПЕЦИФИКА РЕГИОНА

История страны характеризуется большим количеством как внутренних конфликтов, так и войн с внешними врагами. Это обусловлено следующими факторами.

Территория. Изначально привлекательность Афганистана была обусловлена в основном его географическим расположением на перекрёстке важнейших торговых путей, но сейчас, когда речь идёт не только об экономическом аспекте, а также расширяется до понятия «зоны влияния», включающей в себя и политическую компоненту, значимость Афганистана повысилась от региональной до геостратегической. В настоящее время владение данной страной автоматически обозначает возможность воздействия на таких крупнейших международных акторов, как Россия, Китай, Индия, Иран, Пакистан.

Рельеф. В стране преобладает горный ландшафт (около 80%), что, в частности, существенно осложняет борьбу иностранных контингентов с боевиками и позволяет последним вести затяжные партизанские войны.

Численность и состав населения. Афганское сообщество гетерогенно по этническому и религиозному признакам (80%-сунниты, 19%-шииты). Большинство населения – пуштуны (около 55%), кроме того, страну населяют таджики (20%), узбеки (9%), хазарейцы (9%) и др. Исследователи утверждают, что данные факторы не являются исчерпывающими для объяснения существующих противоречий и борьбы между различными кланами в разных провинциях Афганистана между собой. Также для афганцев характерны некоторые особенности в социальной структуре (сильно родоплеменное начало) и специфичность национального менталитета (афганское общество глубоко консервативно и сопротивляется кардинальным переменам).

Нетерпимость к иностранному влиянию обусловлена историческим аспектом, поскольку Афганистан систематически подвергался вмешательству со стороны внешних сил, в разное время представленных Великобританией, Ираном, Пакистаном, Россией (СССР), теперь – США, и население почти рефлекторно противостоит активному вмешательству со стороны внешних сил.

Также отдельным пластом проблем, являющихся некими «приметами» региона, о которых будет сказано ниже, являются: бедность населения , коррумпированная власть, лидерство страны в списке производителей-экспортёров наркотиков.

КЛЮЧЕВЫЕ ФАКТОРЫ В АФГАНИСТАНЕ: РАССТАНОВКА СИЛ

Настоящий раздел не имеет целью приведение хронологии военных действий с указанием точной статистики жертв конфликтующий сторон, поскольку информация данного рода присутствует в огромном количествеоткрытых источников и, логично, является ангажированной. Рассмотрим лишь соотношение сил в текущий момент на территории Афганистана и попытаемся дать оценку происходящим процессам. Очень условно прямых участников нынешних действий можно разделить на три группы.

  1. Военный контингент США и Союзников, более известный как ISAF или МССБ (International Security Assistance Force или Международные силы содействия безопасности) . Несомненное превосходство сил НАТО над боевиками состоит в обладании артиллерией и авиацией, которая позволяет осуществлять воздушные удары по ключевым пунктам инфраструктуры и местам дислокации противника. Несмотря на позиционирование деятельности военных как эффективной и успешной , де-факто она сводится лишь к возможности контроля территории Кабула и прилегающих районов, да и то при помощи местных полицейских. Присутствие войск не вызывает восторга и у местных жителей, поскольку афганцы традиционно не испытывают пиетета к интервентам; более того, негативное отношение неизбежно проецируется и на действующую власть, очевидно являющуюся иностранной марионеткой. Также к серьёзному минусу ведения военных действий в регионе относится и так называемый «побочный ущерб», а говоря прямо, жертвы среди мирного населения. Весной 2009 года был опубликован доклад спецпредставителя генсека ООН по Афганистану Кая Эйде, который предупредил об опасности интенсификации боевых действий в Афганистане и увеличении числа жертв среди мирных граждан в связи с усилением военного контингента США . Данное выступление наделало много шуму, поскольку традиционно «побочный ущерб» приписывался действиям «Талибана», в докладе же МООНСА (мандат Миссии ООН по содействию Афганистану) содержалась информация о том, что 39% гибели мирных жителей происходит в результате операций сил возглавляемой США коалиции или правительственных войск . К слову, на недопустимо высокий уровень жертв среди мирного населения и неэффективную американскую политику в регионе обращал внимание и Стэнли Мак-Кристал, бывший (тогда действующий) командующий силами США и НАТО в Афганистане. После чего Барак Обама отправил генерала Мак-Кристала в отставку, а на его место был назначен Дэвид Петреус, тут же заявивший, что чувствует «моральное обязательство применять все имеющиеся в наличии средства»  для защиты американских и афганских войск.
  2. Действующая власть Афганистана, речь идёт непосредственно о президенте и его окружении. Логически Хамида Карзая можно отнести к первой группе участников, поскольку не является секретом ни факт его прихода к власти; ни результат признания итогов выборов международным сообществом, раз за разом проходящих с огромным количеством нарушений; ни то, что создавая целое ведомство по борьбе с коррупцией , США «закрыли глаза» на причастность к героиновому трафику и разворовыванию международных денег семьи Карзая . Президент Афганистана является, по сути, конъюнктурщиком: когда выгодно, он «дружит» с США и НАТО, когда они выражают своё недовольство проводимой им политикой или выдвигают условия, которые его не устраивают, он демонстративно переориентируется на сотрудничество с Россией. Также он не может совсем не считаться с общественным мнением внутри самого Афганистана и сопредельных государств, а потому у некоторых наблюдателей международных процессов порой складывается мнение, что Карзай осуществляет самостоятельную независимую политическую линию, хотя часто меры эти вынужденные. В качестве примера можно привести то, как президент проводил серию переговоров с представителями афганской оппозиции и даже лоббировал необходимость коммуникации с «Талибаном» на самом высоком уровне, вплоть до вычёркивания руководителей движения из так называемых чёрных списков ООН . Видимо, кому-то очень выгодно акцентированное «простраивание» и позиционирование политики действующего президента Афганистана таким образом, чтобы сохранялась тотальная иллюзия его инициативы в вопросах необходимости проведения переговоров и интенсификации контактов с оппозицией для достижения мирного урегулирования в регионе. Из наиболее известных инициатив Карзая, озвученной на конференции в Лондоне по ситуации в Афганистане, участниками которой являлось более 60 стран, стало принятие решения о создании реинтеграционного фонда для трудоустройства талибов взамен на отказ от войны . По итогам конференции, британский премьер Гордон Браун пообещал создать фонд объемом в несколько сот миллионов долларов . Деньги планируется пустить «на создание рабочих мест в Афганистане для талибов, которые согласятся сложить оружие, порвать с международной террористической сетью «Аль-Каида» и вернуться к мирной жизни» . Ещё одним итогом лондонской конференции можно считать выработку плана новой тренировочной программы для 12 тысяч афганских чиновников. Хамид Карзай при этом уточнил, что силам безопасности страны потребуется помощь Запада в течение следующих 15 лет, и лишь затем Афганистан сможет самостоятельно поддерживать стабильную обстановку без посторонней помощи.
  3. Боевики. Как известно, США видят одной из ключевых целей своей войны свержение режима талибов и освобождение территории Афганистана от их влияния. Напомним, что войска НАТО были введены ещё в октябре 2001 г. , но деятельность боевиков не только не пресечена, напротив, в последнее время опять наметился перелом в пользу талибов. США предпочитают демонизировать врага, но никак не пытаться разобраться в причинах эффективности его действий; между тем, сделать это стоит хотя бы для того, чтобы понять всю утопичность планов о выводе войск коалиции к 2011 г.

Во-первых, объективная сложность ведения военных действий с талибами заключается в самом характере партизанской войны: горный ландшафт позволяет им рассредоточиваться и укрывать целые лагеря, что затрудняет их отслеживание и ликвидацию.

Во-вторых, до сих пор нет чёткого представления и о каналах финансирования деятельности организаций боевиков, что опять-таки не позволяет предпринять меры для купирования инвестиций на ведение войны. Экспертное сообщество полагает, что помимо доходов от продажи наркотиков, «Талибан» также получает поддержку от представителей многих стран и организаций. В зависимости от страны-спикера, транслирующей данный тезис, варианты спонсоров варьировались от логичных ОАЭ, Пакистана и Саудовской Аравии  до самих же США, ведение бесконечной войны для которых экономически выгодно.

И наконец, важнейшим условием эффективности действий «Талибана»  является поддержка большого количества местного населения, так как, возникнув ещё в 1994 г., движение стало единственной военной и политической силой, которая навела порядок в охваченной гражданской войной стране. Талибы не только прекратили распри полевых командиров, но и предложили конкретную идеологию, основанную на патриархальных ценностях, дословном соблюдении заповедей пророка Мухаммеда, противопоставили себя шиитам. И афганцы, будучи глубоко религиозными и консервативными, поддержали тогда и поддерживают сейчас столь радикальное исламское течение в несопоставимо большей степени, чем западные демократические ценности. И очевидность именно этого пункта старательнее других игнорируется как властью Афганистана, так и США.

АФГАНИСТАН ДЛЯ США: «УПРАВЛЯЕМАЯ» ТЕОРИЯ ХАОСА

Итак, следует отметить, что серьёзные проблемы вроде непрекращающейся гражданской войны (c1973/1978 г. ), лидирования Афганистана в списке стран – транспортёров и производителей героина, а также причисление к «оси зла» (с 11 сентября 2001 г.) возникли не сегодня, но только сейчас республика оказалась в топе мировых масс-медиа и повесток политического истеблишмента. И основной причиной столь повышенного внимания республика обязана, прежде всего, новому президенту США и его администрации. Как известно, Барак Обама на стадии своей избирательной кампании объявил Афганистан ключевым пунктом внешней политики США, сместив таким образом «центр мирового терроризма» из Ирака Джорджа Буша. Концепция «маленькой победоносной войны» является классической фабулой теории политики, альфой имиджмейкинга при создании и раскрутке рейтинга кандидата, особенно если речь идёт о достижении эффективности в сжатые сроки. Она позволяет проводить астрономические суммы абсолютно легальным способом, позволяет «простраивать» государственным СМИ нужным образом медиа-поле, используя «правильные» информационные поводы и «не замечая» некоторые внутриполитические происшествия. Так «совпало», что хронологически данный шаг Белого Дома был синхронизирован по времени с бушующим кризисом внутри самих США и удачно отвлекал общественное мнение американцев от его последствий: возросшей безработицы, огромных внешних долгов, ипотечного и автомобильного кризисов, проблем в системе здравоохранения и др.

Нынешняя же активность Барака Обамы на афганском направлении во многом обусловлена приближением очередных президентских выборов США в 2012 г., к которым он начал предусмотрительно готовиться заблаговременно. Так, в декабре 2009 г. была объявлена новая стратегия США в Афганистане, согласно которой Штаты направляют в республику дополнительный 30-тысячный контингент  (согласно планам Обамы, озвученным в Вест-Пойнте, численность всего американского контингента в Афганистане планируется довести до 98 тысяч человек), а до конца 2011 г. планируют полностью вывести свои войска.

Содержание данной стратегии очень формально и скупо осветили российские СМИ, в то время как оно заслуживает самого наипристальнейшего внимания. Итак, из новой стратегии США в Афганистане следует следующее:

  1. Среднестатистический американский налогоплательщик понятия не имеет, во сколько обходится ему афганская кампания, ведь путём простой калькуляции выходит, что содержание 1 солдата эквивалентно 1 млн долларов в год; этот факт, в свою очередь, интереснейшим образом соотносится с курсом Обамы на «недопущение неоправданных военных расходов».
  2. Обама не видит противоречия между собственными заявлениями о коррумпированности афганского правительства, правившего страной в 2001-2002 гг., и тем фактом, что действующий президент Хамид Карзай был утверждён сначала главой переходной афганской администрации как раз в декабре 2001 г., а затем, в июне 2002 г. — временным президентом, и именно ему американцы намереваются передать рычаги управления страной и власть в регионе после «вывода» своих войск. Пентагон, видимо, не потрудился сообщить Президенту США и тот факт, что правительство Карзая, по самым оптимистичным данным, поддерживает лишь треть населения Афганистана, большинство же считает его власть нелегитимной.
  3. Прямым текстом декларируется намерение возможного появление войск США (и НАТО) на территории Пакистана (якобы необходимой меры для усиления ВС республики) и честно обозначается проведение первых траншей, обеспечивающих лояльность местного правительства — на «развитие пакистанской экономики и демократии».
  4. Озвучивание первым лицом США установки на «вступление в переговоры с умеренными талибами». Комментариев по поводу набора критериев данной «умеренности» ни г-н Обама, ни какие-либо другие представители США, разумеется, не предоставили.
  5. Президент США прямым текстом заявил о господстве США над миром и признал, что намеревается обеспечивать, если понадобится, силовое присутствие в любом регионе мира — будь то Сомали или Йемен.
  6. Рассуждая о совершённых «Аль-Каидой» террористических актах 11 сентября 2001 г., Барак Обама заявил, что организация пришла к власти в Афганистане благодаря действиям СССР, который, вместе с имевшей место гражданской войной, «опустошил» Афганистан.

Таким образом, почти год назад президент США обозначил не только тезисы собственной предвыборной риторики, но и контуры среднесрочной/долгосрочной политики своей страны, основной задекларированной целью которой является победа коалиции в Афганистане. Между тем, уже сейчас очевидно, что достижение многих ключевых положений стратегии не представляется реализуемым в практической плоскости.

НЕРЕАЛИСТИЧНОСТЬ ВЫВОДА ВОЙСК США В 2011 г.

Основанием для построения данного прогноза могли бы служить абсолютно очевидные составляющие как чисто технического (сложность передислокации контингента за столь короткий срок), так и экономического характера (финансовая незаинтересованность самих США прекращать войну в обозначенные форсированные сроки). Но аргументация в разы упрощается, поскольку вероятность ненаступления планируемого главой США события летом следующего года логически следует из самой постановки тех задач, которые обозначил Барак Обама в вышеупомянутой стратегии по Афганистану.

  1. В качестве главных целей войны в Афганистане заявлено уничтожение Усамы бин Ладена и победа над талибами, но нигде, опять же, нет критериев, в соответствии с которыми должен осуществляться вывод войск. Можно предположить, что Белому Дому по определённым причинам удобна размытость формулировок, так как в этой ситуации существует свобода манёвра в информационном поле и осуществление поставок на поток тех необходимых вариаций формулировок, которые будут являться мотивацией для продолжения военной кампании.
  2. Невозможность обеспечения легитимности власти Хамида Карзая менее чем за 2 года (впрочем, и в течение сколь угодно пролонгированного срока это вряд ли достижимо), следовательно, бесперспективность передачи власти в руки самих афганцев в заявленный срок. На этот факт вынужден был обратить внимание даже генсек Альянса, уже упоминаемый Яап де Хооп Схеффер: «Афганцы нуждаются в таком правительстве, которому они будут доверять, где доверие – там лояльность» . Возможным вариантом, конечно, является досрочная смена Карзая (следующие президентские выборы должны пройти в Афганистане в 2013 г.), но представляется маловероятным, что в столь короткий срок будет найдена компромиссная фигура, чья власть будет поддерживаться большинством афганского общества де-факто. Простая же, даже юридически задекларированная, смена декораций к желаемому эффекту не приведёт по вышеуказанным причинам. Дополнительным «отягчающим обстоятельством» является тот факт (который принято априори оставлять за скобками), что Афганистан – это страна, по сути, с родоплеменным укладом, где референтными спикерами являются старейшины племён, а никак не посаженное иностранными силами правительство.
  3. Очевидность усиления талибов при исчезновении иностранных контингентов в стране, вплоть до возможной легализации своего режима. Данная вероятность логично повышается при сохранении нынешних установок администрации США на переговоры с «умеренными» талибами и сотрудничество с Пакистаном: в мировой истории достаточно примеров, когда бывшие военные преступники приходят к власти и легитимизируются не только США, но и ООН (см. прецедент Косово ). Сам Карзай раскритиковал решение Обамы о досрочном выводе контингента в 2011 году, заявив, что для подготовки национальных афганских сил потребуется срок до 2014 г.
  4. Афганские силы безопасности не смогут самостоятельно обеспечить таковую в своей стране чисто физически по причине своей малочисленности. Причём, следует учесть, что только для начала такой подготовки кадров необходимо обеспечить сохранность и исключительно целевое расходование средств, выделенных мировым сообществом на обеспечение квалифицированной подготовки афганских кадров. То же касается и чиновников, ситуация с которыми усугубляется стартовым условием: нужно ухитриться их обучить до определённого уровня компетентности, достаточного для самостоятельного ведения дел, в стране с 30% уровнем грамотности населения в столь форсированные сроки.

Повторим, что данный перечень следует лишь из соотнесения действительности и озвученных установок президента США и не является исчерпывающим для построения прогноза, вынесенного в заглавие раздела. Примечательно, что на бесперспективность одного лишь военного наращивания сил в регионе обращал внимание Барака Обамы и Збигнев Бжезинский, бывший советник Джимми Картера по национальной безопасности , предрекая неизбежную обречённость данного мероприятия . Таким образом, допустить, что в Пентагоне не понимают утопичность планов президента, не представляется возможным. Но всё же решение об усилении контингента было принято и находится на этапе фактической реализации.

Более того, в настоящее время ситуация повторяется с поразительной точностью. Причём, информационное обеспечение проводимого вектора высчитано настолько шахматно точно, что при первом приближении в силу почти поразительной наивности приводимых аргументов, кажется правдоподобным. С безапеляционностью детской логики установка на лояльность общественного мнения к сколь угодно долгому ведению войны в Афганистане формировалась следующим образом. Сначала в августе 2010 г. военное командование США и НАТО официально признало, что сроки вывода войск, о которых заявлял Барак Обама, нереалистичны (главной причиной такого решения логично названа невозможность афганской армии и полиции взять под контроль ситуацию и обеспечить безопасность страны). Далее было проведено обоснование пролонгированного пребывания войск в регионе: командующий миссией НАТО по подготовке местных сил безопасности генерал Уильям Колдуэлл заявил, что войска не покинут территорию страны до октября 2011 года, командующий корпусом морской пехоты США генерал Джеймс Конвей ему вторил, предупреждая о возможном усилении «Талибана». И финальным аккордом стало выступление Роберта Гейтса — глава Пентагона обозначил, что точной даты вывода не существует вообще: «Июль 2011 года – это не конец, это начало переходного периода».

Впрочем, вывод войск из Афганистана в 2011 г. всё же может состояться. Только речь идёт не о контингенте США, а скорее о европейских партнёрах по НАТО. Как известно, многие страны-члены североатлантического блока (Нидерланды, Германия, Франция, Великобритания, Канада и др.) не раз выражали сомнение в целесообразности и оправданности нахождения своих войск на территории Афганистана. Официальная версия нежелания участия в новой войне европейскими странами объяснялась с помощью мирового кризиса и, соответственно, тяжёлым экономическим положением и сложностью изыскания дополнительных средств из бюджетов стран на финансирование очередного американского проекта. Также срезы общественного мнения Европы лишь подтверждали скепсис граждан по поводу целесообразности отправки своих граждан на фронт. Возможно, некоторое сдерживающее влияние на артикуляцию таких заявлений оказал и опыт Советского Союза в Афганистане: как известно, в течение 10 лет пребывания на территории данной страны крупнейшая мировая держава не смогла одержать победу над талибами.

НАРКОТРАФИК – УГРОЗА, ИСХОДЯЩАЯ ИЗ АФГАНИСТАНА

Исламскую республику Афганистан принято относить к так называемым странам Золотого Полумесяца, связанным с производством и транспортировкой героина . Ключевой экономической предпосылкой для специализации именно на этом виде деятельности является беспредельно высокая бедность афганского населения, а выращивание и транспортировка опиатов является основой экономики Афганистана, главной и чуть ли не единственной статьёй экспорта. По разным оценкам, от полумиллиона до двух миллионов афганцев заняты выращиванием опийного мака, экстрагированием опия, транспортировкой, переработкой и доставкой героина . Не секрет, что наркотрафик является основной статьёй дохода террористических организаций, действующих на территории Афганистана и за его пределами. Как отмечают эксперты, наркобизнес с каждым годом становится всё более ликвидным, это объясняется как всё увеличивающимся количеством потребителей наркотиков в мире, так и соотношением цен на героин в самом Афганистане и странах-потребителях, приносящих астрономические доходы производителям.

Наркотрафик из Афганистана идет по трем основным маршрутам: Балканскому (он направляется в сторону Европы через территорию Ирана и Турции), Северному/«Шелковому» (проходит через территорию России) и Южному маршруту (через территорию Пакистана, Индию, а затем морем по всему миру) . Таким образом, Россия является своеобразным географическим наркобуфером между Афганистаном и Европой.

В начале 2009 г. глава ФСКН Виктор Иванов заявил о том, что Россия заняла печальное лидерство в рейтинге стран-потребителей героина: из приведённых данных следовало, что 90% в структуре наркозависимых от афганских опиатов приходится на россиян , в то время как в Европе от них зависят менее 10%. В октябре 2009 г. Управление ООН по наркотикам и преступности опубликовало доклад «Наркомания, преступность и мятежники. Транснациональная угроза афганского опиума», подтвердивший, что крупнейшим потребителем героина в мире является Россия.  Также ООН привела данные, из которых следует, что в России от наркотиков ежегодно умирают 30-40 тысяч чел. (а по всему миру, по приблизительным оценкам, — 100 тыс. чел.).

Статистика свидетельствует, что с начала ввода войск США и НАТО в 2001 г. на территорию Афганистана и прихода к власти Хамида Карзая выращивание героина на территории республики значительно увеличилось. В 2009 г. глава ФСКН привёл данные, в соответствии с которыми, в период с 2001 г. производство опиатов выросло в 44 раза . Понятно, что данные и ООН, и США разнятся с российскими, но факта существенного увеличения производства наркотиков за указанный период не отрицает никто. Сами американцы объяснили данный факт активизацией «Талибана». Примечательно, что во время своего пребывания у власти талибы снизили объём продаваемых наркотиков с 4000 до 80 тонн в год, хотя торговля опиумом и героином оставалась одной из главных доходных статей экономики режима . Критически мыслящие американцы признали, что администрация Джорджа Буша попросту вовремя не озаботилась необходимостью жёсткого наркотического контроля по недальновидности: первое время США не ощущали на себе последствий афганской наркоугрозы, ведь трафик приходился на Россию и страны Европы. Некоторые российские эксперты справедливо квалифицировали данное бездействие как преступную халатность, так, командующий Воздушно-десантными войсками РФ генерал-лейтенант Владимир Шаманов заявил, что своими действиями международная коалиция лишь обострила обстановку в регионе , и это негативно сказывается, в том числе, на России: «На 40% возросло прохождение наркотрафика через территорию нашей страны». Впрочем, формализация данной взаимозависимости редка, и российские спикеры предпочитают более обтекаемые формулировки. Так, тот же Виктор Иванов, приводивший вышеупомянутую статистику о росте опиатов в 44 раза с момента начала операции «Несокрушимая свобода» и введения в Афганистан военных контингентов США и НАТО, акцентировал внимание на следующем уточнении: «Ни в коем случае не вменяя США и НАТО целенаправленные действия по наркотизации России, тем не менее по фактическим потокам, захлестывающим нашу страну, мы обязаны сделать вывод как минимум о бездействии тех, кто принял на себя ответственность за происходящее в Афганистане» . В похожем ключе проходит практически вся риторика представителей России: видимо, соображения дипломатической корректности всё же важнее фактического вымирания населения нашей страны.

РОЛЬ РОССИИ В АФГАНСКОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ

Как известно, до введения советских войск в Афганистан в 1979 г. отношения наших стран  характеризовались как дружественные и чуть ли не «братские». Москва оказывала Кабулу экономическую помощь, советские специалисты занимались строительством промышленных, инфраструктурных объектов, прокладывали системы водоснабжения, осуществляли обучение афганских кадров. Война 1979-1989 гг. осложнила двусторонние отношения и тяжелейшим образом сказалась на всех участниках конфликта: десятки тысяч жертв со стороны участников сопротивления, правительственных сил Афганистана, около 5 млн беженцев (в основном в соседний Иран), около 15 тыс погибших советских военнослужащих , подрыв экономики и международного престижа СССР.

Хотя вывод ОСВК (Ограниченного контингента советских войск) автоматически и приравнивался к победе США, тем не менее, империалистический победитель не спешил вмешиваться в полыхавшую гражданскую войну и укреплять свои позиции. Вышло так, что именно в это время в оставленном без внимания мировых держав Афганистане зарождалась и набирала влияние новая сила, сейчас известная как движение «Талибан».

Как известно, осудив взрывы 11 сентября 2001 г., Россия выразила солидарность с США в необходимости борьбы с террористами и, хоть и в опосредованной форме, но вернулась в Афганистан. В настоящее время деятельность нашей страны по афганскому направлению условно можно разделить на два ключевых вектора:

1) Кооперирование РФ с США и НАТО. Отправной точкой интенсификации данного взаимодействия следует считать совместное заявление Дмитрия Медведева и Барака Обамы, сделанное 6 июля 2009 г., в контексте заявленной зимой 2009 г. так называемой «перезагрузки» российско-американских отношений.

На первый взгляд, список совместных действий и планов не представляет из себя ничего экстраординарного и состоит из таких мероприятий как:

  • наращивание содействия, оказываемого Правительству Исламской Республики Афганистан, в укреплении и развитии потенциала Афганской национальной армии и полиции, а также в подготовке антинаркотических кадров;
  • активизирование борьбы с наркотрафиком как на территории, так и за пределами Афганистана, в том числе через создание альтернативных источников существования для крестьян;
  • разработка двусторонней инициативы по значительному наращиванию финансовой разведки для обеспечения общих задач по противодействию терроризму, преступности и наркотрафику;
  • усиление региональных подходов к вопросам стабилизации и восстановления Афганистана и дальнейшее тесное сотрудничество в рамках СБ ООН, Генассамблеи ООН, «Парижского процесса» и др.

Тем не менее, по итогам данной встречи была достигнута и довольно радикальная договорённость — речь идёт о согласии России предоставить своё воздушное пространство для осуществления транзита военных грузов США в Афганистан . Как сообщили российские СМИ, согласно документу, теперь ежедневно через территорию России будут пролетать до 12 военно-транспортных самолетов США . Пройдёт год, и на официальном сайте Президента РФ появится совместное заявление президентов РФ и США по Афганистану, из которого следует, что, в соответствии с договорённостями о наземном и воздушном транзите, «осуществлено более 320 полётов, перевезено более 41 000 человек и более 9000 железнодорожных контейнеров с важными грузами в поддержку операций, проводимых в Афганистане».

2) Проработка РФ афганской проблематики с восточными и ближневосточными соседями. Руководствуясь в проведении своей внешней политики принципом многополярности, а также являясь сторонником максимально возможно мирного урегулирования существующих проблем в Афганистане, Россия сотрудничает с целым спектром политических акторов, помимо вышеобозначенных западных партнёров. Так, в качестве наиболее значимых событий и мероприятий, проведённых на этом направлении нашей страной в период 2009-2010 гг. за последнее время следует отметить следующие.

  • Конференция по Афганистану под эгидой ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), прошедшая в Москве 27 марта 2009 г. . Помимо логичной солидарности всех участников продолжить борьбу с терроризмом и наркотрафиком, важнейшим итогом работы данной международной площадки стала выработка рекомендации, осуществление которой может стать одним из ключевых пунктов практической стадии мирного урегулирования. Речь идёт о необходимости поиска «баланса интересов между центральными и региональными властями Афганистана с учётом многоэтнического состава афганского общества» . По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, это необходимо для подготовки и организации электоральных процессов таким образом, «чтобы ни одна этническая, политическая группа в Афганистане не чувствовала себя уязвленной и получила бы право быть представленной в той или иной ветви власти».
  • Саммит лидеров России, Афганистана, Таджикистана и Пакистана, прошедший в Сочи 18 августа 2010 г. Наиболее освещаемым в СМИ итогом данной встречи стало заявление Дмитрия Медведева о намерении возобновления экономических проектов, которые существовали ещё в советское время. В ходе переговоров с Хамидом Карзаем Президент РФ также обсудил вопрос восстановления афганских промышленных проектов и объектов ирригации и заверил своего коллегу в том, что Россия «поддерживает борьбу афганского правительства с террором и готова помогать всячески в этом направлении». Но де-факто ключевым итогом саммита стала озвученная главой МИД РФ Сергеем Лавровым информация о том, что «Россия возобновляет осуществление безвозмездных поставок стрелкового оружия и боеприпасов в Афганистан, приостановленных в 2005, а также активизирует работу по подготовке кадров» . Эксперты оценивают стоимость данных вооружений в сотни миллионов долларов.

Небезынтересно и несколько симптоматично то, что вопрос о поставках вооружения Афганистану Россией обсуждался в декабре прошлого года (в преддверии «перезагрузки» отношений) в Брюсселе на Совете России-НАТО, а также в ходе визита генсека НАТО Андерса Фога Расмуссена в Москву. Тогда глава альянса попросил Дмитрия Медведева оказать помощь в проведении операции в Афганистане, вплоть до осуществления бесплатных поставок оружия и даже отправки российских солдат в регион. Тогда Москва в очередной раз обозначала «цену» своей помощи НАТО на афганском направлении: получение гарантий нерасширения блока в сторону границ РФ и поддержка Альянса в вопросе заключения нового договора по евробезопасности. Соображения наших западных партнёров по «перезагрузке» были предельно иллюстративны: Расмуссен, отвечая на вопросы журналистов уже после переговоров с первыми российскими лицами в декабре 2009 г., подтвердил, что решение по включению Грузии и Украины в члены НАТО давно принято, а заключение нового договора по евробезопасности не представляется целесообразным.

СОХРАНЕНИЕ STATUS QUO:
РИСКИ ДЛЯ РОССИИ И ГОСУДАРСТВ РЕГИОНА

Следует констатировать, что в настоящее время наметились некие тренды в контексте проводимой политики США и НАТО в Афганистане, которые могут привести к существенной переконфигурации сил в ближневосточном регионе, а их последствия представляют потенциальную опасность для России.

Активизация двусторонних отношений США с Пакистаном. Индикатором усиления тренда на сближение двух стран (а точнее – их руководства) может служить подписанный Бараком Обамой в августе 2010 г. указ о создании нового управления по оказанию помощи Афганистану и Пакистану (ПАСО). В задачи ПАСО будет входить «реализация специфических проектов по поддержке действий министерств и ведомств в укреплении правительств Афганистана и Пакистана, расширение возможностей этих правительств для противодействия экстремистам, а также поддержание эффективного дипломатического присутствия США в обеих странах» . Ранее аналогичное ведомство работало только по линии Афганистана. Официальным поводом усиления внимания к Исламабаду, как известно, является наконец-то осознанная США информация о необходимости комплексного решения афганской проблемы с привлечением, в том числе, региональных игроков. Фактически же (помимо осуществления экспертных консультаций с пакистанской стороной) США производит милитаризацию республики: усиливает ВС ИРП и концентрирует свои силы на территории Пакистана.

Возможное вторжение американских/проамериканских войск в Иран. Учитывая текущую политическую конъюнктуру в ближневосточном регионе, нельзя исключать того, что американцы осуществят максимально быструю передислокацию войск с территории Афганистана (Пакистана) и, при необходимости, начнут кампанию против Ирана. Впрочем, учитывая экономические интересы США в зоне Персидского залива, гипотетически существует угроза вмешательства «экспортёра демократии» во внутренние дела любого из государств региона, проводящего самостоятельную (читай: энергетическую) линию  и имеющего недоговороспособное (читай: отстаивающее свою национальную безопасность) правительство.

Возрастающая наркоугроза. Прежде всего, в зоне риска по-прежнему остаётся население России и Европы. Из простого сравнительного анализа следует, что ежегодно в нашей стране, только в соответствии с официальной статистикой (ООН, ФСКН России) от употребления наркотиков умирает в 2-3 раза больше человек, чем за 10 лет войны СССР в Афганистане. На сегодняшний день в открытых референтных источниках информация о взаимосвязи афганской кампании под эгидой США и политикой сознательного уничтожения населения России и прилегающих стран отсутствует. Тем не менее, ряд факторов свидетельствует о том самом, как минимум, неэффективном противодействии коалиции НАТО существующей наркоугрозе в условиях выделения колоссальных международных ресурсов на борьбу с ней. Таковыми являются не только уже приведённые статистические данные об объёме наркотрафика в Россию, но и сведения, согласно которым, за период с 2001 г. Афганистан стал самодостаточным производителем героина. «В настоящее время выращивание опийного мака и экстрагирование опия-сырца происходит на всей территории Афганистана, в ряде провинций создан замкнутый промышленный цикл по производству героина, включая этап складирования и крупнооптовой реализации на рынках пакистанского Читраля и афганского Кандагара. Также в городе Кандагар была развернута полноценная банковская сеть кредитования под будущие урожаи опийного мака».

Как известно, на словах НАТО разделяет опасности России относительно всё возрастающего масштаба наркоугрозы, но как только речь заходит о наборе конкретных действий, риторика наших «партнёров» меняется. Так, в частности, в марте 2010 г. Россия предложила осуществлять уничтожение полей с посевами опийного мака в Афганистане; а постпред РФ в ООН Виталий Чуркин «выразил озабоченность в связи с планами американских морских пехотинцев в Мардже платить крестьянам деньги за уничтожение маковых посевов вместо того, чтобы уничтожать урожай силами войск НАТО» . На что официальный представитель НАТО Джеймс Аппатурай заявил: «Мы не можем позволить себе оказаться в такой ситуации, когда будет уничтожен единственный источник дохода у людей, живущих во второй по степени бедности стране мира, а никакой альтернативы они при этом не получат. У нас там 120 тысяч человек воюет с мятежниками, и это самый эффективный способ решения проблемы с наркотиками». .А генсек Альянса Андерс Фог Расмуссен выразил мнение, что у «Талибана» такие огромные запасы опиума, что уничтожение посевов практически не изменит ситуацию . Таким образом, итогом данных переговоров в Брюсселе стал не только прямой (и весьма сомнительный с точки зрения аргументации) отказ НАТО от уничтожения опиатов, но и некое перекладывание ответственности в решении данной проблемы на Россию. Западные партнёры заявили, что Москве необходимо оказывать большее содействие в борьбе с боевиками, включая осуществление поставок военной техники и подготовку специалистов по борьбе с наркотиками в самом Афганистане. Как показали решения, принятые впоследствии российской стороной, нас вполне устроил такой формат постановки вопроса.

Дальнейшее продвижение НАТО — милитаризация вблизи границ РФ. США под предлогом борьбы с террористами, скрывающимися на территории Афганистана, фактически подбирается всё ближе к российским рубежам. Так с Киргизией был заключён новый договор об аренде авиабазы «Манас» (в настоящее время именуемой Центром транзитных перевозок), рассчитанный на период до 2014 г . Согласно данным Министерства обороны США, ежемесячно через «Манас» в Афганистан и обратно следует 15 тыс военнослужащих НАТО и 500 тонн грузов . Президент Узбекистана Ислам Каримов также после длительного лавирования в переговорах с американской стороной  дал разрешение на использование бывшего советского аэродрома «Карши».

Свою поддержку странам НАТО выразили и «кандидаты на вступление в Альянс» – Грузия и Украина. 1 февраля 2010 г. Михаил Саакашвили заявил, что готов предоставить морские порты страны для кораблей сил Североатлантического альянса, а аэродромы — для дозаправки и технического обслуживания военно-транспортных самолетов НАТО . А замглавы МИД Грузии Нино Каландадзе, комментируя интервью Саакашвили, уточнила: «Грузия предлагает транзитный коридор, в том числе и для военных грузов. Мы свои отношения с НАТО всегда декларировали» . Что касается Украины, то в апреле 2009 г. было заключено двустороннее соглашение с НАТО о транзите невоенных грузов для сил МССБ в Афганистане . Помимо предоставления своего воздушного пространства Украина взаимодействует с Альянсомв в контексте военно-морской операции НАТО в Средиземном море под названием «Активные усилия», «которая призвана помогать сдерживать, пресекать и принимать защитные меры от террористической деятельности» . С 2007 г. Украина пять раз выделяла силы и средства ВМФ для этой операции, в последний раз это имело место в ноябре 2009 г.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время становится всё более очевидным тот факт, что война в Афганистане, проводимая силами МССБ в существующем формате, неэффективна с точки зрения достижения официально декларируемых целей и задач, стоящих перед силами США и их союзников. Основной причиной неизбежного поражения является то, что лейтмотивом кампании является первостепенность политики США и НАТО в регионе, а никак не учёт внутренних проблемы Афганистана. Если бы коалиция действительно пыталась осуществить политическое урегулирование в республике, то ключевым направлением сейчас являлся бы поиск компромиссной фигуры/политической силы, которая могла бы объединить или хотя бы устроить всех значимых участников происходящих процессов (в том числе региональных лидеров и представителей национальных меньшинств). Также западным силам следовало бы помнить о ключевом принципе исповедуемой ими демократии и понимать, что только сами афганцы должны выбирать, как им жить в своей стране, а не вмешиваться во внутреннюю политику республики и пытаться определять её. Если говорить об экономическом срезе, то и здесь на лицо фиаско: причём, речь идёт даже не об уровне коррупции, а о том, что у ISAF до сих пор нет плана по переориентации населения страны на альтернативный производству наркотиков вид экономической деятельности. Что касается военного аспекта проблемы, то для победы над талибами у США и НАТО попросту нет ни стратегии (ведения эффективных боевых действий в горной местности в условиях отсутствия линии фронта и демаркации между комбатантами и нонкомбатантами), ни ресурсов.

Неизбежно напрашивается вопрос: то ли главными характеристиками нынешней администрации Барака Обама являются некомпетентность и недальновидность, то ли мы имеем дело с классической политикой «двойных стандартов», а озвучиваемые цели сильно расходятся с плоскостью реальных планов и интересов США и являются сознательной информационной манипуляцией.

В этом ключе наибольший интерес представляет позиция самой России. По каким-то причинам мы не видим или делаем вид, что не видим противоречий между декларациями США и НАТО и де-факто проводимыми действиями. Более того, судя по предпринимаемому нами комплексу мер, мы полностью разделяем правомерность версии о борьбе с мировым терроризмом и в упор не замечаем продолжения линии по установлению господства США в ближневосточном регионе и той же милитаризации наших границ. Между тем, соотнесение риторики и осуществляемой практической политики не только представляется целесообразным, но является жизненно необходимым.

Несмотря ни на какие договорённости в контексте «перезагрузки» и «предстоящего вступления в ВТО», России нельзя допускать втягивания в военную кампанию на территории Афганистана. Представляется, что существующих форматов взаимодействия по афганской проблематике и проводимого нашей страной комплекса мер по оказанию помощи антитеррористической коалиции уже более чем достаточно для выражения солидарности с Западом и подтверждения своей причастности к общеевропейским ценностям. Россия не только готовит кадры для афганских сил безопасности, полиции и армии республики, оказывает помощь в эвакуации раненых, содействует в борьбе с наркотрафиком, прощает экономические долги , финансирует восстановление объектов инфраструктуры на территории Афганистана и пытается заниматься его экономическим восстановлением (что заведомо малоэффективно в условиях военной нестабильности), но и предоставляет свою территорию для осуществления наземного и воздушного транзита – в том числе для военных грузов, а теперь, как известно, также осуществляет безвозмездные поставки стрелкового оружия и военной техники. Тем не менее, Западу всего вышеперечисленного недостаточно: напомним, что США постоянно призывает нас к «более активному» участию в антитеррористической деятельности на территории Афганистана, а НАТО неоднократно высказывалось за возвращение наших военных в республику. Так, тот же Андерс Фог Расмуссен педалирует вопрос о введении российского контингента в Афганистан ещё с декабря прошлого года, и нельзя исключать, что такая постановка вопроса вновь окажется на повестке дня. Осуществление данного шага категорически недопустимо, поскольку приведёт не только к абсолютно напрасным жертвам наших военнослужащих (так как вряд ли символический контингент сможет оказать влияние на общий ход военных событий), но и накалит и без того непростые отношения со странами Ближнего Востока.

Таким образом, нам следует аргументированно более жёстко отстаивать свою внешнеполитическую позицию и формулировать её таким образом, чтобы она соответствовала, прежде всего, национальным интересам самой России.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *